double arrow

Май – праздник цветов и зеленеющих трав»/ «Великолепный часослов герцога Беррийского:Ггрехопадение и изгнание из Рая / Февраль


Календарные миниатюры братьев Лимбургов можно правильно оценить лишь в контексте мистической космогонии всего Часослова в целом. Существенную роль играет миниатюра, открывающая образ христианского космоса, – это картина райского сада, заключенного в круг, внутри которого происходит грехопадение, предшествующее изгнанию из Рая. Это первый «пейзаж», представленный братьями Лимбургами в Часослове. Он видится словно сквозь волшебный кристалл, в драгоценной сферической оправе. Золотистые травы и деревья растворяются в нежной голубоватой дымке не столько в силу закона воздушной перспективы, сколько передавая «опаловое» мерцание мистического «пейзажа», его включенность в выпуклую прозрачную сферу. Деревца со светящимися кронами изображены в ином масштабе, чем фигуры, что в целом было характерно для изображения пейзажных элементов в нидерландской живописи, где они всегда давались как бы с высоты птичьего полета. В центре космогонического ландшафта возвышается высокая готическая беседка, венчающая маленький бассейн – источник Жизни. Этот мотив часто встречается в распространенном сюжете фламандской школы «Hortus Conclusus», когда Богоматерь, находящаяся внутри затворенного сада, изображается сидящей у миниатюрного каменного бассейна – святого источника. Райский сад словно парит в безвоздушном пространстве, опираясь основанием на «венок» мелких скалистых гор, символизирующих метафизическую твердь и омываемых голубыми волнами недавно созданных Господом вод. Древо познания добра и зла, осыпанное мелкими блестками золотых плодов, слегка возвышается своей вершиной над Эдемом, проникая в «безвоздушное пространство» светлой пустоты, окружающей Рай.

Когда мастера переходят к конкретным бытовым сценам на фоне пейзажа, их отношение к проблеме передачи пространства и восприятия образа природы не меняется: ведь каждая камерная по своему содержанию сцена увенчана синим куполом небесного свода, на котором разворачивается календарь и круг зодиака, что придает частному моменту жизни универсальное значение. Календарь, полукругом венчающий каждую миниатюру цикла «Времена года», показывает трехчастное античное деление месяца по фазам луны. Здесь выделяются календы, ноны и иды. Белый фон календарных строк контрастно оттеняет яркий ультрамариновый цвет небес, на котором твореным золотом выписаны маленькие лучистые звезды и мчатся на темно-голубых колесницах светила в образе загадочных старцев. Синие фоны манускрипта прописаны драгоценным пигментом – натуральной ляпис-лазурью, привозимой с Востока. Пейзаж везде показан с высоты птичьего полета, его элементы всегда выполнены в меньшем масштабе, чем фигуры, что подчеркивает значимость человека в сотворенном для него мире. Архитектура довольно часто изображает конкретные объекты и воспроизводит их не только правдиво, но чрезвычайно точно, что не мешает иногда соединить эту достоверность с элементами фантастики. Например, на миниатюре «Март» представлен реальный замок Лузиньян – любимая резиденция герцога Беррийского, над которым проносится в образе крылатого змея фея Мелузина [Стародубова 1974: 40]. Другая, парижская, резиденция герцога – Нельский отель – изображена на иллюстрации «Июнь». Знаменитое воспроизведение облика средневекового Лувра можно видеть в композиции «Октябрь».




Поразительно внимание художников к правдоподобным бытовым деталям. В миниатюре «Февраль» мастер изображает все элементы небольшого фермерского хозяйства. За пределами дома, представленного в разрезе, можно видеть занесенные снегом бочки для дождевой воды и маленький овечий загон с прохудившейся кровлей. Вороны склевывают просыпанное зерно, резво прыгая по свежевыпавшему снегу. Сзади за припорошенными снегом ульями видна тщательно сплетенная изгородь, а за ней расстилается поле с занесенными стогами и виден дровосек в синем кафтане, собирающий хворост. Далекий белый шпиль деревенской церкви резко выделяется на фоне свинцово-серого неба.



Тесно связана с календарной темой необычная миниатюра с изображением фигуры человека на фоне зодиакального круга. Этот образ отражает идею единства космоса и микрокосма (человека), что изначально было заложено в философии природы братьев Лимбургов. Согласно представлениям того времени, определенные светила и созвездия связаны с конкретными органами человеческого тела. То есть человек мыслится, как вселенная, находит в составах собственного тела части окружающего его мироздания.

«Человек со знаками зодиака». Братья Лимбурги. «Благовещение». Турский Часослов, 1460 г. При участии Жана Фукэ

Роскошный Часослов герцога Беррийского.

1415–1416 гг. Шантийи, музей Конде

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: