double arrow

Внешняя политика Токугава. «Закрытие» страны


Характер политической надстройки

Токугавский сегунат существовал в период начавшегося кризи­са феодальных отношений в Японии, характеризовавшегося дальнейшим усилением эксплуатации крестьянства. Это был период острой классовой борьбы и многочисленных выступле­ний японских крестьян против феодального гнета и режима Токугава.

Основной целью токугавского режима было держать в пови­новении эксплуатируемые массы — крестьянство и городскую бедноту. Этой цели служило укрепление сословного строя. На­селение делилось на четыре сословия: 1) самураи, 2) кресть­яне, 3) ремесленники, 4) купцы. Всячески подчеркивалось при­вилегированное положение самурайства. Различные стороны жизни и быта низших сословий подвергались унизительным регламентациям. Один из токугавских законов гласил: «Прос­тые люди, которые ведут себя недостойно по отношению к пред­ставителям воинского класса или которые обнаруживают недо­статочное уважение к непосредственным и косвенным васса­лам, могут быть зарублены на месте».

Во имя сохранения феодально-абсолютистского режима правительство сегуна установило суровую диктатуру над всеми слоями населения, создало разветвленный, все подавляющий полицейско-бюрократический аппарат.

Правительство сегуна — бакуфу — возглавлялось советом старейшин, состоящим из пяти назначаемых сегуном наиболее приближенных князей во главе с тайро (регентом). При совете старейшин имелась коллегия «молодых старшин», возглавляв­ших отдельные отрасли управления и выполнявших функции министров.

Большим влиянием и властью пользовались специальные чиновники — мэцукэ (букв, «прикрепленный глаз»), которые вели явную и тайную слежку за всеми должностными лицами.

В провинции власть принадлежала представителям прави­тельства, которые являлись одновременно начальниками мест­ных гарнизонов.

Особый наместник с широкими полномочиями находился в Киото, неотступно наблюдая за императорским двором.

Полный контроль над сельским и городским населением обеспечивался системой круговой поруки. Крестьяне были объ­единены в «пятидворки», ответственные за поведение каждого ее члена. Каждый хозяин двора должен был следить за своим соседом. Такая же система существовала и в городах.

Правительство сегуна осуществляло неослабный контроль над удельными князьями. Все дайме обязаны были через год приезжать в столицу сегуна Эдо и жить там в течение года со своей свитой. После этого они уезжали в свои княжества, но оставляли в Эдо фактически в качестве заложников своих жен и детей.

Эта система имела целью пресечь феодально-сепаратистские выступления князей. Однако сегунат не ликвидировал феодаль­ной разобщенности Японии. Сохранялись многие,десятки удель­ных княжеств. В пределах своего феодального удела князь был

почти неограниченным правителем. Господствующие классы использовали в своих интересах синтоизм и буддизм, который начиная с VI в. проникал в Японию из Кореи и Китая и посте­пенно занял преобладающее положение в религиозной жизни японского народа. Многие японцы стали исповедовать две религии.

Токугавский сегунат утвердился в период, когда в Японию началось проникновение европейцев. В 30-х годах XVII в. прави­тельство сегуна Иэмнцу Токугава приняло ряд мер для изоляции Японии от внешнего мира. Были изданы указы о высылке европейцев из страны и запрещении христианства. Когда в 1640 г. к сегуну прибыла португальская миссия из Аомыня (Макао), пытавшаяся убедить его пересмотреть запрет, боль­шинство ее участников было казнено, а с уцелевшими было отправлено письмо, гласившее: португальцы «не должны боль­ше думать о нас, как будто бы нас нет больше на свете». Любой иностранный корабль, прибывший к берегам Японии, подлежал уничтожению, а его экипаж — смертной казни. Под угрозой смерти японцам запрещалось покидать страну.

Политика самоизоляции и «закрытия» страны была вызвана желанием предотвратить возможное вторжение в Японию евро­пейцев и стремлением сохранить нетронутыми феодальные порядки. Сегун и феодалы опасались, что установление связей с Европой может ослабить господствующий режим. Характерно, что политика «закрытия» страны окончательно сложилась после крестьянского восстания 1637 г. в Симабара (вблизи Нагасаки), когда антифеодальное выступление крестьян развернулось под флагом христианства, принесенного в Южную Японию католи­ческими миссионерами.

После «закрытия» страны прекратились торговые связи Японии с Европой. Некоторые исключения допускались только по отношению к голландцам, которые помогли сегуну при по­давлении восстания в Симабара. Они сохранили право направ­лять свои корабли с товарами лишь в один порт на о-ве Десима (в бухте Нагасаки).

Политика самоизоляции не могла, однако, полностью и аб­солютно отрезать Японию от внешнего мира. Помимо связей через голландцев продолжалось и некоторое общение с сосед­ними странами Азии. Китайским купцам разрешалось периоди­чески приезжать в гавань Нагасаки и вести там торговлю.


Сейчас читают про: