Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!

Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

III. ВОЙНА 7 страница




3. Наука и техника

Ведущие экономические и социальные факторы, определившие разви-
тие американского общества в 1918—1945 гг., в том числе и прежде всего
развертывание первого этапа общего кризиса капитализма, неравномер-
ность экономической динамики, обострение социально-экономических про-
тиворечий в специфических условиях «просперити», затем «великой
депрессии» и «нового курса», отразились и на эволюции науки в США
в этот период. Нестабильность капиталовложений в науку, преодоление
этой нестабильности путем перевода науки на рельсы милитаризации,
эксплуатация науки в интересах повышения прибыли, а также при по-
пытках «излечить» недуги капитализма присущи американской науке,
пожалуй, в наибольшей мере по сравнению с положением науки в дру-
гих крупных капиталистических странах за тот же период.

Но развитие науки не могло не отразить и протекавших в этот пе-
риод в глобальном масштабе процессов подготовки современной (развер-

69 Morison S. E. Three Centuries of Harvard. Cambridge (Mass.), 1936, p. 318—324.

70 Jones E. J. A History of the University of California. Los Angeles, 1974, p. 355.

71 Lash J. P. Op. cit., p. 41.

72 Kocka J. White Collar Workers in America, 1890—1940. L., 1980, p. 237—250.

73 Cremin L. A. A History of Teachers College, Columbia University. N. Y., 1954, p. 172-173.

74 Bishop M. Op. cit., p. 537.


нувшейся уже на следующем этапе, с конца 40-х годов) научно-техниче-
ской революции, процессов превращения науки в непосредственную про-
изводительную силу общества. Будучи объективно необходимым, это
превращение на данном этапе в отношении структуры науки характери-
зовалось преимущественно тенденциями к интеграции, а не дифферен-
циации, как на предшествовавшем этапе. Интегративные процессы вы-
ступали и в сфере организации научной деятельности (укрупнение уни-
верситетов, ученых обществ и т. п., появление комплексных проектов
как формы организации науки), и в создании новых дисциплин (чаще
всего на стыке старых, а не путем их дробления, как ранее) и междис-
циплинарных областей (теория систем, исследование операций). Посте-
пенное сближение сферы фундаментальных исследований с прикладными
исследованиями и разработками также было одной из форм научной ин-
теграции, что свойственно самым разнообразным участкам фронта изы-
сканий — от физики и электроники до биологических наук.

Однако процессы интеграции науки и попытки централизации иссле-
дований подвергались регламентации в рамках формировавшейся системь:
государственно-монополистической организации науки, в конечном счете
в интересах монополистического капитала. Осознание правящими круга-
ми США огромной роли науки в модернизации военного потенциала стра-
ны, возможности привлечения к работе в США иностранных ученых,
особенно возросшие с 30-х годов, также наложили отпечаток на эволю-
цию научных дисциплин75.




Превратившись в крупнейший центр капиталистического мира в от-
ношении прикладных исследований и разработок, США продолжали от-
ставать от ряда стран Европы по фундаментальным исследованиям.
В европейских университетах стажировались и обучались больше аме-
риканских студентов и аспирантов, чем в США европейских. В 20-е годы
наибольшим авторитетом в США пользовались немецкие университеты и
исследовательские центры, структура которых послужила затем образцом
для ряда американских учреждений, например Института перспективныx
исследований (Принстон). В 30-е годы роль такого образца перешла k
английским, французским и отчасти скандинавским научным и научно-
исследовательским центрам.

Попытки правительственных органов координировать различные виды
научных исследований и промышленных разработок предпринимались
еще в период первой мировой войны. Был создан Национальный иссле-
довательский совет. Затем президент США своей директивой (май
1918 г.) возложил на Национальную академию наук обязанность сотруд-
ничать с Советом на долговременной основе и содействовать его коорди-
вационной деятельности. Интенсифицировались и международные науч-
ные контакты США, поскольку Совет стал представлять страну в оргa-
низованном в ноябре 1918 г. Международном исследовательском совете76

75 Автором рассматриваются преимущественно естественнонаучные, техническиe
дисциплины и медицина.



76 Международный исследовательский совет (МИС) был создан по инициативе учe-
ных ряда стран в целях упрочения международных научных связей на ocнoвe
pанее (с 1899 г.) существовавшей Международной ассоциации академий. С 1919 г.
местом пребывания МИС стал Брюссель (до этого Париж); первоначально член-
ство в МИС было открыто лишь для государств, воевавших в первую мировую
войну на стороне Антанты или остававшихся нейтральными. С 1931 г. МИС при-



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА



Эффективному выполнению задач Национального исследовательского
совета по координации и стимулированию фундаментальных и приклад-
ных трудов (прежде всего военных, а с 1919 г. и мирных) мешали, во-
первых, ограниченность правительственного финансирования, а во-вто-
рых, возраставшая в течение 20-х годов ориентация на поддержку со
стороны частного капитала. Любой реальный шаг по организации того
или иного научного центра продолжал зависеть от умения привлечь
меценатов.

Значительный объем исследований выполнялся учеными обществами,
число которых продолжало расти. Новой тенденцией явилось объедине-
ние научных обществ в интегрированные группы. В 1921 г. 32 ранее
разрозненных биологических общества объединились в Союз американ-
ских биологических обществ. Основанная в 1920 г. Американская ассо-
циация содействия прогрессу науки к 1939 г. объединяла в своих
15 секциях 119 организаций. В целом, и Национальная академия наук,
как и академии, существовавшие в отдельных штатах (например, осно-
ванные еще в XVIII в. академии штатов Коннектикут и Мэриленд), не
имевшие в своем составе ни научно-исследовательских институтов, ни
лабораторий, по характеру деятельности (договорному и консультативно-
му) приближалась к ученому обществу.

Важнейшая роль в постепенном преодолении крена американской
науки в сторону практицизма выпала на долю университетов и примы-
кавших к ним колледжей, аспирантских и докторантских школ. При
поддержке правительственных ведомств и «благотворительных» фондов
в университетах и связанных с ними учреждениях в 30-х годах был от-
крыт ряд новых вакансий, позволивших, в частности, использовать при-
ток специалистов высшей квалификации из стран Западной Европы. Так,
в 1932 г. число работавших в США крупных иностранных профессоров-
физиков не превышало 20, а к 1941 г. их было уже более 100. Из их
круга вышла большая часть атомников, составивших «мозговой центр»
проекта по разработке ядерного оружия. После прихода к власти фаши-
стов в Германии многие европейские ученые эмигрировали в США. Про-
изошло определенное перераспределение научных сил в капиталистиче-
ском мире в пользу США. В 1944—1945 гг. американскими войсками с
территорий нацистской Германии и ее союзников были вывезены тыся-
чи специалистов, привлеченных затем различными способами к работе в
США. Были расхищены и найденные на этих территориях патентные
фонды (свыше миллиона единиц).

Использование «утечки умов» из Европы отнюдь не было стихийным
процессом, оно тщательно планировалось государственно-монополистиче-
скими кругами США. Важную роль сыграл созданный в 1933 г. Экстрен-
ный комитет для помощи перемещенным иностранным ученым, в кото-
рый вошли влиятельные представители ряда университетов и крупных
фирм77.

В конце 20-х годов, и особенно в годы депрессии, последовавшей за

нял новое, сохраняющееся до настоящего времени наименование Международно-
го совета научных союзов (International Council of Scientific Unions). В него вхо-
дят научно-исследовательские советы, академии наук и прочие научные органи-
зации (одна от каждой страны-участницы).

77 Duggan S., Drury В. The Rescue of Science and Learning. The Story of the Emer-
gency Committee on Aid of Displaced Foreign Scholars. N. Y., 1948.


кризисом 1929—1933 гг., в университетах и колледжах, остававшиxcя
основными научными центрами страны, усиливались левые настроения
В 1931 г. конституировалось как самостоятельная организация левoe
крыло Студенческой лиги за индустриальную демократию, принявшee
наименование Национальной студенческой лиги. Массовым стал Амери-
канский союз студентов, который уже в год своего возникновения
(1935) провел первую общенациональную студенческую забастовку, оx-
ватившую 184 тыс. человек, выступивших против расовой дискриминa-
ции в науке и образовании, за демократизацию сферы научных исследo-
ваний и университетских порядков. Под аналогичными лозунгами выстy-
пила и учрежденная в 1938 г. Американская ассоциация научныx
работников.

Многие ученые и деятели, участвовавшие в организации науки и об-
разования, приходили к выводу, что в интересах более успешной подгo-
товки научных кадров необходима «перемена философии»78. Американ-
cкая ассоциация научных работников выдвинула требование организo-
вать среди университетских преподавателей, других ученых движение зa
правительственные субсидии науке и образованию, бесплатную медицин-
скую помощь, свободу исследований. Однако подобные идеи не могли
быть реализованы. Даже попытки централизации в системе организации
науки наталкивались на ожесточенное сопротивление как со стороны
Национальной академии наук, видевшей в этих попытках покушение нa
свой авторитет, так и со стороны частных фирм, стремившихся использo-
вать лабораторные разработки в своих узких интересах.

Единственная в течение 20-х годов попытка создать на федеральнoм
уровне фонд для поддержки проводящихся в университетах фундамен-
тальных исследований за счет поступлений от промышленных фирм,
предпринятая в 1925 г. министерством торговли, закончилась провалoм
вследствие того, что не была поддержана другими ведомствами, связaн-
ными с наукой. Из требуемых 20 млн. долл. к 1930 г. не было собранo
и полумиллиона79. В 1925—1926 гг. Комитет по патентам и Горнoe
бюро были переданы тому же министерству торговли, в ведении котo-
рого уже находилось Бюро стандартов, Геологическая служба, Бюpo
рыбного хозяйства и вообще основная часть более или менее налажeн-

ных правительственных служб, обладавших некоторыми исследователь-
скими функциями80. Такое положение отражало преимущественнo
коммерческий подход к науке.

Некоторый сдвиг в сторону понимания науки как «нациo-
нального ресурса» произошел после экономических потрясений
1929—1933 гг., в ходе развития мероприятий, связанных с оформлениeм
государственно-монополистического капитализма в рамках рузвельтoв-
ского «нового курса». При Ф. Рузвельте вновь, как и в годы первой ми-
ровой войны, правительство стало активно привлекать к управлению нa-

78 Килпатрик В. X. Воспитание в условиях меняющейся цивилизации. М., 1930, с. 87
79 Dupree A. H. Science in the Federal Government. Cambridge (Mass.), 1957, p. 340343; Greenberg D. S. The Politics of Pure Science. N. Y., 1969, p. 63. Тогда же были предприняты и потерпели неудачу подобные попытки на отраслевом уровне, нa пример предложение крупнейшего математика О. Веблена создать независимый институт математических исследований, финансируемый Бюро по образованию См.: Science in America: A Documentary History, 1900—1939/Ed. by N. Reinhold, I. H. Reinhold. Chicago, 1981, p. 433.
80 Dupree A. H. Op. cii, p. 338—339.



IV. НАУКА II КУЛЬТУРА


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА




укой ученых. Новым моментом при этом было появление, а затем в
проникновение в область частно финансируемых исследований научных
«менеджеров», сосредоточившихся на научно-организационной деятель-
ности. Выдвинувшиеся при Ф. Рузвельте в области организации науки
деятели, в частности географ И. Боуман, крупный физик В. Буш, свя-
занный в то же время с деловыми кругами и состоявший президентом
Института Карнеги, или Г. Уоллес, ученый-генетик, бывший с 1933 по
1940 г. министром земледелия, стремились осуществить в рамках «но-
вого курса» ряд мероприятий в поддержку науки. В июле 1933 г. был
учрежден Консультативный комитет по науке под эгидой Национальной
академии наук и Национального исследовательского совета, деятельность
которого ограничивалась рекомендациями по вопросам выбора приори-
тетов в научной политике.

Реальные правительственные меры по стимулированию научных ис-
следований состояли главным образом в налоговых льготах на частные
затраты с научными целями. Принятый в 1935 г. закон о доходах раз-
решил изымать из облагаемого налогами дохода до 5% для пожертво-
ваний на науку, образование и другие социальные нужды. Особыми на-
логовыми льготами пользовались по этому закону «благотворительные»
фонды, рост которых, замедлившийся было в течение 20-х годов в связи
со снижением налоговых ставок, резко усилился в период последовав-
шего за 1929 г. укрепления партнерства фондов с государством. Это
партнерство повышало роль фондов как рычагов формировавшейся си-
стемы государственно-монополистического регулирования науки.

Новым для сферы исследований и разработок явлением (в отличие
от функционировавших также и ранее промышленных лабораторий, фон-
дов и тем более ученых обществ и университетов) стали начиная с
20—30-х годов «бесприбыльные» («некоммерческие») институты, нахо-
дившиеся в прочном контакте с фондами. Первыми типичными учреж-
дениями такого рода стали Баттелевский мемориальный и Меллоновский
институты, организованные в конце 20-х годов, а также созданный в
1936 г. Исследовательский институт при Иллинойском технологическом
институте. Проводя по заказам монополий, военных ведомств и прави-
тельства изыскания в естественнонаучной или социальной области, эти
институты, формально не извлекая прибыли (но косвенно участвуя в ее
распределении посредством субсидий), проявляли немалую гибкость и
послужили прообразом появившихся в большом числе во время второй
мировой войны и особенно в послевоенные годы экспертно-консультатив-
ных «фабрик мысли». К организациям данного вида примыкал и осно-
ванный А. Флекснером в 1930 г. в Принстоне Институт перспективных
исследований, тесно связанный после 1933 г. с Экстренным комитетом
для помощи перемещенным иностранным ученым.

В 30-е годы по инициативе Ф. Рузвельта был разработан ряд комп-
лексных проектов, включавших как научные, так и практические меро-
приятия, в целях повышения занятости и развития хозяйства в несколь-
ких регионах США на базе освоения природных ресурсов, строительства
удешевленных плотин и электростанций, проведения работ по борьбе с
паводками и других научно обоснованных аграрно-промышленных ме-
роприятий. Однако эти проекты подверглись резкой критике со стороны
представителей монополий, особенно энергетических компаний, увидев-
ших в них попытку «социализации» и добившихся отмены почти всех


этих проектов уже на начальной стадии. Реализован, в сущности, был
лишь один из них, Администрация долины Теннесси, и то после несколь-
ких повторных обсуждений и президентских вето (1933).

Первым действительно крупномасштабным, поглотившим все доступ-
ные научные ресурсы и воистину междисциплинарным научно-техниче-
ским проектом в США явилась разработка ядерного оружия. Открытия,
которые сделали возможным этот проект («Манхэттен»), были соверше-
ны в основном вне США. Прямое изучение ядерных проблем в США
началось после того, как переехавший туда крупнейший итальянский
физик Э. Ферми в 1939 г. сформулировал идею цепной реакции. К нача-
лу 1945 г. на проект «Манхэттен» в лаборатории г. Лос-Аламос работа-
ло свыше 2 тыс. научных сотрудников, а всего по стране в нем было
занято до 150 тыс. человек.

На заключительной стадии работы над этим проектом, особенно пос-
ле капитуляции Германии, многие работавшие в США ученые, в том
числе руководивший научной частью проекта Р. Оппенгеймер, Н. Бор,
В. Буш, А. Комптон, пришли к выводу, что единственной приемлемой
возможностью дальнейшей разработки ядерных проблем является меж-
дународный контроль. Однако положение уже вышло из-под контроля
ученых; некоторые из них (в том числе Оппенгеймер) начали подвер-
гаться преследованиям за либерализм, а за многими была установлена
слежка. Явная антигуманность и нецелесообразность применения ново-
го вида оружия в военных целях не предотвратили использования его в
качестве средства ядерной дипломатии и шантажа.

Благодаря растущему финансированию исследований, имевших воен-
ную ориентацию, стала увеличиваться доля правительственной поддерж-
ки в обеспечении всего фронта работ, которая на довоенном этапе не
превышала 10—15% общей суммы расходов на исследования и разработ-
ки. К началу второй мировой войны федеральные ассигнования на ис-
следования и разработки составляли 48 млн. долл. в год, т. е. 18% всех
расходов на эти цели, к концу войны они достигли 500 млн. долл. в год
(83%).

Распределением выделявшихся на оборонные исследования сумм до
конца 30-х годов занимался ряд организаций, крупнейшими из которых
являлись Национальный консультативный комитет по аэронавтике и
Военно-морской консультативный комитет. В. Буш, вошедший в 1938 г.
в состав первого из них и вскоре его возглавивший, вместе с рядом дру-
гих ученых в 1940 г. направил в правительство меморандум, где подчер-
кивалась необходимость наладить связь между армией и Национальной
академией наук. По согласованию с Комитетом национальной обороны
Ф. Рузвельт 27 июня 1940 г. подписал приказ о создании в системе это-
го комитета нового правительственного органа — Национального комите-
та оборонных исследований81. Через год этот комитет на правах кон-
сультативного органа был передан в ведение созданного по этому поводу
Управления научных исследований и разработок, облеченного более ши-
рокими административными полномочиями, чем какое-либо из прежних

81 Несмотря на правительственный характер этого органа, в нем с самого начала
были преобладающими позиции частного капитала. О функциях Национального
комитета оборонных исследований в системе Комитета национальной обороны
подробнее см.: Эволюция форм организации науки в развитых капиталистических
странах. М., 1972, с. 62.



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА




федеральных ведомств по науке. Атомные контракты управления в
1943 г. были переданы администрации проекта «Манхэттен». В системе
Военно-морского консультативного комитета в 1942 г. была создана
Группа по подводной войне, предшественница Центра военно-морского
анализа.

Как ВМС, так и армия широко использовали для выполнения иссле-
дований университеты; при многих из них были образованы крупные
«национальные», а фактически военные лаборатории, в частности Лос-
Аламосская (атомная) лаборатория при Калифорнийском университете,
Аргоннская лаборатория при Чикагском университете, а также управ-
ляемые ассоциациями университетов Окриджский институт ядерных
исследований и Брукхейвенская национальная лаборатория.

Важным моментом, отличающим 20—40-е годы от предшествовавшего
периода, было значительное сокращение временного интервала между
исследованиями, разработками и доведением открытий и изобретений до
производственной фазы. Если в конце XIX в.— первые два десятилетия
XX в. путь от изобретения до серийного производства занимал в сред-
нем 37 лет, причем последние 7 лет уходили на коммерческую разработ-
ку, т. е. на доведение до массовой стадии практически уже разработан-
ного образца, то для 1920—1944 гг. этот срок сократился до 24 лет.
В тех случаях, когда коммерческая разработка финансировалась госу-
дарством, ее продолжительность сокращалась в среднем вдвое.

Принципиальное значение имела также автоматизация, развернув-
шаяся с 20-х годов на базе массово-поточного производства в машино-
строении, металлургии, легкой промышленности. Особый размах приоб-
рели меры по автоматизации в молодых отраслях промышленности, на-
пример в автомобилестроении. Раньше, чем в других странах, в США
было налажено серийное производство токарных, металлорежущих и
прочих станков-полуавтоматов и автоматов. В 30-е годы их выпускали
уже 17 станкостроительных фирм.

В области электроэнергетики США опередили другие капиталистиче-
ские страны по общей длине высоковольтных линий, достигшей к 1927 г.
80 тыс. км (однако по плотности электросети на 1 тыс. кв. км США в
2 и более раз отставали от Франции, Англии и других европейских
стран), и по масштабам гидроэлектростанций, таких, как построенная в
1936 г. на р. Колорадо ГЭС Боулдер-Дам с плотиной высотой более
220 м.

Для становления электроники первостепенную роль сыграли иссле-
дования И. Ленгмюра по химическим и оптическим поверхностным яв-
лениям; создание А. Геффом и Р. Компфнером ряда электровакуумных
приборов; разработка в 1944 г. первой цифровой вычислительной маши-
ны с программным управлением на электромагнитных реле «Марк-1».
Прогресс радиотехники получил новый стимул, когда выяснилась
способность коротких волн распространяться на сверхдальние расстоя-
ния при минимальной мощности передатчиков. Переход к разработкам
преимущественно в области коротковолновой связи определил регуляр-
ный характер радиовещания. Для надежности радиосвязи огромное зна-
чение имели изобретения Э. Г. Армстронга: регенеративный прием,
принцип обратной связи в усилителях и т. п.

Монополии, проникшие в сферу радиотехники в 20-е годы, тормози-
ли развитие этой отрасли. Скупив патенты, относящиеся к радиолокации,


крупные промышленные объединения задержали развитие этого направ-
ления. В 1932 г. К. Янский, работавший в лаборатории «Америкен теле-
фон энд телеграф корпорейшн», открыл явление космического радиоиз-
лучения. Однако компания не смогла оценить потенциального прикладного
значения этого теоретического открытия и отказала ученому в дальней-
шей поддержке. Он умер в крайней нужде. Та же компания присвоила
ряд изобретений Л. Фореста (в области радиотехники, а также разрабо-
танный им в 1923—1926 гг. «фонофильм» — первый практически пригод-
ный вариант звукового кино, основанный на записи звука на одной
пленке с изображением).

Для всех отраслей производства первостепенное значение имело раз-
витие химико-технологических дисциплин, представлявших одну из пе-
редовых областей автоматизации производственных процессов. Получе-
ние высокооктанового горючего позволило резко увеличить дальность и
скорость полета аэропланов. Незаменимым для производства авиационного
бензина был метод каталитического крекинга, изобретенный в 1927 г.
работавшим в США французским инженером Э. Гудри.

Большим разнообразием отличались вновь создававшиеся модели лег-
ковых автомобилей, годичное производство которых в 1929 г. возросло до
4600 тыс. против 900 тыс. в 1915 г. Еще в большей степени возросло за
те же годы производство грузовиков (с 74 тыс. до 770 тыс.).

Ускоренный технологический прогресс переживал авиационный
транспорт, как и другие области, находившиеся под покровительством
государства в связи с военным значением. Эффективные модели вертоле-
тов в 20—30-е годы были предложены И. И. Сикорским; в 1943 г. нача-
лось массовое производство этих машин в военных целях. Как в произ-
водство, так и в вождение гражданских и военных самолетов широко
проникла автоматизация. Еще в 10—20-е годы Э. и Л. Сперри предло-
жили ряд конструкций автопилота (с помощью одной из которых летчик
В. Пост в 1933 г. совершил кругосветный облет). С 20-х годов было на-
лажено строительство цельнометаллических самолетов. После относи-
тельного застоя в разработках и темпах роста выпуска новых моделей
самолетов в течение 30-х годов продукция отрасли резко возросла за
годы второй мировой войны.

В 1926 г. Р. Годдард осуществил первый запуск ракет с жидкостно-
реактивным двигателем. Перед этим (1919 г.) Годдард впервые в миро-
вой литературе дал расчет ступенчатой ракеты и поднял ряд вопросов,
далеко опередивших время: о возможностях спасения ракеты при ее
возвращении с помощью парашютов, о коэффициенте полезного действия
ракет, об организации системы ракетной метеорологии. Широкий размах
ракетные исследования в США получили значительно позже, после того
как в 1945 г. В. фон Браун, бывший руководитель германских работ по
созданию обстреливавшей Великобританию ракеты Фау-2, бежал навст-
речу американским частям. С его помощью американцы отобрали более
100 высококвалифицированных германских ученых и вывезли все най-
денные в собранном или полусобранном виде ракеты.

Если в 1924—1933 гг. расходы на военные исследования и разработ-
ки составляли около 4 млн. долл. в год, а в 1934 г. возросли до
9 млн. (в том числе 5 млн. долл. на развитие авиации), то затем в
Объединенном комитете начальников штабов возобладала тенденция
опираться главным образом на заимствуемую технологию. Однако к кон-



IV. НАУКА И КУЛЬТУРА


ПРОСВЕЩЕНИЕ И НАУКА




цу 30-х годов вполне выяснилась неадекватность этого подхода, и с
1939—1940 гг. армия и ВМС США вместе затрачивали на собственные
исследования и разработки уже не менее 25 млн. долл. ежегодно. Со-
хранялся, однако, известный разрыв как между армейскими и флотски-
ми исследованиями (в результате чего множество проектов дублирова-
лось), так и между стадией исследований, выполнявшихся в военных
(а также — по контрактам — университетских) лабораториях, и стадией
разработок и серийного производства, на которой исполнителями были
частные фирмы. В целом (не считая проекта «Манхэттен») к концу вто-
рой мировой войны вооруженные силы США закупили на 4 млрд. долл.
военной техники, разработанной в системе Национального комитета обо-
ронных исследований; всего же Управлению научных исследований и
разработок в годы войны подчинялось до 35 тыс. ученых, работавших на
военные нужды.

В 20-е годы будущий президент Г. Гувер заявил: «О какой бы то
ни было поддержке теоретического научного исследования у нас можно
говорить только в трех аспектах: она выражается, во-первых, в том, что
остальной мир несет вместо нас бремя фундаментальных исследований;
во-вторых, в том, что университеты должны проводить такие исследо-
вания в качестве побочной для своих образовательных целей нагрузки;
в-третьих, в том, что время от времени наши филантропические учреж-
дения выделяют пожертвования, например институту Карнеги, Рокфел-
лера или Смитсоновскому» 82. Это суждение во многом отражало дейст-
вительное положение вещей, и подобные упреки обычны в американской
литературе 20-х годов. В то же время сам факт частого обсуждения су-
деб теоретической науки, равно как и рост, хотя пока еще медленный,
ее масштабов, свидетельствовал о том, что естественнонаучные (включая
математические) исследования в США в 20-е годы постепенно переста-
вали быть «провинциальным ответвлением» европейской науки.

В области математики в этот период выделяются такие ученые, как
Э. Мур (первый «чистый» математик, избранный членом Национальной
академии наук), О. Веблен, Дж. Биркгоф, Э. В. Хантингтон, Г. Блисс.
По тензорной дифференциальной геометрии с 1927 г. работал Д. Я. Стройк,
посвятивший ряд исследований также истории математики и материали-
стической интерпретации оснований математики. Возникли амери-
канские школы математической физики (Д. Р. Хартри, Дж. Мичелл),
теории групп и математической логики (X. Б. Керри, С. Маклейн), диф-
ференциальной геометрии и топологии (У. Ходж, Н. Стинрод, С. Эйлен-
берг; работы С. Лефшеца и Дж. Александера в Принстонском универси-
тете по применению топологических методов в алгебре).





Дата добавления: 2013-12-28; просмотров: 401; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: При сдаче лабораторной работы, студент делает вид, что все знает; преподаватель делает вид, что верит ему. 9889 - | 7545 - или читать все...

Читайте также:

 

3.215.182.81 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.008 сек.