double arrow

Творчество А. Щусева


Архитектор Щусев Алексей Викторович. Стилистика архитектуры: Ретроспективизм. Неоклассицизм. Функционализм. Конструктивизм. Основные архитектурные объекты и проекты: проект Марфо-Мариинской общины со всеми ее зданиями; Храм-памятник Сергия Радонежского на Куликовом поле; Казанский вокзал; проект перепланировки Москвы; мавзолей Ленина; филиал Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в Тбилиси; Государственная библиотека СССР имени Ленина; проект Центрального телеграфа на Тверской улице; Центральный Дома культуры железнодорожников; гостиница «Москва»; Большой Москворецкий мост; Большой театр оперы и балета имени А. Навои в Ташкенте; здание НКВД на Лубянской площади.

«Творчество в архитектуре более, чем в других искусствах, связано с жизнью», — говорил Щусев. Он постоянно искал связь архитектурных форм с жизненными процессами, не считая застывшими ни те, ни другие. Как истинный художник, он пробовал себя в разнообразных формах архитектуры, находя удовлетворение в познании и выражении все нового и нового и не удовлетворяясь до конца.

К идее строительства нового здания Казанского вокзала в Москве Алексей Викторович сначала отнесся почти безразлично. Эскизные проекты, представленные на конкурс, были схематичны, приблизительны. Выбрав эскиз Щусева, правление тешило себя надеждой если удастся задеть архитектора за живое, заинтересовать его самой идеей «ворот на Восток», то делу будет обеспечен успех. И оно не ошиблось. Профессиональное чутье, любовь к русской истории и археологии сослужили Щусеву великую службу — он нашел верную цветовую гамму «ворот на Восток». 29 октября 1911 года академика Щусева официально утвердили главным архитектором строительства нового здания Казанского вокзала в Москве. На строительство правление дороги выделило баснословную сумму — три миллиона золотых рублей. Но только к концу августа 1913 года архитектор представил в министерство путей сообщения детальный проект. Еще не было у Щусева ни одного проекта, на подготовку которого он затратил бы более двух лет. Архитектор долго и мучительно искал, как выбраться «из ямы» Каланчевской площади, пока не придумал поместить главную доминанту ансамбля — башню — в самом низком месте, тогда весь ансамбль прочитывался легко, как бы единым взором.




Вместе с И.В. Жолтовским Щусев возглавил работу коллектива архитекторов над проектом перепланировки Москвы. Внимательно вглядываясь в исторически сложившуюся структуру Москвы, архитектор укреплял ее, вскрывая заложенные в ней самой потенции развития — перспективные зоны застройки и благоустройства. Непростым оказалось инженерно-техническое преобразование маршрутов передвижения москвичей по городу.План впервые связал радиально-кольцевое движение наземного транспорта с пригородным железнодорожным движением. Что уже совсем невиданно по тем временам, сеть общественного транспорта завязана в плане в единый узел на основе радиально-кольцевой схемы Московского метрополитена. Так в 1919 году Щусев угадал самые сокровенные мечты Москвы.



В 1922 году Щусев был назначен главным архитектором Всероссийской сельскохозяйственной и кустарно-промышленной выставки, она была открыта в августе 1923 года на территории нынешнего ЦПКиО имени М. Горького. Щусев перестроил здание бывшего механического завода под павильон кустарной промышленности, руководил строительством 225 зданий выставки.

В 1924 году ему поручили создать проект Мавзолея Ленина. Спроектированный и построенный в течение считанных часов, первый деревянный Мавзолей был прост по своим формам, но в нем уже содержалась идея, получившая в дальнейшем блистательное развитие: кубический объем усыпальницы имеет ступенчатое завершение. Позднее был объявлен Всесоюзный конкурс на создание постоянного Мавзолея. В итоге конкурса правительственная комиссия предложила Щусеву «перевести временный Мавзолей из дерева в гранит». Задача была непростой. Если решать Мавзолей в стиле русской архитектуры, то, «подверстанный» к Сенатской башне, он потеряется под стенами Кремля. А выдвинутый вперед, он невольно вынужден будет cпoрить с собором Василия Блаженного. Щусев нашел выход. Мавзолей поднялся, достиг двенадцатиметровой высоты, что было равно одной трети высоты Сенатской башни и одной шестой высоты Спасской башни, три дробных его уступа слились в один. Нижний пояс с траурной лентой черного гранита смело выдвинулся вперед и настойчиво потребовал вытянуть венчающий портик почти до зубцов кремлевской стены. Архитектор нашел и еще один прием: если смягчить левый угол, то почти незаметная асимметричность оживит перепад уступов, игру объемов, цветовую гамму поясов. Мавзолею оказалось по силам организовать и «держать» площадь. Площадь открылась, ансамбль ее сделался цельным. Архитектору блестяще удалось вписать в площадь, казалось бы, инородное по архитектуре сооружение и органично подчинить Мавзолею все, что здесь есть.

Целый ряд работ Щусева, относящихся ко второй половине 1920-х годов, воплотили в себе архитектурные формы конструктивизма. Это проекты зданий филиала Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС в Тбилиси (1938), Государственного банка в Охотном ряду и на Неглинной улице, Государственной библиотеки СССР имени Ленина, а также гостинично-санаторного здания в Мацесте, построенного в 1927—1928 годы. В этом отношении характерны также здания Коопинсоюза в Орликовом переулке (1928—1933) иМеханического института имени Ломоносова на Садовой-Триумфальной (1930—1934).

Гостиница «Москва». Архитектор Щусев

По проекту Щусева и молодых архитекторов Л. И. Савельева и О А. Стапрана в 1932—1938 году в Охотном ряду была возведена одна из первых гостиниц советского времени — гостиница «Москва».

32. Дом-коммуна «переходного» типа работников Наркомфина в Москве на Новинском бульваре и его сравнение с другими типами домов-коммун.

По проекту М. Гинзбурга, М. Милиниса и инж. С. Прохорова в 1928-1930 гг. в Москве на Новинском бульваре был построен жилой дом для работников Наркомфина. В этой работе авторы ставили задачу наиболее экономичного расселения одиноких и семей различного состава и одновременно создания развитого комплекса культурно-бытового обслуживания и общения. Шестиэтажный параллелепипед жилого корпуса соединялся переходом по второму этажу с двухэтажным общественным блоком. В доме предусматривались индивидуальные комнаты для одиноких, квартиры типа «Ф» (малометражные) и типа «К» (для больших семей). Квартира типа «Ф» в двух уровнях состоит из двух комнат — общей комнаты большей высоты с примыкающей кухней-нишей и спальни с санузлом меньшей высоты. Квартира типа «К» состоит из трех комнат, также размещенных в двух уровнях. Общественный корпус решен в виде замкнутого объема, сплошь остекленного с одной стороны. Он двухэтажный и включает спортзал, столовую, читальню и др.

Строительство комплекса должно было подтвердить правильность социально-бытовых, архитектурных и конструктивных положений, широко обсуждавшихся во второй половине 1920-х годов на страницах журнала «Современная архитектура». Дом Наркомфина, предназначавшийся для государственных чиновников, нельзя считать «чистым» экспериментом формирования массового дома нового типа. Наибольшим спросом пользовались большие квартиры, задуманные для семей, сохранявших традиционный уклад жизни. Курировавший строительство Н.А. Милютин, (архитектор по образованию, в 1924-1929 годах - народный комиссар финансов) разместил на крыше дома двухуровневую квартиру-особняк вместо задуманного Гинзбургом общежития. Гинзбург никогда не публиковал осуществленный вариант планов дома и не упоминал о квартире Милютина. Как бы не складывалась проектная и строительная история комплекса, осуществленный замысел выделяется из ряда лучших построек периода поиска нового языка мировой архитектуры.

Длинный элегантный фасад дома Наркомфина с полосами горизонтальных окон, увенчанный квартирой наркома на крыше, снискал всему дому прозвище «корабля». После завершения он представлял собой миниатюрный ансамбль, состоящий из трех зданий: жилого корпуса, связанного с ним крытым переходом второго этажа коммунального корпуса и маленького корпуса прачечной, к которому вела специальная дорожка через небольшой парк перед основным зданием.

В доме Наркомфина Гинзбург, лидер конструктивистов, отказался от традиционных методов строительства: пространственная композиция и архитектура комплекса демонстрируют поиск радикально новых форм современного многоквартирного дома. Ему суждено было стать прототипом жилых домов и комплексов по всей Европе. Этот проект был международным: дом Наркомфина стал первым зданием, построенным с соблюдением пяти принципов Ле Корбюзье, а профессор Баухауса Хиннерк Шепер разработал цветовые схемы покраски интерьеров.

Интересные поиски новых типов жилища велись под руководством М. Гинзбурга в мастерской Стройкома РСФСР. По проекту М. Гинзбурга, М. Милиниса и инж. С. Прохорова в 1928-1930 гг. в Москве на Новинском бульваре был построен жилой дом для работников Наркомфина. В этой работе авторы ставили задачу наиболее экономичного расселения одиноких и семей различного состава и одновременно создания развитого комплекса культурно-бытового обслуживания и общения.

Москва. Пространственные жилые ячейки типа Ф и К, разработанные в мастерской Стройкома РСФСР и использованные в доме на Новинском бульваре, 1928-1930 гг. 1 — трехкомнатная квартира типа К; 2 — двухкомнатная квартира с кухней-нишей типа Ф
Москва. Жилой дом Наркомфина на Новинском бульваре, 1928-1930 гг. М. Гинзбург, И. Милинис, С. Прохоров  
Москва. Дом-коммуна (студенческое общежитие). 1929-1930 гг. И. Николаев при участии К. Соколова. План
В 1929—1930 гг. в Москве в Донском переулке был построен студенческий дом-коммуна на 2 тыс. чел. (И. Николаев), состоящий из трех корпусов: восьмиэтажного спального корпуса с комнатами минимальных размеров на 2 чел., спортивного блока и корпуса общественных помещений, где запроектированы столовая на 500 мест, залы для занятий с раздвижными перегородками на 300 чел., читальный зал на 150 чел. с книгохранилищем и др. Здесь же находились детские ясли на 100 мест, прачечная и пр. Корпуса образуют выразительную объемно-пространственную композицию. Многолетняя эксплуатация здания как студенческого общежития подтвердила правильность авторского решения. К явным недостаткам следует отнести слишком малые жилые комнаты — 2,7 х х 2,39 м.





Сейчас читают про: