double arrow
II. Освобождение от колониальной зависимости Северной Африки

Строго говоря, Египет также относится к Африке, но, во-первых, стра­на уже была независимой, а во-вторых, Египет больше тяготел к вос­точно-средиземноморской зоне арабского мира. Что касается прочих стран Северной Африки, то они также относятся к арабским. Преж­де всего это Ливия; далее страны Магриба: Тунис, Марокко, Алжир; и, наконец, Судан, расположенный южнее Египта и играющий осо­бую роль в арабской Африке.

Ливия,как известно, до войны была колонией Италии. Английские войска сыграли главную роль в разгроме итальянцев и германского корпуса Роммеля в Ливии; поэтому страна была оккупирована ими. Вопрос о послевоенной судьбе итальянских колоний должны были ре­шить четыре главные державы-победительницы до сентября 1948 г.; в противном случае проблема передавалась на рассмотрение ООН.

По итало-английскому соглашению планировалось установить опеку ООН над восточными колониями Италии (Эритреей — на 5 лет, Сомали — на 10 лет), а управление Ливией разделить: Феццан пере­дать на 10 лет под опеку Италии, Киренаику — Англии, а в Триполи-тании первые два года должна управлять Англия, а затем 8 лет — Ита­лия. По окончании 10-летнего срока опеки страна должна получить независимость.

Но этот план вызвал возражения СССР, прохладно отнеслась к не­му и Франция. Обе стороны настаивали на присоединении Феццана к Тунису. План был отвергнут и ООН. В мае 1949 г. из трех североаф­риканских колоний Италии было создано королевство Ливия. Коро­лем стал эмир Киренаики Мухаммед Идрис ас-Сенуси. Генеральная ассамблея ООН приняла резолюцию, в соответствии с которой Ливия стала независимой в декабре 1951 г.




В странах Магрибадо войны господствовала Франция, причем Ал­жирбыл колонией, а Тунис и Марокко— протекторатами. Тем не ме­нее на всех трех территориях власти поощряли иммиграцию, поэтому там появилось многочисленное французское население: фермеры, бизнесмены, администраторы, военные.

После войны Франция восстановила свое присутствие в Магрибе, но столкнулась со стремлением этих стран к независимости. Оно исхо­дило от двух сил в обществе: от традиционных мусульманских нацио­налистов и от получившей французское образование местной элиты. Эти две политические силы стали союзниками в вопросе достижения независимости.

В отношении Алжира французы вообще считали вопрос неумест­ным. Они рассматривали Алжир как одну из провинций Франции. А что касается протекторатов Туниса и Марокко, то, согласно Кон­ституции 1946 г., им был предложен статус «ассоциированных госу­дарств», от которого, однако, обе страны отказались.



В Тунисев годы войны был освобожден из французской тюрьмы лидер партии «Новый Дустур» Хабиб Бургиба.В 1945 г. он отправился в Каир, а оттуда в США, где и пробыл до 1949 г. С его возвращением в Тунис возникли некоторые надежды на урегулирование назревших политических вопросов, — правительство бея, опекаемое француза­ми, совсем запуталось и выглядело жалкой марионеткой.

В 1950 г. X. Бургиба и его сторонники вошли в состав правительст­ва бея; совместно с французами обсуждались будущие конституцион­ные реформы. Но в январе 1952 г. сторонники «Нового Дустура» были смещены, сам X. Бургиба арестован, другие участники движения бежа­ли в Каир, а правительство бея согласилось с французским планом.

В последующие годы Франция была в большей мере озабочена проблемами Индокитая; лишь после ухода оттуда французы реши­лись на урегулирование в Тунисе. В июне 1955 г. с X. Бургибой достиг­нуто соглашение о полном внутреннем самоуправлении, а 20 марта 1956 г. Тунис стал независимым.

Правитель Мароккосултан Мухаммед У Бен Юсуфобладал более не­зависимым характером, чем бей Туниса. В течение нескольких лет лич­ные взаимоотношения султана с французским резидентом в Марокко определяли стабильность в стране. В 1950 г. султан совершил визит в Па­риж, а в 1951 г. согласился на предложенные французами реформы.

Но в 1952 г. в Марокко вспыхнули волнения среди местного населе­ния, что заставило султана дистанцироваться от проводимой францу­зами политики; в декабре 1952 г. произошли даже акты насилия против белых в Касабланке. В феврале 1953 г. султан выслан из Марокко, но попытки французов посадить на престол своего ставленника не увен­чались успехом. В 1955 г. султан был возвращен; Франция согласилась предоставить стране независимость, что и свершилось 2 марта 1956г.

Куда серьезнее оказались проблемы с Алжиром.По Конституции 1946 г., он считался частью метрополии, там проживало свыше 1 млн. европейских поселенцев. Правда, большинство из них были горожа­нами — европейское население города Орана даже преобладало над мусульманским.

В Алжире существовала разветвленная сеть французских учрежде­ний, медицинская служба добилась сокращения детской смертности, была ликвидирована эпидемия малярии и тифа, в стране действовали многочисленные учебные заведения, французская культура глубоко проникла в страну.

Первый симптом неблагополучия проявился в мае 1945 г., когда арабские националисты убили 103 француза; в ответ французские войска обстреляли арабские села и убили 1300 человек. Был арестован и лидер националистов Ферхат Аббас. Казалось бы, конфликт пога­шен. Но в 1954 г. в горах Орес вспыхнуло восстание, поднятое органи­зацией Фронт национального освобождения (ФНО)во главе с Бен Бел­лой и Белкасемом Кримом.

Франция направила в Алжир полумиллионную армию, рассчиты­вая быстро подавить беспорядки. Генерал-губернатором Алжира был назначен известный участник Сопротивления, социалист Жак Сус-тель. Но его попытки урегулировать ситуацию окончились неудачей. ФНО стал получать поддержку от Г.А. Насера в Египте, а с августа 1955 г. перешел к тактике геноцида всех французов, невзирая на пол и возраст. В ответ французская армия обрушила репрессии на алжирцев. Война ужесточилась. Когда в конце 1955 г. в Алжир прибыл но­вый глава французского правительства Ги Молле, поселенцы, выра­жая свой протест, закидали его отбросами, а попытки установить кон­такт с ФНО оказались безуспешными.

В июне 1956 г. террористами убит мэр Алжира, а в октябре 1956 г. французскими спецслужбами похищены пятеро лидеров ФНО, в том числе и Ахмед Бен Белла. Военная ситуация все больше заходила в ту­пик, обе стороны обратились к террору. Армия в Алжире, которая осу­ществляла и гражданские властные функции, стала прибегать к пыткам.

С 7 января 1957 г. французский губернатор Алжира Робер Лакост предоставил полную свободу действий командующему французскими войсками генералу Жаку Массю. Слухи о жестокостях, творимых в Ал­жире французами, стали проникать во Францию и оказывать воздей­ствие на общественное мнение. С этого времени многие французы уже предпочитали покинуть Алжир.

Кроме того, в конфликт все глубже втягивались и новые государст­ва — Тунис и Марокко. Султан Марокко был глубоко оскорблен похи­щением Бен Беллы, который всего за два часа до этого был его гостем; он стал предоставлять прибежище на своей территории членам ФНО. В феврале 1958 г. французские самолеты совершили налет на террито­рию Туниса, во время которого погибли 75 человек; X. Бургиба выра­зил глубокое возмущение предпринятой акцией.

В мае 1958 г.в Алжире вспыхнул мятеж против правительства Фран­ции:14 мая белые студенты штурмовали в столице Алжира админист­ративные здания. Их поддержали войска, дислоцированные в стране; 24 мая мятежники захватили остров Корсику. Над Францией нависла угроза гражданской войны. Половина командующих военными окру­гами была готова не подчиниться центральным властям. Правитель­ство подало в отставку.

В такой обстановке 1 июня 1958 г.Национальное собрание утверди­ло генерала де Голля главой правительстваи предоставило ему чрезвы­чайные полномочия сроком на 6 месяцев. Генерал распустил парламент и 4 июня прибыл в Алжир, где ему был оказан триумфальный прием.

В отношении будущего Алжира де Голлъ делал довольно туманные заявления; считают, что он предвидел неизбежный уход французов из страны, но в то время свою главную задачу он видел в укреплении ре­жима центральной власти во Франции.

Генерал де Голль стремился удержать противников независимости Алжира от открытого выступления. Он уладил отношения с Тунисом и Марокко, согласившись вывести французские войска из обеих стран, перевел из Алжира многих высших офицеров. Главу мятежа, генерала Салана, хоть и оставил на посту главнокомандующего, но лишил ад­министративных функций.

16 сентября 1959 г.де Голль сделал важное заявление: он предложил ФНО выбор между независимостью, интеграцией с Францией или ас­социацией с Францией. Эти предложения были отвергнуты алжирца­ми, но спровоцировали мятеж белой общины 24 января 1960 г. На этот раз мятеж был легко подавлен — к тому времени популярность де Голля значительно укрепилась.






Сейчас читают про: