double arrow

Характер светотени

Многочисленные приемы живописного построения светотени по-разному передают пред­мет изображения. Каждый из них отображает особую сторону видимого. Сооружение, изо­бражаемое различными приемами светотени, каждый раз производит новое впечатление, вызывает новые образы. Поэтому изучать приемы передачи светотени следует не только с точки зрения использования их технических возможностей, что необходимо прежде всего; не менее важно также понимать художественный смысл этих приемов, их влияние на об­разное содержание изображения человека, предмета, сооружения, пейзажа, их способность дать сообразное, осмысленное впечатление.

Одни приемы придают изображению трехмерность, осязаемую предметность, тяжесть, массивность; другие — легкость, прозрачность, воздушность. Одни делают изображаемый предмет красочным, ярким, другие — монотонным, мрачным и т. д. Каждый из этих приемов придает изображению особые черты, в определенном направлении оттеняет образ. Особенно важное художественное значение имеет одновременное применение различных приемов жи­вописного построения светотени.

Как же сочетаются эти приемы и какое их сочетание лучше всего служит достиже­нию искомой выразительности образа?

Следует заметить, что группировка приемов светотени и перспективы наиболее ярко выражает свою тенденцию, когда совокупность их строится вокруг одного ведущего приема, который наиболее близко подходит к цели, показывает наиболее существенные особенно­сти изображаемого, становится живописной темой.

Картина Ф. А. Васильева «После дождя» (рис. 18) построена на приеме световой пер­спективы. Все наземные предметы, удаляясь на запад, делаются светлее, приобретают жел­тый оттенок, яркий, обобщенный золотистый тон. Предметы переднего плана, находясь под меньшим влиянием заката, сохраняют, особенно в тенях, собственный цвет. Очертания да­леких предметов окутаны освещенным воздухом и окружены ореолом от яркого света солнца. Основной прием световой перспективы, осуществленный в теме солнечного заката, здесь направлен к тому, чтобы обратить внимание зрителя на красоту вечерней природы.

Живописной средой картины А. Е. Архипова «На Оке» (рис. 5) является яркий, зной­ный свет полуденного солнца. Светотень людей и предметов характеризуется однообраз­ными выбеленными бликами и насыщенными собственными цветами и рефлексами в тени. Такая светотень придает всей картине знойный, пустынный характер.

В противоположность этому в картине того же художника «В гостях» (рис. 10) живо­писной средой является отраженный свет разноцветных предметов интерьера. Светотень персонажей и предметов характеризуется цветовым многообразием, насыщенностью красок. Такая светотень в свою очередь придает картине оживленный, жизнерадостный характер.

Совсем иная живописная среда избрана А. Е. Архиповым для картины «Прачки» (рис. 27), которая по своему образному содержанию резко отличается от предыдущего примера — картины «В гостях» (рис. 10). Насколько яркие солнечные блики, красочные рефлексы, свежий воздух и просторы полей в окнах, веселые лица женщин в картине «В го­стях» придают ей жизнерадостный характер, настолько картина «Прачки» оставляет мрач­ное, гнетущее впечатление. Здесь преобладает слабая освещенность от рассеянного света пасмурного неба, с трудом проникающего в небольшое замороженное подвальное окно.

Сравнивая три картины одного автора, можно видеть, какое большое значение имеет правильный выбор живописной темы для передачи образного содержания картины и на­сколько велико мастерство художника, владеющего техникой воспроизведения состояния освещенности уменьем передать колорит.

На примере проекта петербургской Биржи архитектора Тома де Томона можно видеть, насколько автор уже в проекте выразил идею центрального здания города, которому суж­дено «Ногою твердой стать при море». В нем каждому понятна сила, значительность и незыблемость сооружения. Акварель Томона выразительно передает идею архитектурного преобразования природы, идею обуздания стихии. «Да умирится же с тобой и побежденная стихия» (рис. 115).

Теперь, спустя полтора века, когда здание Биржи стало символом старого Петербурга, по заслугам можно оценить эту акварель. Она настолько живо и просто передает общий облик здания, что временами кажется нарисованной с натуры. В чертеже переданы немно­гие, но очень характерные черты пейзажа. Простыми техническими приемами показаны об­щий строгий серебристый колорит, мягкая светотень на здании, разорванные резкими по­рывами морского ветра низкие облака, взволнованная Нева, многочисленные корабли... И это было сделано тогда, когда в действительности здания Биржи еще не было. Поэтому чертеж Биржи привлекается здесь как пример, поучительный по силе творческой мысли, воображения и акварельной технике исполнения.

На натурных зарисовках архитектуры можно часто наблюдать такое явление. Одно и то же сооружение в разное время может быть освещено по-разному. Всякий раз новое освещение по-новому выявляет архитектуру сооружения. Так, например, солнечный свет дает богатую светотень, с большой силой выявляет рельеф здания, пластику архитектуры, ее детали. Архитектура выступает выпукло, тектонично, тяжело, иногда беспокойно, пестро и дробно. Расцветка здания отступает на второй план, едва заметна в свету и хорошо чувствуется лишь в нишах, лоджиях, на затененных фризах и т. п. Рассеянный свет по- другому выявляет архитектуру. Он дает мягкую светотень, слабо выявляет рельеф; пла­стическая сторона архитектуры при этом отступает на второй план и на ее место выходит цветовая сторона. Архитектурные формы приобретают большую обобщенность, детали по­лучают единство, соподчиненность. На первый план выступает обобщенный силуэт здания, цветовые членения, пропорции. Здание кажется более плоским, легким, воздушным, цвет­ным. Поэтому, когда художник или архитектор отправляется на зарисовки архитектуры, он должен ясно сформулировать образную задачу и в соответствии с ней произвести выбор точки зрения, характер светотени и общее живописное состояние. Когда же архитектор за­вершает свой проект и собирается придать своим архитектурным чертежам познаватель­ный характер и доступную ясность композиции, он должен в своем воображении подо­брать такой колорит и такую светотень, которая наиболее выразительно могла бы пере­дать архитектурный облик здания наиболее простыми и выразительными техническими приемами.

Архитектор, работая над чертежом, прежде всего должен избрать такие приемы, ко­торые будут способствовать выражению основного художественного содержания архитек­турной картины. Если это сооружение, то следует задуматься над тем, при каком освеще­нии оно будет чаще всего рассматриваться, при каком живописном состоянии природного пейзажа архитектурный образ сооружения будет сильнее впечатлять, запоминаться, де­латься понятным, что главное в нем, как его выделить, ярче и детальнее показать. Если это панорама города или большой архитектурный ансамбль, то очень важно избрать в кар­тине такой момент освещения, который выделит центральные, наиболее значительные соору­жения, выявит их главную композиционную роль; важно создать такой колорит картины, который наиболее правдиво раскроет архитектурный облик будущего города в его природ­ной среде.

Для архитектурной практики очень важно владеть широким диапазоном технических приемов акварельной живописи. Это нужно не для того, чтобы каждый раз рисовать пышные архитектурные картины, а для того, чтобы большой выбор технических средств и приемов дал бы возможность выбрать один или два таких, которые могли бы быстро и просто передать замысел, образ, идею, композицию, форму, деталь и т. п. В процессе проектирования появляются такие чертежи, которые целесообразнее оставить в контуре, где сами линии вполне исчерпывают и характеризуют проектное предложение.

Такими черте­жами может быть, например, генеральный план пересеченной местности с густыми пучками горизонталей, которые сами по себе хорошо оттеняют рельеф и не требуют дополнитель­ных графических средств. Рисунок кирпичной или каменной кладки, керамической орна­ментованной облицовки, паркетного пола и т. п. может быть оставлен в контуре. Некото­рые чертежи достаточно прокрыть одним общим тоном без последующей светотеневой де­тализации, выделив лишь общий силуэт сооружения и подобрав характерный цвет строи­тельного материала. Подобными приемами целесообразно обрабатывать чертежи легких, прозрачных, ажурных сооружений. Такими чертежами может быть проекция металлической или деревянной мачты, металлического или деревянного моста, ажурной решетки, ограды и т. п. Напротив, в чертежах массивных сооружений целесообразнее светотеневой прием с нанесением всех фаз светотени для того, чтобы лучше выявить объемный характер архи­тектуры. Особенно целесообразен этот прием в чертежах, изображающих массивное соору­жение со значительной архитектурной детализацией.

Такими же чертежами могут быть фасады или перспективы промышленных сооружений, общественных, жилых или спортив­ных и тому подобных зданий. В эскизном проектировании, где очень важно получить мгно­венный графический результат и не задержать творческую мысль исполнительской рабо­той, могут быть применены самые лаконичные приемы. В эскизе планировки может быть применен уголь; в эскизе промышленного здания — карандаш и кисть; в наброске интерьера общественного или жилого здания — красочная акварель; в наброске жилого квартала — цветной мелок, перо с черной или цветной тушью или одна краска. Вся прелесть послед­него заключается в том, чтобы подобрать такую единственную краску, которая могла бы по колориту очень ярко характеризовать архитектуру и дать возможность нанести ее на чертеж простыми и смелыми приемами. Могут быть и такие чертежи, в которых цвет ма­териала, цветовое сочетание красок, живопись, мозаика или майолика занимают большое место. Это могут быть интерьеры общественных или жилых зданий, фрагменты с фрес­ками, плафонами, цветными фризами и т. п. В таких случаях работа ведется по всем пра­вилам акварельной живописи, которой и посвящено все изложение этой книги. Однако в архитектурной практике встречается много чертежей, которые нужно быстро и просто оформить, поэтому здесь приводятся самые разнообразные примеры для того, чтобы ука­зать творческим работникам на необходимость расширения диапазона своих технических знаний. Широкие знания нужны для того, чтобы в практической работе находить безоши­бочные решения, быстро, просто и прямо приходить к разрешению задачи.

Продумав и проверив в эскизах живописный замысел картины, нужно избрать самые простые, выразительные и немногодельные приемы передачи освещения и светотени, кото­рые могли бы с минимальной затратой времени и сил передать искомый образ в любом масштабе, с любой степенью законченности.

Следует помнить, что техника исполнения архитектурного чертежа имеет служебное назначение. Технический прием должен легко, просто выявить архитектуру и остаться неза­метным.


Сейчас читают про: