double arrow

Часословы


Часословы. Великолепный часослов герцога Беррийского.

Псалтирь Людовика Святого

Эта рукопись предназначалась для служб в придворной капелле Сен-Шапель, являвшейся архитектурным «реликварием» тернового венца Спасителя и частиц Животворящего Креста, выкупленных Людовиком IX у латинского правителя Византии после вторжения туда крестоносцев. Образ святой Капеллы отражается на композиции миниатюр, где повествование разворачивается на фоне узорных готических вимпергов и стрельчатых аркад (сюжеты Ветхого Завета от Авеля до Саула). Несколько пестрая, но изысканная по колориту живопись, отличается той цельностью, которая утрачивается в памятниках поздней готики. Гармонично найденное соотношение золотистого и голубого во многих случаях определяет колористический баланс миниатюр.

  Для манускрипта характерна цельность общего впечатления и отсутствие стереотипных готических клише: «привычный s-образный изгиб и нарочитая линейная каллиграфия здесь отсутствуют вовсе».

Эпоха Филиппа Красивого (1285–1314 гг.) вводит стиль французской готической миниатюры в фазу ее расцвета. Этот период связан с деятельностью мастера Оноре, для творчества которого характерны все те приемы, которые ассоциируются со стилем зрелой готики и ее изобразительными клише. Это экранированные фоны, покрытые ромбами, изощренно выгнутые фигуры в узконосой обуви и одеждах, ниспадающих остроконечными складками. Для индивидуального стиля мастера Оноре характерен чрезвычайно нежный рисунок утонченных бледных лиц, волнистые и круто завитые волосы, орнамент из побегов плюща с остроконечными листьями на полях и концепция объемного моделирования драпировок. Прямым последователем мастера Оноре можно считать Жана Пюсселя. Его имя как иллюминатора фигурирует в документах первой половины XIV в.

Миниатюры писались естественными пигментами. Даже само слово «миниатюра» происходит от латинского слова «minium» − названия природной краски сурика. В состав красок могли входить цветные земли, глина, чернильный орешек, металл, растительные компоненты. Например, «парижская розовая» Великолепного Часослова герцога Беррийского – это краска, изготовленная из вытяжки древесного сока. В качестве связующего использовали натуральные смолы, яичный желток и белок, мед, уксус, растительные масла, чеснок, желчь рыб и животных. Некоторые рукописи украшались твореным или листовым золотом. В первом случае порошкообразная смесь могла использоваться в линейном рисунке. Сусальное золото прокладывалось в фонах. Снаружи красочный слой мог полироваться или порываться воском.

В 1410 г. ко двору бургундских герцогов прибывают братья Лимбурги – Поль, Жанекин и Эрман. Они исполняют для герцога Беррийского, известного мецената и библиофила, два часослова: «Прекрасный часослов» (1413 г.) и «Великолепный часослов». Над последним братья Лимбурги работали до 1416 г., исполнив 65 миниатюр и оставив рукопись незаконченной. Работы над миниатюрами были возобновлены Жаном Коломбом при Карле I Савойском (1485–1489 гг.). К этому моменту книга насчитывала 129 миниатюр.

  Часословы – особые молитвенники для частного использования – не отличались неизменной канонической композицией текста. Тем не менее, можно сказать, что основной частью рукописи были тексты особых кратких богослужений – Часов. Каждая из этих маленьких служб посвящается определенному священному событию: сошествию Св. Духа, Страстям Христовым, Благовещению Пресвятой Богородицы, связанного, исходя из церковного предания, с определенным часом суток. Календарные миниатюры, обычно изображающие времена года в виде занимательных жанровых сцен, – материал, располагающий к творческой свободе.

В «Великолепном Часослове» герцога Беррийского миниатюры «Времена года» представляют как «низкие» жанровые сцены, так и «возвышенные» образы аристократических празднеств. Подобное соединение картин «живописной» нищеты и роскоши – привычное сочетание искусства интернациональной готики. В эту эпоху художники одинаково охотно обращались к теме простонародного быта, приобретающего романтический оттенок, и к утонченному повествованию о жизни высшей знати. Причем и в том, и в другом случае действительность преобразуется в некий волшебный мир, созданный из поражающих воображение реалистических деталей, действующих в изобразительной системе далекой от реализма. Мистицизм – один из главных принципов искусства интернациональной готики. Художник, описывая невероятное, настолько теряется в неисчерпаемых мирах собственного воображения, что христианская мистика подчас приобретает сказочность, искусственную красивость, трудно воспринимаемую оригинальность образов (например, русалки).


Сейчас читают про: