double arrow

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Образование, наука и культура в условиях


Наука и рынок.

Бразование.

Рынка в 1990-х годах

Образование, наука и культура в условиях

О

Многие средние школы были преобразованы в гимназии и лицеи с углубленным изучением отдельных предметов. Школа начала утрачивать свои важнейшие социальные функции – обеспечивать каждому равный доступ к качественному образованию и осуществлять нравственное воспитание подрастающего поколения. Отменили монополию учебного книгоиздания, и учебники стали дорогими. Возросло привлечение средств родителей на оплату обучения в специализированных школах и классах, что поставило в неравное положение детей уже на начальной стадии получения образования.

Наблюдается рост интереса молодежи к получению высшего образования. Заметен перевес в сторону гуманитарных дисциплин.

В государственных учебных заведениях было введено образование на коммерческой основе сверх планового набора студентов, что позволило материально поддерживать преподавателей.

В ходе реформы образования было разрешено создание негосударственных структур в области школьного и высшего образования.




С началом реформ в 90-х годах в стране образовались так называемые коммерческие структуры, занятые главным образом ввозом из-за рубежа и распространением вычислительной техники, компьютеров и т. д. Это сыграло положительную роль в ликвидации отставания России от современного уровня оснащенности и использования вычислительной техники, хотя мы значительно продолжаем отставать в этой сфере от США. В США в середине 90-х гг. на 1000 жителей приходится 318 компьютеров, в России – 11.

Отечественные разработки в области вычислительной техники и программного обеспечения были свернуты. Это вызывает закономерные опасения, что Россия превратится в зависимое от Запада государство в такой стратегически важной области, как электроника и вычислительная техника.

Поскольку бюджетное финансирование не позволяет обеспечить нормальное развитие науки, в 90-е гг. появилась новая форма финансирования научных исследований – система грантов, то есть целевое финансирование конкретных лиц для проведения ими конкретных исследований в течение небольшого периода времени. В 1992 г. был создан Российский фонд фундаментальных исследований, предоставляющий на конкурсной основе финансовые средства под научные разработки. Кроме того, существуют и негосударственные фонды поддержки.

Культура в условиях рынка.

Культура оказалась ввергнута в тяжелейший кризис. Исчезла государственная поддержка культуры. Произведения искусства превратились в обычный товар наряду с мебелью и колбасой.

Лучшие представители российской культуры стали выезжать за рубеж. В сложном положении оказались библиотеки, музеи, дома культуры. Уменьшение государственной поддержки привело к резкому спаду культурного обслуживания населения. Пик кризиса отечественной культуры пришелся на 1995 г. Впервые за все время либеральных реформ ассигнования на культуру из федерального бюджета оказались существенно ниже, чем в предыдущие годы. В результате фактически прекратилась работа по пополнению музейных собраний, резко снизились поступления новых книг в библиотеки.



Началась активная замена советской модели культуры новой, рыночной.


Т

рудный путь, в лучах славы и во тьме унижения, прошла Россия за тысячу лет до конца XIX века. Все сферы ее жизни – экономическая, социальная, политическая, духовная – в целом прогрессировали. На этом пути Россия пережила и внешние, и внутренние потрясения.

Сегодня существует несколько точек зрения и несколько подходов к оценке нашей дореволюционной истории. Это является вполне нормальным в современную эпоху плюрализма и альтернативных подходов к объяснению исторических событий, фактов и процессов. Часть историков отдает предпочтение новому историческому мышлению и как утверждает, этим самым отходит от прочно устоявшихся в советской исторической науке идеологических штампов и догматических положений. Другая часть отечественных историков продолжает анализировать факты в русле советской исторической школы, опираясь при этом на научные достижения современных исследователей.



Не пытаясь оспаривать новых выводов, автор данного пособия хочет остаться на позициях принципа исторической объективности. Не думаю, что на взгляды автора данной книги, закончившего исторический факультет университета в годы советской власти, наложила неизгладимый отпечаток марксистско-ленинская идеология. Нам не чужд и новый подход к рассмотрению истории. Считаем, что главное – ознакомить читателей с фактологической стороной исторического процесса. Каждый из читателей вправе выбирать то, что наиболее подходит ему в силу его общеобразовательной подготовки, мировоззрения и мироощущения.

Когда на рубеже XX-XXI вв. Россия вновь повернула к капитализму, часть историков значительно поменяла отношение к царской власти и подходы к ее оценке. Сегодня дом Романовых пытаются представить надежным гарантом социально-политической стабильности в государстве. Последний российский император Николай II возведен в ранг святых. Большевиков и Ленина полностью очернили. 7-го ноября не принято вспоминать Октябрьскую революцию, пытаются ее забыть, но при этом мавзолей так и стоит, а Ленина так и не похоронили. Считаем, что каким бы ни был Ленин – это наша история, это факты, которым можно давать разную оценку, но не забывать. Ни в одной стране больше не было такой фигуры, которая бы перевернула весь мир. Нельзя забывать, что весь ХХ век прошел под знаменем раскола мира на социалистическую и капиталистическую системы. Во Франции каждый год отмечают день взятия Бастилии; в определенной части Германии хорошо относятся к Гитлеру. Так почему же мы должны забывать нашу историю, какая бы она ни была? Ведь в конце-концов это наш социальный опыт, и новое – это хорошо забытое старое. Нам нужно помнить все, чтобы не повторять ошибок.

Автор данного учебного пособия не считает, что нужно пересмотреть отношение к самодержавию и к царским персонам в частности. При той самодержавной форме правления, которая в течение всего XIX века оставалась в России незыблемой, решающее слово по любому вопросу о судьбах страны принадлежало монархам. Они же, по капризу истории, чередовались: реформатор Александр I – реакционер Николай I, реформатор Александр II – конрреформатор Александр III. Николаю II, вступившему на престол в 1894 году, тоже пришлось после контрреформ отца уже в начале следующего века пойти на определенные реформы. Однако отметим, что даже монархи-реформаторы, проводя реформы, старались уступить новому как можно меньше, и сохранить из старого как можно больше.

Весь ход российской истории XIX века свидетельствует, что главную ответственность за те социальные и политические катаклизмы, которые пережила Россия в то время, а затем еще болезненнее в 1905-1917 гг., несут не революционеры, которые будто бы своим экстремизмом столкнули царизм с правильно избранного пути реформ. Ответственность за это лежит на царизме, ибо он вообще не хотел идти путем реформ. А когда объективные и субъективные факторы (включая революционное движение) заставляли царизм встать на путь реформ, он стремился если не сменить, то по крайней мере, искривить навязанный ему курс. Демократически реформировать империю сами цари не хотели, а царские министры не могли. В результате страна регулярно сбивалась с оптимального курса развития.

По мере того, как Россия все дальше уходила вперед от феодализма к капитализму, царизм становился все большим тормозом ее развития. Во-первых, царизм защищал интересы помещиков-крепостников, помещичье землевладение и, следовательно, феодальные способы эксплуатации крестьян. Во-вторых, не соглашался ни на какие ограничения самодержавной власти, отвергая со времен Александра I все конституционные проекты. В-третьих, препятствовал культурному прогрессу России, стараясь держать в темноте и невежестве громадное большинство собственного народа. Поэтому Февральская революция 1917 года стала закономерным итогом нараставшего в России XIX века антагонизма между народом и властью.

Мировой исторический опыт свидетельствует, что всякий раз, когда эволюционное развитие общества заходит в тупик, то есть когда власть не желает коренных преобразований, революция становится необходимой, как в медицине необходима хирургическая операция, когда исчерпаны терапевтические средства лечения. Именно революция высвобождала творческие силы нации из-под экономического, социального, политического, духовного гнета для максимально возможного исторического прогресса. Это было во всех ныне самых развитых странах мира: в Англии XVII в., США и Франции XVIII в., Германии, Италии, Японии XIX века. Точно также и в России после Февраля 1917 г. открылись возможности для того, чтобы она заняла достойное место по уровню развития среди великих держав.

Другое дело, что революция всегда в большей или меньшей степени сопряжена с материальными и нравственными издержками, с кровью, с жертвами. На этом основании ее противники изображают всякую революцию аномалией, а самих революционеров монстрами, ответственными, как никто, за кровь, пролитую человечеством. Между тем, для всякого беспристрастного историка очевидно, что ни одна революция не пролила и малой доли той крови, которую проливали в «мирное» время, без революций, легитимные монархи (например, в России – Иван Грозный, Петр I, Александр II, Николай II), расправляясь с народными движениями и с политической оппозицией.

При всех трудностях и потрясениях экономического, социального, политического и духовного характера, несмотря на то, что временами страна по вине ее правителей «топталась на месте», буксовала или даже отступала назад, общая тенденция развития России неизменно оставалась восходящей: через все препятствия к началам законности и свободы. Показать современному читателю, как проходил этот процесс, в чем конкретно он проявлялся и к чему привел, каковы были условия жизни, правовые нормы, учреждения, люди России с их идеями, деяниями, успехами и неудачами – вот круг вопросов, которые мы попытались рассмотреть на страницах этой книги. Сегодня, в начале нового столетия и тысячелетия, оглядываясь назад, на завершившийся ХХ век, Вы на материале этого учебного пособия смогли увидеть, сколь мучительным, трудным, порой трагическим и кровавым для России был поиск своего специфического пути в новую цивилизацию. В ХХ веке страна оказалась в эпицентре двух мировых войн, понесла огромные людские и материальные потери. Разрушительными по своему характеру явились две революции – в начале и конце века, потрясшие до самых основ все общество. Опираясь на исторически сложившийся фундамент, Россия, несмотря на трагедии, огромные потери, ошибки и заблуждения, находила в себе огромные резервы, творческие силы, чтобы упорно подниматься, двигаться вперед. За столетие облик страны разительно преобразился. За большими достижениями стояли трудовые усилия миллионов жителей страны, делавших честно свое дело, поднимавших на своих руках хозяйство, культуру, армию.

В конце ХХ века Россия предприняла очередную попытку найти свою национальную модель движения к прогрессу, к миру, созданию условий для всестороннего развития всех национальностей, социальных групп и слоев, отдельных граждан. Люди творят историю. Хочется надеяться и верить, что в ХХI веке Россия будет находиться на достойном месте в общемировом процессе, а зависеть все это будет от нас с вами.

Сегодня как никогда необходимо изучение отечественной истории. Знание прошлого помогает нам понять настоящее и приоткрывает завесу будущего. История – это огромный массив духовного, социального и культурного опыта, накопленного многими поколениями людей. Знания истории позволяют сформировать мировоззренческие ориентиры, готовят условия для самоопределения личности, раскрытия ее потенциала, способствуют становлению гуманитарной культуры специалистов, преодолению духовного кризиса в обществе.







Сейчас читают про: