double arrow

Н. П. Румянцев


Иван Дмитриев (1760-1837), знаменитый русский поэт-сентименталист и автор острых сатирических стихотворений, сладостных любовных романсов и дидактических басен, был министром юстиции в годы правления Александра I. Занимая высокий государственный пост, Дмитриев выделался протекционизмом: он окружал себя красивыми молодыми помощниками, отдельные из которых, благодаря своим любовным связям с ним активно продвигались по службе. Однако в поэзии Дмитриев носил маску гетеросексуала, его герой в стиле неоклассицизма томится то по некоей Хлое, то по Филлиде. Исключением могут служить только переложенные Дмитриевым две басни Лафонтена - "Два голубя" и "Два друга", которые он превратил в недвусмысленные описания романтической любви двух мужчин. Сами не осознавая того, мы встречаемся с Дмитриевым в первом акте чеховского "Дяди Вани", где цитируется одно из его сатирических произведений, а также в "Романсе" из сюиты Прокофьева "Поручик Киже", являющемся музыкальным переложением его наиболее известного лирического стихотворения. Таким же протекционистом был и граф Сергей Уваров (1786-1855) - министр народного просвещения при Николае I. Для улучшения своего материального положения он женился на богатой наследнице и имел от нее несколько детей. Однако любил он очень красивого, но не очень большого ума, князя Михаила Дондукова-Корсакова. Уваров сумел назначить своего любовника вице-президентом Императорской Академии Наук и устроил его на должность ректора Санкт-Петербургского университета. Отсутствие у Дондукова-Корсакова каких-либо профессиональных способностей, соответствующих этим двум постам, было настолько очевидно, что это послужило для ряда поэтов, включая Пушкина, поводом к едким эпиграммам, в которых среди качеств, позводивших юному князю водрузиться в вице-президентское кресло, основным являлась его задница.

Уваров был автором формулы "Православие, самодержавие, народность". Эти назначение, при полном отсутствии квалификации, вызвали ряд ехидных эпиграмм, в том числе пушкинское:

В Академии наук

Заседает князь Дундук

Говорят, не подобает

Дундуку такая честь;

Почему ж он заседает?

Потому что ... есть.

(эта эпиграмма существует в двух вариантах, один из которых более печатен, чем другой).




Относясь отрицательно к связи между Уваровым (его личным врагом) и Дондуковым-Корсаковым, А.С.Пушкин писал о гомосексуализме с большим сочувствием в стихотворении, приложенном к письму из Одессы Филиппу Вигелю (1786-1856) от 22 октября - 4 ноября 1823 года. Вигель был градоначальником Керчи, а впоследствии вице-губернатором Бессарабии. Вигель, известный своими посмертно опубликованными мемуарами (с открытым описанием его половых склонностей), дружил с Пушкиным во времена бессарабской ссылки последнего. В стихотворении, начинающемся словами "Проклятый город Кишинев!", Пушкин сетует, что Содом, этот "Париж Ветхого завета", был разрушен "небесным громом" - уж лучше бы грязный, провинциальный Кишинев, где тогда жил Вигель:

Содом, ты знаешь, был отличен не только вежливым грехом,

Но просвещением, пирами, Гостеприимными домами

И красотой нестрогих дев!

Как жаль, что ранними громами Его сразил Еговы гнев.

В этом послании Пушкин выражает сочувствие Вигелю, что тот должен жить в Кишиневе, а не в цивилизованном городе, желает удачи в завоевании сердец юношей Кишинева и обещает навестить его, но только при одном условии:

Тебе служить я буду рад -

Стихами, прозой, всей душою,

Но, Вигель, - пощади мой зад!

Далее, и в стихотворении, и в сопроводительном письме, Пушкин указывает Вигелю на "трех милых красавцев" - братьев, живущих в Кишиневе, которые могли бы пойти навстречу желаниям Вигеля, из которых думаю, годен на употребление в пользу собственно самый меньшой: NB он спит в одной комнате с братом Михаилом и трясутся немилосердно - из этого можете вывести важные заключения, представляю их вашей опытности и благоразумию"... Ко всему этому Пушкин относится вполне благожелательно, хотя и подчеркивает в последней строке стихотворения, что его самого этот вид любви не интересует. Тем не менее среди его окружения было не мало "голубых" . Тайный советник Ф.Ф. Вигель, бывший в 1829-1840 годах директором Департамента иностранных вероисповеданий, несколько раз попадал в немилость за свою приверженность к мужскому полу. Это дало повод князю П. Вяземскому сказать о нем: "Не претерпевший никогда особенного несчастия, он был несчастлив сам по себе и сам от себя". Впрочем, невзгоды миновали Вигеля, и в дневнике от 7 января 1834 года А.С. Пушкин записал: "Вигель получил звезду и очень ею доволен - он занимателен и делен, но всегда кончается толками о мужеложстве".



В начале 40-х годов прошлого века, в связи со скандальной историей в том же духе, в которой Вигель, однако, лично не участвовал, он высылается из Петербурга вместе с группой приверженцев. Он отбыл в Москву, другие же - в свои имения, и на этом дело заминается. Через три года он, как ни в чем ни бывало, возвращается в Петербург и продолжает свою карьеру.

При Александре I этим прославился старший сын известного архивиста Н.Н.Бантыш - Каменского и брат исследователя истории Украины

Д.Н.Бантыш - Каменского, В.Н.Бантыш - Каменский, служащий Коллегии иностранных дел, которого вскользь упоминает А.С.Пушкин в своих эпиграммах. "Не краснея, нельзя говорить об нем, более ничего не скажу: его глупостию, его низостию и пороками не стану пачкать сих страниц", - так лицемерно пишет Ф.Ф.Вигель, сам будучи известным поклонником той же формы любви. В.Н.Бантыш - Каменский был выслан без суда и следствия в ноябре 1823 года в Вятку после серии открытых скандалов. Спустя три года, он был уже переведен из ссылки в Тобольск, к брату Д.Н.Бантыш - Каменскому, который был там губернатором, но вскоре в 1828 году был арестован по "Высочайшему его Императорского величества повелению снова и заключен за предосудительные поступки" в Суздальский Спасо- Ефимовский монастырь, где вскоре умер на 51 году жизни. В данном случае неразумный и откровенно вызывающий образ жизни привел к неизбежной реакции со стороны властей. В свое время

В.Н.Бантыш - Каменский был вызван к императору, и тот "приказал ему составить список всех знакомых по сей части. На что Бантыш - Каменский представил ему таковой список, начав оный министром просвещения, потом стоял канцлер и так далее.... Он имел после этого аудиенцию у государя и удостоверил его клятвенно в истине своего донесения." А.С. Пушкин высмеял вкусы А.Н.Голицына и его покровительство В.Н.Бантыш - Каменскому в своих эпиграммах.

История гомосексуализма в России. М.Ю.Лермонтов и его "Голубые" стихи Менее благожелательно, но явно с большим знанием дела о гомосексуальной любви писал М.Ю.Лермонтов в своих юнкерских стихотворениях. Эти произведения не включаются в полные собрания сочинений Лермонтова, но они неоднократно печатались в России и заграницей. Наиболее авторитетное издание появилось в американском периодическом альманахе "Russian Literature Triquarterly" (1976, " 14) со статьей У.Хопкинса. Написанное, когда Лермонтову было 20 лет и он учился в юнкерском училище, эти произведения рассматриваются как эротические или порнографические, в зависимости от точки зрения исследователя. Стилистически они представляют переходный момент от юношеской к более зрелой манере среднего периода творчества Лермонтова - настоящей поэтической зреслости он достигнет через три года, в стихотворении "На смерть поэта". Две из пяти вещей, опубликованных У.Хопкинсом, - "Тизенгаузену" (адресовано соученику лермонтова, павлу павловичу Тизенгаузену) и грубоватая "Ода нужнику" - имеют темой гомосексуальные сношения между юнкерами. Описаны эти встречи с такой конкретностью, что Лермонтов, если он в них и не участвовал, то должен хотя бы присутствовать и наблюдать. Вы можете прочитать их здесь. Среди друзей Лермонтова и его окружения также было немало геев.

Как и в Европе, гомосексуальные отношения шире всего были распространены в закрытых учебных заведениях - Пажеском корпусе, кадетских корпусах, юнкерских училищах, Училище Правоведения и т. д. Поскольку явление было массовым, воспитанники воспринимали его спокойно и весело, посвящая ему множество похабных шуточных стихотворений. Гомосексуальным приключениям целиком посвящена написанная от первого лица большая анонимная (приписываемая А. Ф. Шенину) поэма лПохождения пажа". Одно из его стихотворений см. тут. Лирического героя этой поэмы сразу же по поступлении в Пажеский корпус соблазнил старший товарищ, после этого он сам вошел во вкус, стал "давать" всем подряд, включая начальников, одеваться в женское платье и сделал благодаря этому блестящую карьеру. В поэме также подробно описаны эротические переживания, связанные с поркой. Все это сильно напоминает нравы и обычаи английских аристократических школ XIX в. Попытки школьной или корпусной администрации пресекать "непотребство" успеха не имели. После очередного скандала с Шениным, который в 1846 г. был за педерастию отстранен от службы и выслан из Петербурга, в столице рассказывали, что военный министр призвал Ростовцева и передал ему приказание Государя, чтобы строго преследовать педерастию в высших учебных заведениях, причем кн. Чернышев прибавил: Яков Иванович, ведь это и на здоровье мальчиков вредно действует". - "Позвольте в том усомниться, ваша светлость," отвечал Ростовцев, "откровенно вам доложу, что когда я был в Пажах, то у нас этим многие занимались; я был в паре с Траскиным (потом известный своим безобразием толстый генерал), а на наше здоровье не подействовало!" Князь Чернышев расхохотался". По свидетельству Куприна, в закрытых мужских учебных заведениях и позже существовали уродливые формы ухаживания (точь-в-точь как в женских институтах "обожание") за хорошенькими мальчиками, за "мазочками". Хотя Н. Г. Помяловский в лОчерках бурсы" ничего не говорит о гомосексуальных связях между воспитанниками, они легко угадываются в напоминающих современную дедовщину отношениях второкурсных и первокурсников. Младший мальчик, обслуживающий Тавлю, называется "Катькой", подчеркивается, что он хорошенький, а однажды был разыгран даже обряд женитьбы Тавли на "Катьке". Такие игры не могли не иметь сексуальной окраски. В юношеской среде эти отношения обычно воспринимались как игра и замена недоступных женщин; часто так оно и было в действительности. Для взрослых влечение к лицам собственного пола становилось проблемой, а для тех, кто не мог его принять, трагедией.

Неосознанный, латентный гомоэротизм играл большую роль в жизни русских интеллектуалов. Кажется, что удивительные и оригинальные творческие жизни Бакунина и Гоголя были в какой-то степени компенсацией их сексуального бессилия. В эгоцентрическом мире русского романтизма было вообще мало места для женщин. Одинокие размышления облегчались главным образом исключительно мужским товариществом в ложе или кружке. От Сковороды до Бакунина видны сильные, намеки на гомосексуальность, хотя, по-видимому, сублимированного, платонического сорта. Эта страсть выходит ближе к поверхности в склонности Иванова рисовать нагих мальчиков и находит свое философское выражение в модном убеждении, что духовное совершенство требует андрогинии или возвращения к первоначальному единству мужских и женских черт". Однако в каждом конкретном случае это выглядит по-разному.

Следует также отметить фигуру "кавалерист-девицы" Надежды Дуровой (1783-1866), которую по современной классификации, пожалуй, следует отнести к транссексуалам. Насильно выданная замуж за правительственного чиновника, она спустя 3 года покинула своего мужа и ребенка и, переодевшись в казачью военную форму, приняла участие в Отечественной войне 1812 года.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: