double arrow

Бухгалтерский учет в СССР в довоенный период

Конец 20-х — начало 30-х годов ознаменовались коренным поворо­том в экономической политике. Был взят курс на ускоренное преоб­разование производительных сил и производственных отношений, структурную перестройку экономики путем индустриализации про­мышленности и коллективизации сельского хозяйства. Коренной поворот в экономической политике потребовал соответствующих изменений в хозяйственном механизме, в котором возобладали ад­министративные методы.

Резкие изменения в хозяйственной жизни страны отразились и на развитие учета. Выдвинутые в ходе нэпа новые идеи в учете встретили ожесточенную критику. Уже в начале 1929 г. стали появляться зловещие намеки на то, что люди, возглавлявшие учет, пропо­ведуют что-то не то.

В ходе так называемой “большой дискуссии” против основоположников советской школы учета были выдвинуты достаточно серьезные обвинения. В этом обвинении были перечислены и “вредите­ли”, ими оказались все классики социалистического учета, но больше всех досталось Рудановскому и Галагану.

Но основным вредителем признавали А. М. Галагана. Над ним был организован специальный показа­тельный общественный суд. Это шельмование подытоживалось торже­ствующей записью: “Проф. Галаган ... под давлением общественности признал не только отдельные свои ошибки, но и то, что в основе этих ошибок лежит за­конченная буржуазная идеология”. В результате Галагану была запрещена педа­гогическая работа, и в, 1938 г., не дожив до шестиде­сяти лет, он умер; Рудановский умер в 1934 г.




В 1930 г. в Ленинграде вышла книга под редак­цией трех авторов: Н. А. Блатова, И. Н. Богословско­го и Н. С. Помазкова “Счетно-бухгалтерские курсы на дому”. Вскоре появилась рецензия, разоблачаю­щая буржуазную идеологию авторов. В том же номере журнала “Спутник счетовода” Помазкова обвиняют в том, что он “написал одну, пожалуй, вредную в счет­ной литературе книгу “Счетные теории” ... стремился поставить счетную мысль на ложный путь”.

Это не могло отразиться на теории и практике учета. К 30-м годам в учет вошло утверждение о принципиальных различиях между социалистическим и капиталистическим учетом. Важнейшим различием было то, что при капитализме бухгалтерский учет отражает процесс воспро­изводства, основанный на частной собственности, при социализме этот процесс изучается в условиях общест­венной социалистической собственности. Различие это действительно существовало, только основано оно не на различии форм собственности непосредственно, а на различие типов хозяйствования. Капиталистическая экономика нацелена на максимальное извлечение прибыли в процессе воспроизводства, на погоне за максимальной эффективностью. Она хрематистична. А В СССР была предпринята попытка построить иную, нехрематистичную экономику, ориентированную не на извлечение прибыли, а на удовлетворении потребностей общества. Для советской экономики всегда был характерен примат натуральных потоков и вторичность финансовых.



Можно отметить три основных следствия этой большой дискуссии: 1) сферой применения бухгалтер­ского учета было признано все народное хозяйство[57]; 2) парал­лельное существование двух дисциплин счетоведения и признано нецелесообразным. Было решено создать единую научно-практиче­скую дисциплину — бухгалтерский учет; 3) двойная запись стала рассматриваться как метод, как прием учета, а не как объективно действующий закон.

Построение единого учета и возможность использо­вания бухгалтерского баланса для отражения струк­туры всего народного хозяйства выдвинули проблему о соотношении различных видов учета. Эта проблема усугублялась тем, что, помимо бухгалтерского и ста­тистического, в 30-е годы получил самое широкое, новый вид уче­та — оперативный. Его зарождение связано с работами М.П. Рудакова, Р.С. Майзельса, Д.И. Савошинского, А.В. Вейсброда и В.В. Цубербиллера. Все это получило очень широкое распространение. Интеграция трех видов учета стала очередным мифом экономической идеологии.

С начала 30-х годов в стране был на­чисто уничтожен коммерческий расчет, ввели хозрасчет для всех предприятий. Оригинальным способом был пере­ход к ежедневному балансу[58]. Такое решение откры­вало возможность получать ежедневную информацию о состоянии предприятия.

Большое значение имели графические методы уче­та, получившие распространение и как средство от­четной информации (графики Ганта), и как средство организации документооборота внутри предприятия (оперограммы). Забвение принципов классической бухгалтерии со­провождалось ростом внимания к технике регистра­ции фактов хозяйственной жизни.

Механизация учета и распространение счетоводст­ва на свободных листах несколько уменьшили роль карточки, но не упразднили ее полностью. С начала 30-х годов в стране создается счет­ное машиностроение, что позволило начать в доста­точно широких масштабах применение счетно-вычисли­тельной техники в учете.

Надо отметить четыре подхода к учету затрат, раз­работанные бухгалтерами в 20—30-е годы: Н. А. Благова, Р. Я. Вейцмана, А. П. Рудановского, А. М. Галагана.

Блатову принадлежит заслуга наиболее подроб­ного обоснования необходимости исчисления себе­стоимости.

Вейцман настаивал на том, что как бухгалтерская категория калькуляция имеет два смысла: 1) исчис­ление в едином денежном измерителе результатов какого-нибудь определенного хозяйственного процес­са (широкое понимание) и 2) исчисление себестои­мости единицы готовой продукции или единичной ока­занной услуги (узкое понимание).

Основная идея Рудановского состояла в том, что се­бестоимость, исчисляемая по фактическим затратам, носит односторонний характер ввиду весьма возмож­ного различного уровня цен на одинаковые материа­лы. В связи с этим, считал он, необходимо определять две себестоимости: одну — по фактическим затратам, другую — нормированную. Эта идея стала одним из источников формирова­ния советского нормативного учета.

Галаган стремился к ликвидации косвенных расходов, к трансформации их в прямые.

В учете 30-х годов можно выделить три последова­тельно сменявших друг друга подхода. Вначале каль­куляция выполнялась статистически вне непосредст­венной связи с данными бухгалтерского учета, затем, с 1934 г., ее стали проводить по данным бухгалтер­ских регистров, при этом статистические представле­ния разрешали списывать готовую продукцию по себестоимости прошлого отчетного периода и, наконец, с 1938—1940 гг. вводится жесткая бухгалтерская калькуляция.

Появление в практике терминов “нормативный учет” и производного от него “нормативная себестои­мость”[59] потребовало выяснения соотношений между плановой и фактической себестоимостью. Р. Я. Вейцман оказал влияние на последующие представления бухгалтеров, отождествив понятия плановой и норма­тивной себестоимости.

Определенный интерес представлял вопрос о том, кто и как должен устанавливать нормативы. Уже в 60-е годы Н. Н. Иванов исходил из необходимости разработки нормативного учета в зависимости от отраслей народного хозяйства.

Несмотря на широкую пропаганду “чистого” ва­рианта нормативного учета, отмеченные обстоятель­ства тормозили его распространение. Серьезным фактором, тормозящим распространение “чистого” нормативного учета затрат на производство, следует признать от­сутствие научно обоснованных нормативов.

Одновременно с нормативным учетом развивались реальный учет затрат и калькуляция себестоимости готовой продукции. В 1948 г. А.А. Афанасьев ввел калькуляцию в число элементов метода бухгалтерского учета.






Сейчас читают про: