double arrow

СИМВОЛИЧЕСКИЙ МИР ИКОНЫ


…Свет в православии приобрел совершенно исключительное зна­чение и особый смысл. Как учил святой Григорий Палама, Бог непознаваем, но проявляется в Благодати — божественной энер­гии, изливаемой Им в мир. То есть Бог изливает в мир свет.

Все причастное к Богу пронизано божественным светом и све­тоносно.

Именно поэтому икона полна внутреннего света. Золотые штрихи и золотой фон на иконах символизируют и олицетворяют этот незем­ной свет. Теней на иконах нет, потому что в Царствии Божием все пронизано светом.

Одна из причин, по которой современному человеку трудно по­нимать древнерусские иконы, — особый способ изображения прост­ранства и находящихся в нем земных и «небесных» существ. (50)

Много веков отделяют нас от того времени, когда на Руси ут­вердились принципы иконописания, но дело не только в этом. Се­годня, плохо разбираясь в древних иконах, созданных на нашей земле, мы легко принимаем европейскую живопись и картины, на­писанные в самые давние времена. Дело в том, что изображенное на них представляется нам очень похожим на то, что мы видим в окружающем мире.

Европейские художники, преследуя цель добиться достоверности и убедительности изображаемого, использовали линейную перспекти­ву, подчас как бы срывая с пространства покров таинственности, за­земляя его. Под их кистью оно переставало быть загадочным: ока­зывается, его можно было как бы «собрать» или «разобрать» при помощи прозрачных кубиков, «сняв» переднюю стену здания, или показать его в разрезе.

Отношение к пространству у создателей икон в Древней Руси было совершенно иным. Иконописцы и иллюстраторы древних ру­кописных христианских книг были убеждены в несовершенстве че­ловеческого зрения, которому нельзя доверять из-за его плотской природы. И потому они считали для себя обязательным пытаться изображать мир не таким, каким мы его видим, а таким, каков он есть «на самом деле». Ведь смысл иконного изображения не в том, чтобы показать то, что мы видим в природе, но в том, что­бы наглядно изобразить не окружающий нас мир, а мир ду­ховный. Пространство «не от мира сего» обычно обозначается на иконах сплошным золотым фоном, а предметы в нем и их взаим­ное расположение даются в так называемой обратной перспекти­ве, когда предметы по мере удаления их от переднего края иконы не сужаются, как бы удлиняясь и создавая иллюзию объемности, а, наоборот, расширяются.

Но обратная перспектива не должна восприниматься как просто неумение изображать пространство. Древнерусские иконописцы не при­няли линейной перспективы, когда познакомились с ней. Обратная пер­спектива сохраняла свой духовный смысл и была протестом против соблазнов «плотского зрения». Древнерусские иконописцы стремились постичь и изобразить жизнь в пространстве Царствия Небесного. (51)

Икона мыслилась как окно в священный мир, и мир этот рас­пахивается перед человеком, взирающим на икону, раздается вширь — простирается (именно этот смысл и содержится в самом слове «прост­ранство»). Сакральное пространство обладает свойствами, отличными от свойств земного пространства, не доступными телесному зрению и не объяснимыми логикой здешнего мира.

Особую роль играет изображение в иконе архитектуры. Она указывает на место, где происходит событие: храм, дом, город. Но здание никогда не заключает в себе происходящие события, а служит им фоном, так что сцена изображается не внутри здания, а перед ним. По смыслу иконы, действие не замыкается, не ограни­чивается тем местом, где оно исторически произошло, так же, как, произойдя во времени, оно не ограничивается тем моментом, когда совершилось.

Иконы так отличаются от реалистичной живописи еще и по­тому, что на них изображается не только тело святого, но и дух, живущий в теле. Икона святого — не художественный портрет, в котором ищется внешнее сходство. Икона изображает лик про­славленного, духоносного святого не каким он был на земле, но в его прославленном, небесном сиянии. Лица святых на иконе — это не обычные лица людей, а лики. Изображенные на древних иконах святые уже сподобились вечной жизни, в которой нет движения и изменений в обычном смысле слова. Взгляд святого с иконы на нас — это взгляд из глубины запредельного мира, из вечности.

Лик — это лицо, освободившееся от печати мирских страстей. Жизнь человеческого лица получает высшее одухотворение и смысл.

Узнать и отличить того или иного святого можно по канонизиро­ванному набору признаков (книга, одежда, борода, усы и т.д.). Этот набор повторяется без изменений при изображении данного святого на разных иконах и в разные эпохи. (53)

Щеголева Е. Православный храм.

М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. 239 с.: ил.

(Православные святыни)


Сейчас читают про: