double arrow

Японские города. Ремесло и торговля


Положение крестьянства

Сегун, князья, самураи жили за счет жесточайшей эксплуата­ции крестьянства. Размеры продуктовой ренты-налога, вноси­мой крестьянами князьям, обычно составляли более половины урожая. Кроме того, существовало множество других поборов и повинностей.

Основной задачей Токугавского сегуната было сохранение и расширение феодальной эксплуатации крестьянства. Экономиче­ское принуждение, вытекавшее из феодальной собственности на землю, дополнялось самыми изощренными формами внеэко­номического принуждения. Путем сложной системы админи­стративно-полицейских регламентации токугавские власти по­стоянно вмешивались в быт и хозяйство крестьянской семьи. Обрекая крестьян на нищенское, полуголодное существование, режим Токугава стремился убить в них всякую волю к сопро­тивлению.

Характеризуя положение крестьян при Токугава, японский историк Эйдзиро Хондзе пишет: «Это население было сковано по рукам и ногам, подвергалось всяческим ограничениям, вплоть до малейших мелочей, и влачило самое жалкое существование, словно оно жило только для того, чтобы вносить налоги. Пра­вительство предписывало крестьянам употреблять только гру. бую пищу, разрешало носить одежду только из хлопчатобу­мажных тканей, запрещало постройку удобных и просторных жилищ, а также употребление носилок при свадьбах, запреща­ло класть на седло ковер, запрещало в случае бедствия или неурожая изготовление или продажу сакэ (водка), удон (мака­роны), пшеничной муки, пшеничных лепешек, так как это счи­талось излишней тратой зерна. Употреблять крестьянам в пищу рис считалось роскошью и, конечно, было запрещено... Налоги взимались по поговорке: „Крестьянин — что кунжутное семя. Чем больше жмешь, тем больше масла выжмешь"».

Все это приводило к массовому разорению, голодовкам, ни­щете японского крестьянства. Крестьянам приходилось обра­щаться к ростовщикам и в конце концов становиться их неоплатными должниками. Торгово-ростовщический капитал про­никал в японскую деревню, усугубляя феодальную эксплуата­цию крестьянства.

Объединение страны, осуществленное с утверждением власти Токугава, до некоторой степени благоприятствовало росту япон­ских городов и развитию торговли. В токугавский период в Японии насчитывалось свыше 200 городов и поселков городского типа. Крупнейшие из них — Эдо, Осака, Киото и др. — насчи­тывали сотни тысяч жителей. Японские города являлись цен­трами развитого ремесленного производства, продукция кото­рого главным образом реализовалась на рынке. Ремесленники объединялись в цехи, пользовавшиеся монопольным правом производства тех или иных товаров. Существовала строгая це­ховая регламентация производства. Ремесленники облагались тяжелыми налогами. Внутри цехов наблюдалось классовое расслоение. Мастера эксплуатировали подмастерьев и учени­ков, превращались в ряде случаев в мелких предпринимателей. Постепенно увеличивалась роль купцов-скупщиков, также жес­токо эксплуатировавших ремесленников. В XVII в. уже появи­лись отдельные мануфактуры капиталистического типа.

, Большим влиянием в городах пользовались купцы, офици­ально считавшиеся самым низшим сословием. Они объединя­лись в особые торговые гильдии. Торговля играла важную роль в экономике токугавской Японии. Она охватывала не только города, являвшиеся основными центрами торговой деятельно­сти, но и деревни. Крупные купцы-скупщики скупали у князей рис. Нередко они брали на откуп получение продуктовой ренты с крестьян, финансируя князей в счет будущего урожая. Неко­торые купеческие гильдии носили монопольный характер, полу­чая исключительное право на торговлю определенными това­рами.

В крупных городах складывались богатые торговые дома, финансировавшие сетуна и князей.

Таким образом, товарное производство и товарно-денежные отношения получили в период Токугавского сегуната довольно значительное развитие. Они главным образом обслуживали по­требности феодалов и были дополнением к господствующим феодальным отношениям. Торгово-ростовщический капитал, проникая в феодальное хозяйство, в значительной степени под­рывал его основы, но не становился носителем нового способа производства.


Сейчас читают про: