double arrow

II. Экономические достижения современного Китая


Февраля 1997 г. умер Дэн Сяопин— «отец реформ». Однако к то­му времени Цзян Цзэминь достаточно укрепил свои позиции, чтобы продолжать реформы и в отсутствие патриарха. В сентябре 1997 г.со­стоялся XV съезд КПК.Он подтвердил прежнюю стратегию и принял грандиозную «Программу модернизации госсектора».

I. Возобновление преобразований в 1992 г.

Китай в конце XX в.

После событий на площади Тяньаньмэнь в июне 1989 г. создалось впе­чатление, что с реформами покончено. Вновь усилена цензура, десят­ки диссидентов арестованы, активизировались «леваки».

Санкции Запада против нарушения прав человека в Китае оказа­лись неэффективными и были прекращены. Период неопределенности продолжался два года. Казалось бы, надежд на изменение политики нет. Тем более что в 1991 г. Дэн Сяопин отказался от своего последне­го официального поста — Председателя Военного совета ЦК КПК; ему уже было 87 лет. Но вскоре подтвердилось, что он все еще сохра­няет руководящее положение в стране.

Весной 1992 г.Дэн Сяопин совершает поездку в Шанхай, Ухань и на юг, где он посетил особые экономические зоны. В ходе поездки Дэн впервые заговорил о необходимости возобновления рыночных реформ; это стало сигналом — сопротивление «леваков» было легко сломлено.

В октябре 1992г. состоялся XIV съезд КПК. С докладом на съезде выступал уже укрепивший свои позиции новый партийный лидер Цзян Цзэминь. Он и дал сигнал к возобновлению рыночных реформ. Они свелись к следующему:




1. Уже в 1992 г. началась широкомасштабная либерализация цен; от­менялась централизованная система государственного распределения ресурсов. В результате уже в 1993 г. лишь 5% товаров в Китае продава­лось по твердым государственным ценам. Были введены свободные це­ны на зерно; в 1993 г. по государственным ценам продавалось лишь 10% всей сельскохозяйственной продукции Китая. Это были ключевые ме­ры, решиться на которые китайское руководство долгое время не могло.

2.С 1992 г. в КНР введен двойной государственный бюджет: регу­лярный и бюджет развития. Первый пополняется за счет налогов, второй — за счет неналоговых поступлений: он идет на нужды ре­форм.

3. В 1994 г. в КНР проведена налоговая реформа:снижены ставки единого подоходного налога с предприятий до 33% (с 55%); для низ­корентабельных производств установлены на два года пониженные ставки налогообложения, чтобы дать им время для осуществления преобразований. 15% налогов стали возвращать предприятиям для пополнения оборотных средств.



4. В 1994 г. установлен единый, плавающий валютный курсюаня; в КНР запрещено обращение любых иностранных валют, все валют­ные операции перешли под контроль государства.

5. В том же 1994 г. принят закон о внешней торговле:государствен­ная монополия в целом отменялась; теперь предприятия могли само­стоятельно выходить на внешний рынок. Государственная монополия сохранялась лишь на 16 наименований продукции!

Государственные предприятия давали лишь У3 валового внутреннего продукта, но зато поглощали львиную долю капиталовложений и госу­дарственного финансирования. В ведении государства находилось 100% всей инфраструктуры страны (железные дороги, авиация, энергетика, связь, почта), примерно 90% всех банков, предприятий металлургии и химии, 60% машиностроения и строительных фирм, больше полови­ны всей внешней торговли. При этом примерно половина предприятий были нерентабельными, убытки погашались за счет казны.

Съезд принял решение: оставить в госсобственности лишь одну ты­сячу предприятий, главным образом основные объекты инфраструкту­ры. Они должны превратиться в корпорации с широкой хозяйствен­ной самостоятельностью, приспособленные к деятельности в условиях рынка. Все прочие (около 17 тыс.) должны сами определять форму хо­зяйствования: акционирование, передачу собственности в аренду или продажу ее в частные руки.

Это было непростым решением, поскольку оно касалось устране­ния главных препятствий на пути реформ.

Весной 1998 г.новым премьер-министромКитая назначен Чжу Жунцзы.До этого он занимал пост первого зама Ли Пэна и считался главным инициатором акционирования государственного сектора. Чжу Жунцзы родом из провинции Хунань, но долгое время работал в Шанхае, вместе с Цзян Цзэминем. Во время трагических событий в Пекине в июне 1989 г. Чжу Жунцзы не допустил в Шанхае каких-либо столкновений. Человек он очень работоспособный, энергичный, на­строен в пользу быстрых реформ; в Китае его называют «царь эконо­мики», за границей — «китайский Людвиг Эрхард» (отец германского «экономического чуда» 1950—1960-х гг.).

Став премьер-министром, Чжу Жунцзы начал решительную ре­форму госаппарата,поставив задачу сократить его численность вдвое.Старые чиновники безжалостно увольнялись: им на смену пришли более молодые (в возрасте моложе 50 лет) и профессионально подго­товленные. Началось сокращение персонала и на государственных предприятиях: только в 1999 г. было уволено свыше 3 щп\, человек. Чжу Жунцзы предпринял наступление и на позиции военных, прежде всего он потребовал свернуть всю экономическую и коммерческую деятельность в армии, для этого принят специальный двухлетний план. Ныне в КНР в составе Постоянного комитета Политбюро ЦК КПК нет ни одного военного.

В ноябре 2002 г. состоялся XVI съезд КПК. Наметилась смена выс­шего руководства. Цзян Цзэминь подал в отставку с поста генераль­ного секретаря КПК. На его место избран 59-летний Ху Цзинтао. Ему перешел и пост председателя КПК в начале марта 2003 г. Другой более молодой деятель, Вэнь Цзябао, стал тогда же премьером Госсовета вместо Чжу Жунцзы.

Курс реформбыл продолжен, несмотря на «азиатский кризис» 1998— 1999 гг. — спад в государствах Юго-Восточной Азии (Япония, Южная Корея, Тайвань, Сингапур, Индонезия, Малайзия, Таиланд). Это на­прямую коснулось и Китая, поскольку экономически он тесно связан с этими странами.

Особую роль сыграл Гонконг,который летом 1997 г. вошел в состав КНР.Инвестиции Гонконга составляют ныне свыше 60% всех иност­ранных капиталовложений в КНР. Это третий в мире банковский центр, с 1987 г. — крупнейший в мире порт. Его валовой внутренний продукт сократился в 1998 г. на 4%, в 1999 г. — на 2%.

В этот критический момент Национальный банк КНР оказал под­держку Гонконгу, не допустив тем самым девальвации и его валюты, и своей собственной. В 2000 г. последствия кризиса были окончатель­но преодолены.

В 1990-е гг. КНР достигла выдающихся успехов в экономике:средне­годовые темпы экономического роста превысили 9%, промышленно­го — 9,7%; максимальные темпы промышленного роста наблюдались в 1993 г.-23%.

По некоторым оценкам, сегодня китайская экономика занимает третье место в мире (после США и Японии). Планы роста валового внутреннего продукта до 2000 г. выполнены уже к 1995 г. Согласно прогнозам Всемирного банка, по масштабам экономики КНР к 2010 г. догонит США, а к 2020 г. превзойдет ее в 1,4 раза и станет лидирую­щей державой в XXI в. Но в сопоставлении с огромным населением Китай все еще существенно отстает от развитых стран.

Тем не менее КНРустойчиво занимает первое место в мирепо про­изводству стали, телевизоров, цемента (35% мирового производства) и каменного угля (30% мирового производства).

Качество китайских товаров значительно выросло, о чем объек­тивно свидетельствует огромное активное сальдо внешней торгов­ли — свыше 40 млрд. долл. в год. 11 декабря 2001 г. Китай вступил в ВТО, чего долго добивался.

Сейчас в китайском экспорте доля промышленных изделий со­ставляет около 80%. Объем экспорта КНР превысил 200 млрд. долл., да еще можно прибавить такой же примерно экспорт Гонконга. У КНР огромное положительное сальдо торгового баланса с развй-тыми странами Запада, особенно с США (самое большое положитель­ное сальдо после Японии).Только стоимость текущих строительных контрактов с американскими корпорациями превышает 100 млрд. долл.

Попытки американских президентов Дж. Буша и Б. Клинтона вве­сти дополнительные тарифы на китайский экспорт, под предлогом нарушения прав человека в КНР или авторских прав на интеллекту­альную собственность, успеха не имели. КНР сумела создать огром­ные золотовалютные резервы — свыше 150 млрд. долл., плюс еще ре­зервы Гонконга на сумму 100 млрд. долл.

После возобновления реформ в 1992 г. начался рост иностранных инвестиций в КНР. Сейчас по их общему объему страна занимает второе место в мире после США; ежегодно они возрастают на сумму примерно 60 млрд. долл. В настоящее время иностранные капитало­вложения составляют 13% от общего числа инвестиций в китайскую экономику, дают 14% промышленного производства; на предприятия с иностранным капиталом приходится ныне половина всего экспорта КНР. Темпы развития экономики в особых экономических зонах в не­сколько раз выше, чем во внутренних районах.

Быстрыми темпами развивается компьютеризация страны. На 2000 г. в Китае уже было свыше 20 млн. персональных компьютеров, большая часть этой техники отечественного производства. Разумеется, существует и ряд серьезных проблем,с которыми стал­кивается КНР.Экономисты отмечают следующее:

1)проблема безработицы:официально она составляет 3,1%, но фак­тически превышает 15% общей численности рабочей силы. Кроме то­го, существует так называемая «скрытая безработица»: в сельской ме­стности 150 млн. человек, в городах — 30 млн. человек. Полагают, что в ближайшее время возможен рост числа безработных до 35 млн. че­ловек в связи с вступлением страны в ВТО в декабре 2001 г.;

2) проблему безработицы усугубляет быстрый прирост населения,который резко ускорился уже в 1980-е гг. в связи с ростом благососто­яния. Сдержать рост населения становится все труднее — уже сейчас население Китая приближается к отметке 1300 млн. человек;

3) несмотря на огромное население, в конце 1990-х гг. наметился переизбыток продукции на внутреннем рынке.Перенасыщение рынка цветными телевизорами составило 60%, автомобилями — 50%, тек­стильными изделиями — 40%. Возникает вопрос: за счет чего будет идти дальнейший экономический рост?

4) представляет серьезную проблему существование огромного ко­личества предприятий государственного сектора.Хотя с конца 1997 г. идет его сокращение, многие нерентабельные предприятия все еще поддерживаются на плаву кредитами государственных банков, со­ставляющих 90% банковского сектора. Из общей суммы кредитов государственных банков 75% приходится на государственные пред­приятия;

5) специалистов волнуют также вопросы энергетической безопасно­сти:по прогнозам, энергетические потребности страны будут возрас­тать до 2010 г. темпами 3,3% в год. Удастся ли столь же быстро нара­щивать энергетические мощности — от этого зависит, сможет ли Китай сохранить такие же темпы роста в будущем. Утверждают, что* через 10 лет КНР будет ввозить свыше 40% всей потребляемой неф­ти — это тревожная тенденция.

Сейчас в Китае готовятся к осуществлению грандиозного строи­тельства ГЭС «Три ущелья» в провинции Хубей, на реке Янцзы, близ города Юнань. Строительство началось в январе 2002 г. Этот проект должен во многом помочь в разрешении энергетических проблем. Но его осуществление связано со многими техническими сложностями; в частности, предстоит переселить свыше 1 млн. человек из районов, подлежащих затоплению;

6) обостряются также социальные проблемы:усиливается социаль­ное расслоение общества. Разумеется, общее благосостояние населе­ния повысилось, но кое-кто стал жить намного лучше остальных, аэто вызывает зависть и даже ностальгию по старым временам всеоб­щего равенства. В настоящее время число очень богатых людей в Ки­тае составляет около 3 млн. человек. Их именуют «новые китайцы»; у многих отношение к ним откровенно враждебное. Эту проблему на­зывают в Китае «болезнью красных глаз».

И все же, несмотря на трудности, дальнейший путь развития Ки­тая вполне определен. Он очень напоминает путь Японии, Южной Кореи, Тайваня и Сингапура: это путь развития передовых технологий в сочетании с традиционными ценностямиконфуцианства. Всякие раз­говоры о «социализме с китайской спецификой» — не более чем так­тика. Цель таких утверждений — предотвратить процессы дестабили­зации общества, выиграть время, продержаться до поры, когда придет новое поколение, не обремененное грузом прошлого. Именно ему предстоит провести в КНР реформу политической системы.

Однако и сейчас можно заключить: несмотря на «социалистические лозунги», диктатуру КПК, общество в Китае уже нельзя назвать «соци­алистическим» в прежнем смысле этого слова. В стране развивается рыночная экономика, общество подлежит все большей дифференциа­ции, марксистской идеологии отводится роль привычного ритуала.

В последние годы в КНР развернулась острая полемика: в каком же направлении должна развиваться страна. Демократы требуют устра­нить жесткий контроль власти над личностью. Другие же указывают на существенное отличие «китайской модели» от «западного либерализ­ма». Китайская пресса все больше обращает внимание на моральную деградацию общества, на то, что его интересы игнорируются, на пре­обладание корыстолюбивых взглядов, и призывает к приоритету мора­ли над выгодой. Человеколюбие, справедливость, доброта и другие ценности конфуцианства должны сочетаться с правовыми нормами, в этом и состоит главное отличие формируемой сейчас в КНР модели от западного образца. В настоящее время в Китае много говорят о «тео­рии Цзян Цзэминя», готовится издание его «Избранных работ».






Сейчас читают про: