double arrow

Какие имеются школы в русской иконописи?


Обосновано ли с точки зрения богословия священных изображений широко распространенное среди малоцерковных людей мнение, что икона способна накапливать и отдавать некую благоприятную энергию?

Нет. Ни в коем случае нельзя считать икону вещью самодостаточной, которая сама по себе, без воли Божией способна производить какие-либо действия. Ошибочно также считать икону неким аккумулятором, который сначала накапливает, затем, переполнившись, отдает «молитвенную энергию». По словам Н.М.Тарабукина: «Чудодейственная сила исходит не от ико­ны, а через икону, и благодать этой силы приемлет только верующий». (375)

Алексеев С.В. Зримая истина. СПб.: «Изд. Дом «Нева»»;

М.: ОЛМА-ПРЕСС Образование, 2003. 416 с. С. 369-375.

После крещения Руси вся общественная и церков­ная жизнь сосредоточилась в Киеве и Новгороде. Киев активно развивался только до XIII столетия — до вре­мени завоевания его татаро-монголами.

С XII века образуется еще один центр — Владимиро-Суздальское княжество.

Новгород, не тронутый Золотой Ордой, заверша­ет свое архитектурно-художественное становление к XVI веку, а затем, как и Владимиро-Суздальское княжество, передает свое наследие Москве.




Вобрав в себя все лучшее, патриаршая Москва к на­чалу XVII столетия становится центром всей духовной, политической и художественной жизни.

В иконописании традиционно выделяют следую­щие основные иконописные школы: новгородскую, псковскую, ростово-суздальскую, ярославскую, твер­скую, московскую, строгановскую, палехскую. Также свои особенности имеют и иконы северного письма.

Мы рассмотрим с вами новгородскую, московскую и строгановскую иконописные школы — наиболее яркие в русском иконописании. (376)

Новгородская школа пережила два основных пери­ода. Первый относится к XII—XIII векам, когда новго­родцы, имеющие постоянные торговые связи с Запа­дом смогли выработать свой художественный стиль, который хотя и возник под некоторым влиянием гос­подствовавших в то время в Европе романских форм, все же обрел неповторимую индивидуальность. Вто­рой период — XIV-XV века, когда в Новгороде разво­рачивается активная деятельность византийских изо­графов. Стиль такого византийского мастера как Фео­фан Грек совпал с вкусами и умонастроениями новгородцев. Свои лучшие фрески в церкви Спаса Преображения на Ильинке Феофан Грек написал в тра­диции, не имеющей ничего общего с византийским иконописанием.

Именно в этот период и сложились все основные черты новгородской иконописной школы — экспрес­сия, сильное духовное напряжение, сочность и яркость (377) колорита, где преобладают сочетания ярко-красной киновари с белыми и золотисто-охристыми красками.

Для новгородской иконы характерна простота и не­которая свобода в изображении местночтимых святых.



Начиная с потерей независимости Новгорода в 1478 году, новгородская школа стала терять свои самобыт­ные черты.

Московскую школу, в отличии от новгородской, характеризует гармоничное, богословское начало, мо­сковским иконописцам чужда простота и эмоциональ­ность иконописцев Новгорода.

В XIV веке, во время правления святого благовер­ного великого князя Дмитрия Донского, в московском иконописании доминировала тенденция, при которой главым в иконе считалась внутренняя духовная гар­мония и созерцание. Несомненно на московскую ико­нопись этого периода оказал сильное влияние исихазм. Выдающимся русским исихастом считают основателя Троице-Сергиевой Лавры преподобного Сергия Радо­нежского. С исихазмом связывают и иконописание преподобного Андрея Рублева. Если Феофана Грека, который к тому времени из Новгорода перебрался в Москву, можно назвать апологетом страха Божия, то преподобного Андрея — свидетелем Божиего ми­лосердия. Такие иконы, как Троица Ветхозаветная, Спас Звенигородский являют нам милующего, многотерпящего и всепрощающего Бога. Преподобный Андрей Рублев — не столько изограф, столько высо­чайший молитвенник с кистью в руках.

Если в иконописании святого Андрея еще просле­живаются внутренние духовные черты византийской (380) традиции, то в иконах и фресках Дионисия уже замет­на поствизантийская тенденция, которая выражена в предельно светлом колорите, где преобладают холод­ные тона, в точно выверенном рисунке и в любовании красотой окружающего Богозданного мира.



Строгановская школа сложилась в XVII веке. Осно­вателями ее были купцы Строгановы — меценаты и любители иконного дела. На обратной стороне икон, выполненных в мастерской, всегда ставилась фамиль­ная метка Строгановых. Отсюда, очевидно, и возник­ло название «Строгановская школа». Для строгановских (384) икон характерны небольшие размеры, виртуозность письма, обилие мелких деталей и богатая декоративная отделка золотом. Подобная «узорчатость и красоч­ность» — плод соединения древнерусского иконного письма с новейшими европейскими течениями в изоб­разительном искусстве, такими как барокко и манье­ризм. Строгановская школа приобрела широкую изве­стность. «Европеизированное иконописание» как нельзя лучше соответствовало начавшейся секуляризации (386) всего русского общества XVII столетия, которое и при­вело в XVIII веке к утрате древнерусской иконописной традиции. (387)







Сейчас читают про: