double arrow

Дидактические требования


Система школ. Содержание образования

Всеобщее обучение

Считая, что все дети способны воспринять знания, Коменский хотел “учить всех всему”. Он требовал всеобщего обучения, которое должно распространяться как на богатых, так и на бедных, как на мальчиков, так и на девочек: все должны получать образование, “вплоть до ремесленников, мужиков, носильщиков и женщин". Эта идея всеобщего обучения детей обоего пола, несомненно, была передовым, демократическим требованием, отвечавшим интересам народных масс.

Коменский полагал, что школа должна давать детям всестороннее образование, которое развивало бы их ум, нравственность, чувства и волю. Веря в силу человеческого разума, он мечтал о такой школе, которая была бы “истинной мастерской людей, где умы учащихся озаряются блеском мудрости”. Коменский решительно осуждал школы, в которых процесс обучения состоял в зубрежке непонятных детям религиозных текстов, называл их “пугалом для мальчиков и застенком для умов и требовал их коренного преобразования.

Исходя из принципа природосообразности, Коменский установил следующую возрастную периодизацию. Он определил четыре периода в развитии человека: детство, отрочество, юность, возмужалость; каждому периоду, охватывающему шесть лет, соответствует определенная школа. Для детей от рождения до 6 лет Коменский предлагал особую материнскую школу, т. е. воспитание и обучение малышей под руководством матери. Все дети от 6 до 12 лет обучаются в школе рваного языка, которая должна быть открыта в каждой общине, селении, местечке. Подростки и юноши от 12 до 18 лет, обнаружившие наклонность к научным занятиям, посещают латинскую школу, или гимназию, создаваемую в каждом большом города, и, наконец, для молодых людей в возрасте от 18 до 24 лет, готовящихся стать учеными, Коменский предлагал организовать в каждом государстве академию. Образование должно завершаться путешествием.

Демократ Коменский мечтал об установлении стройной и единой системы школ, преемственной на всех ступенях, которая должна обеспечить всестороннее воспитание молодого поколения.

Для всех ступеней (кроме академии) Коменский подробно разработал содержание обучения. Он считал, что преподавание каждого предмета следует начинать “с простейших элементов II знания детей от ступени к ступени должны расширяться и углубляться подобно дереву, которое год от года, пуская новые корни и ветви, все более укрепляется, разрастается и приносит больше плодов.

В те времена, когда обучение велось еще на латинском языке, весьма прогрессивным было требование Коменского сделать начальную школу школой родного языка. Великий педагог руководствовался при этом демократическим стремлением сделать науку доступной народу. В начальной школе, считал Коменский, дети должны научиться свободно читать и писать, познакомиться с арифметикой и некоторыми элементами геометрии, получить элементарные знания по географии и естествоведению. Хотя Коменский в разработанной им программе школы родного языка отводил еще большое место религиозному обучению, она была, несомненно, прогрессивной для его времени, когда начальная школа давала крайне убогие знания. Очень ценным было мнение Коменского о том, что учащиеся должны “ознакомиться со всеми более общими ремесленными приемами отчасти с той только целью, чтобы не оставаться невеждами ни в чем, касающемся человеческих дел, отчасти даже и для того, чтобы впоследствии легче обнаружилась их природная наклонность, к чему кто чувствует преимущественное призвание”.

Значительно расширял Коменский и круг знаний, которые давала современная ему средняя школа. Сохраняя латинский язык и “семь свободных наук”, Коменский вводил в курс гимназии физику (естествознание), географию и историю. При этом он предлагал изменить установленный в средневековой школе порядок прохождения наук. После изучения языка (грамматики) он считал целесообразным перейти к физике и математике, а занятия риторикой и диалектикой перенести в старшие классы, т. е. развитием речи и мышления учащихся следует заниматься по приобретении ими реальных знаний. “Словам нужно учить и учиться только в соединении с вещами”,— писал Коменский.

Задавшись целью создать “всеобщее искусство всех учить всему”, преобразовать современную ему школу, Коменский выдвинул новые дидактические требования, которые имели большое значение для дальнейшего развития педагогической мысли и школьной практики.

Опираясь на положения материалистической философии, Коменский утверждал, что “ничего нет в интеллекте, чего бы не было прежде в ощущениях”. Исходя из этого, он в основу познания и обучения поставил чувственный опыт и теоретически обосновал и подробно раскрыл принцип наглядности. О наглядности при обучении говорили и до Коменского, например педагоги гуманисты эпохи Возрождения, но именно он первый стал понимать наглядность не только-как зрительное восприятие вещей и явлений, но и как восприятие их с привлечением всех органов чувств.

Великий чешский педагог установил “золотое правило дидактики, согласно которому следует “все, что только можно, предоставлять для восприятия чувствам, а именно: видимое — для восприятия зрением; слышимое — слухом; запахи — обонянием; подлежащее вкусу — вкусом; доступное осязанию — путем осязания. Если какие-либо предметы сразу можно воспринимать несколькими чувствами, пусть они сразу схватываются несколькими чувствами”. Принцип наглядности следует осуществлять путем непосредственного ознакомления детей с предметами. Нужно, писал Коменский, чтобы люди “черпали свою мудрость не из книг, но из созерцания земли и неба, дуба и бука”; в том случае, если это почему-либо невозможно, следует обращаться к картинкам, изображающим предметы, или к их моделям. Непременным условием усвоения учащимися материала Коменский считал наличие у них интереса и внимания к учению. Он предлагал всеми средствами возбуждать в учениках жажду знаний и давал по этому вопросу ряд конкретных указаний: следует разъяснять ученикам значение того, что они изучают, пользу, которую им принесут их знания, нужно поощрять детскую любознательность, стараться делать обучение легким, приятным для учащихся.

Для того чтобы знания были доступны учащимся, Коменский рекомендовал идти в обучении от простого к сложному, от конкретного к абстрактному, от фактов к выводам, от легкого к трудному, от близкого к далекому. Примеры он советовал предпосылать правилам.

Много внимания уделял Коменский последовательности обучения. Занятия, по его мнению, должны быть построены таким образом, чтобы “предшествующее пролагало путь к последующему”, т. е. новый материал должен быть преподнесен лишь после того, как усвоен предыдущий, а изучение нового должно в свою очередь содействовать закреплению предыдущего.

Коменский впервые обосновал необходимость классно-урочной системы занятий, при которой один учитель одновременно работает со всем классом по определенному учебному материалу. Учебный год, по мнению Коменского, должен для всех учащихся начинаться и кончаться одновременно, занятия последовательно чередоваться с отдыхом. Учебный день должен быть строго регламентирован в соответствии с возрастными возможностями учащихся разных классов.

Большое значение Коменский придавал внешнему виду школы. Он говорил, что школьное помещение должно быть просторным, светлым, чистым, украшенным картинами; при школе нужно посадить сад, чтобы он ласкал взоры детей деревьями, цветами, травами; в школе должна господствовать атмосфера бодрого, радостного, полезного труда.

В противовес распространенному в то время пренебрежительному отношению к учителям Коменский высоко оценивал общественное значение их деятельности"., “Им,— писал он,— вручена превосходная должность, выше которой ничего не может быть под этим солнцем”. Он считал, что именно от учителя, который должен быть мастером своего дела и в совершенстве владеть искусством обучения, зависит успех работы школы; наиболее умелые и опытные учителя должны заниматься с начинающими, так как очень важно направить первые шаги ученика; учитель должен быть примером для своих учеников как в отношении внешнего вида, так и в отношении духовного облика и поведения, поэтому нужно, чтобы учителями становились люди честные и деятельные, которые любят свою профессию и постоянно заботятся о самосовершенствовании.

Коменский считал, что в каждом классе для учащихся следует составлять специальные учебники, в которые включать весь необходимый материал по предмету, изложенный в системе. Учебники должны быть написаны точным и понятным языком и служить “вернейшей картиной мира”; нужно, чтобы и их внешний вид был привлекательным для детей. Коменский сам создал ряд замечательных учебных книг. Одной из таких книг является его “Мир чувственных вещей в картинках”. Этот учебник, предназначенный как для обучения детей латинскому языку в школе, так и для первоначальных занятий родным языком в семье и школе, был впервые в истории учебной-литературы снабжен многочисленными иллюстрациями: в нем 150 рисунков, исполненных самим Коменским с большим художественным мастерством. Эта книга произвела в свое время переворот в постановке преподавания родного и латинского языков. Учебник был переведен на многие языки и в течение более чем полутора столетий служил образцом книги для первоначального обучения детей в семье и школе.

В России учебные книги Коменского, в том числе “Мир чувственных вещей в картинках”, начади использовать в конце XVII в.; ими пользовались в учебных заведениях Москвы и Петербурга и в начале XVIII в. К этому времени относится первый русский рукописный перевод-учебных книг Коменского. Первое печатное издание “Мира чувственных вещей в картинках было осуществлено во второй половине XVIII в. Московским университетом.


Сейчас читают про: