Студопедия
МОТОСАФАРИ и МОТОТУРЫ АФРИКА !!!

Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Войны в исторической памяти: теоретический аспект




Колюще-рубящее

Абордажная сабля

Сабля

Гросс-мессер

Косы и пики

  • Рукояточное
    • Сабля
      • Европейские
        • Алкус — короткая
        • Гросс-мессер — ландскнехтская, прямая, двуручная
        • Дюсак — венгерская, рукоять есть загнутое начало клинка
        • Кортелас — итальянская
        • Кракемарт — английская и французская, тяжёлая
        • Малкус — короткая, с сильным скосом обуха
      • Русские
        • Абордажная сабля — широкая
        • Бутуровка — венгерская
        • Карабела — изначально польская
        • Клыч — прямая с изогнутым наконечником
        • Палаш — прямая
        • Полусабля — короткая слабо изогнутая
        • Тесак (оружие) — короткая и тяжёлая
        • Шамшир — изначально арабская
        • Шашка — прямая со слабо искривлённым концом и без гарды
      • Азиатские и арабские
        • Аджем-Клих — персидская
        • Афганская сабля — со стальной рукоятью
        • Бадлер — албанская
        • Гаддарэ — с коротким широким клинком
        • Дао (оружие) — китайская, расширяющаяся к концу
        • Зульфикар — с раздвоенным клинком
        • Кастане — филиппинская, около 5 дм
        • Килич — турецкая, сильно искривлённая
        • Клих — турецкая
        • Кхора — непальская
        • Мамелюк — египетская сабля мамлюков
        • Нимша — марокканская
        • Пулвар — афганская
        • Саиф — арабская, изогнутая
        • Тальвар — индийская, слабоискривлённая, около 1 м
        • Ятаган — турецкая, с вогнутостью
  • Древковое
    • Алебарда — копьё, спаренное с топором, на длинной рукоятке
      • Вуж — французская и швейцарская
      • Интрепель — с крюком, до 3 м
      • Коуш (алебарда) — европейская, наконечник в виде ножа и топора одновременно
      • Лохаберкаст — немецкая, волнистая, с крюком
      • Осадный нож — немецкая, наконечник без ответвлений
      • Фалк (оружие) — наконечник в виде меча
    • Глефа, она же глевия — копьё с лезвийным наконечником
      • Совня — русская
      • Нагината — японская
      • Нагамаки — японская, длита рукояти сопоставима с длиной наконечника
      • Гуань-дао — китайская
    • Поллэкс — молот или топор, с шипами на вершине и обухе, на двухметровом древке

Любая война после своего окончания продолжает существовать в памяти многих людей - непосредственных участников, современников, ближайших потомков носителей экстремального военного опыта. Если война оказывается значимым для социума событием, то память о ней сохраняется не только в индивидуальном, но и в коллективном сознании и может закрепляться в официальном (идеологическом, политическом и т. д.) дискурсе на протяжении жизни нескольких послевоенных поколений. При этом образ войны, т. е. комплекс представлений о ней, включает в себя как интеллектуальные, так и эмоциональные компоненты. Первые представляют собой попытки рационально, логически осмыслить данное явление, тогда как вторые - это совокупность чувств, вызываемых войной.

Субъект восприятия, формирования образа войны может быть весьма дифференцированным: это и массовое общественное сознание, и высшее политическое и военное руководство, и, наконец, армейская масса, включающая низшее и среднее командное звено. Именно для указанных категорий существуют свои специфические закономерности формирования образа войны, хотя, разумеется, эти субъекты не отделены друг от друга непроходимыми барьерами, и потому существуют еще более обобщенные, даже универсальные психологические механизмы, характерные для всех. Естественно, чем ближе субъект к высшим звеньям управления, т. е. к точкам пересечения информационных потоков, и к структурам, принимающим решение, тем выше доля интеллектуальных, рациональных компонентов как в формировании образа войны, так и в его структуре. Соответственно, массовое общественное сознание ориентируется, прежде всего, на эмоциональные компоненты, во многом формируемые под воздействием пропаганды, в том числе ретроспективной.




Каково содержание категории "образ войны"? В широком смысле она включает в себя и собственный образ, и образ врага, и образ союзника (если таковой имеется), и представления о характере и масштабах войны, соотношении сил, развитии событий и т. д. Образ войны никогда не бывает статичным. Его можно весьма четко подразделить на 3 типа: прогностический, складывающийся иногда задолго до того, как война началась; синхронный, формирующийся непосредственно в ходе войны, по мере приобретения реального ее опыта; ретроспективный, оформляющийся уже после окончания войны.

Нас интересует ретроспективный образ войны, который становится, с одной стороны, предметом профессионального анализа разными специалистами (историками, военными, идеологами и политиками), а с другой - фактом исторической памяти народа. В профессиональном отношении этот образ оказывается более дифференцированным в зависимости от того, на какой его аспект направлено основное внимание. По прошествии времени становятся более доступными информация, архивные документы, и историки получают возможность более детального, полного и спокойного осмысления хода событий, их исторического значения. Военные специалисты анализируют прошедшую войну с точки зрения извлечения необходимых уроков для будущих войн, тем самым выполняя весьма противоречивую работу, позитивную и негативную одновременно. Ретроспективный образ, как правило, частично вбирает в себя и прогностический, и синхронный образы войны, естественно, с очень большой содержательной и ценностной корректировкой. В нем же заложены основы прогностических образов будущих войн, содержащие как элементы адекватного предвидения, так и заведомые искажения в силу особенностей человеческого мышления, недостатка информации и объективной неопределенности будущего. Полезным оказывается осмысление всего того нового, что привнесла конкретная война в стратегию и тактику, в военное искусство в целом. Но здесь же кроется и негативная сторона - почти неизбежная абсолютизация прошлого опыта, тогда как последующая война всегда оказывается весьма отличной от предыдущей.



Если рассматривать войну в целом как элемент исторической памяти, то ее событийная насыщенность, эмоциональная составляющая и общественная значимость со временем постепенно угасают, но остаются "ключевые вехи", которые выполняют социальную функцию опорных точек национального самосознания. Не случайно за соответствующее отражение конкретной войны в исторической памяти народов всегда борются идеологи, поскольку оно становится одним из средств решения внутриполитических и идеологических задач, а также инструментом международной политики и дипломатии.

Историческая память - весьма сложный феномен общественного сознания. В ней много пластов, формирующихся разными путями. С одной стороны, она принадлежит области массовой социальной психологии, причем во многом стихийной; с другой - идеологической сфере, а значит, как правило, является предметом особой заботы государства, общества и их официальных институтов (политических организаций, структур образования и воспитания, СМИ, религиозных организаций и др.). В последние годы историческая память все больше привлекает внимание как историков, так и социологов2, причем предметом исследования становится и память о военных событиях3.

Механизмы формирования исторической памяти включают как институционализированные формы передачи информации (например, систему образования, СМИ и т. д.), так и языковые формулы, устную традицию, фольклор, семейные предания и т. п. Историческая память - основа национального самосознания, которое, в свою очередь, имеет решающее влияние на развитие страны, жизнеспособность народа и государства, особенно в условиях тяжелых национально-государственных кризисов. Травмированное и дезориентированное массовое сознание, в том числе в отношении исторического прошлого своей страны, - один из сильнейших факторов подрыва национальной безопасности, способных привести к катастрофе. Историческая память подразделяется на документальную, зафиксированную в источниках своей эпохи, и интерпретационную, в виде различных ретроспективных толкований (от мемуаров участников и очевидцев до учебников истории, исторической публицистики и т. д.), на память нарратива и актуализированную память массового сознания.

Следует отметить несколько важных особенностей, связанных с механизмами функционирования исторической памяти как явления массового сознания.

Историческая память - избирательна. Это связано с тем, что ее емкость ограничена, поэтому в сознании обычного человека сохраняется весьма небольшое количество исторических событий и имен. Как правило, они связаны с экстремальными для жизни страны и общества явлениями - войнами, социальными потрясениями, крупными политическими и культурными событиями.

- Историческая память делится на долговременную и кратковременную. Кратковременная связана с событиями иногда в масштабах истории малозначительными, но о которых помнят их современники и непосредственные свидетели или, косвенно, в основном через устную традицию, ближайшие потомки. Долговременная имеет более сложный механизм формирования и функционирования, в основе которого лежит избирательность.

- Долговременная историческая память в массовом сознании всегда символична и мифологизирована. В ней остается не точная подробная передача исторических фактов, а предельно обобщенный образ.

- Еще одной особенностью исторической памяти является ее оценочная бинарность (белое/черное, хорошее/плохое, герой/злодей и т. п.). Историческая память почти не знает оттенков, переходных форм, сложностей и противоречий, которые характерны для реальной жизни. В значительной степени именно это позволяет манипулировать общественным сознанием, в том числе и исторической памятью, меняя оценочные знаки с плюса на минус и наоборот.

- Исторические символы - основное содержание исторической памяти - одновременно являются и опорными точками национального самосознания, ориентирами для членов социума в отношении к себе и к миру, самоидентификации и опознании чужого, инородного. Размещая себя на оси времени, общество, имеющее прочный исторический фундамент из различных испытаний и опыта их преодоления, может достаточно уверенно формировать традиции, выстраивать свою перспективу, сохраняя оптимизм даже в условиях сильных потрясений. Утрата исторической памяти или ее сильная деформация дезориентируют общество также в настоящем и будущем, порождают массовый пессимизм.

- В определенных условиях для исторической памяти характерен механизм актуализации, т. е. избирательного интереса к событиям прошлого, вызывающим ассоциации с настоящим. Например, актуализируются даже плохо зафиксированные в исторической памяти войны при новой войне с тем же историческим противником: в Великую Отечественную часто вспоминали Первую мировую, современные события в Чечне вызвали повышенный интерес к Кавказской войне XIX в. и т. д.

Представления о прошлом формируются разными путями. В современной России, по данным социологических обследований, основными источниками исторических знаний являются: учебники - их указали более 70% опрошенных, кинофильмы (более 60%), телепередачи (более 50%)4. Таким образом, подавляющая часть исторической информации население получало через систему образования, наиболее массовое искусство и самый распространенный вид СМИ. Все это в основном институционализированные и пассивные формы потребления. Чтение мемуаров, художественной литературы, газет и журналов назвали источником исторических знаний лишь около 40%, рассказы старшего поколения - около 30%, а семейные архивы - лишь 5% опрошенных. Таким образом, прямая передача исторических знаний явно отходит на второй план и характерна лишь для относительно небольшой части общества. Отсюда вытекает особенно большая ответственность государства, регулирующего систему исторического образования, а также деятелей киноискусства и СМИ, популяризирующих и интерпретирующих исторические события, в том числе отечественной военной истории.

Доминирующая роль институциональных механизмов формирования исторической памяти общества Нового и Новейшего времени предопределяет особую значимость идеологии и политики в отборе и интерпретации событий, явлений и персонажей истории, закрепляемых в массовом сознании. Государство и власть влияют на этот процесс либо непосредственно (через учебные программы), либо косвенно (через культуру и СМИ). В советском обществе это влияние было всеохватывающим и, как правило, прямым, в постсоветском - чрезвычайно широким, хотя и косвенным. В условиях "перестройки" историческая память использовалась как поле политической борьбы, причем разрушались не только классовые символы советской эпохи, но ставились под сомнение и героические символы Великой Отечественной войны, а наиболее радикальными публицистами и журналистами - многие общенациональные символы российской истории. На рубеже 1980-х - 1990-х гг. даже термину "патриотизм" пытались придать негативный оттенок и отождествить с реакционностью. Называя, например, патриотов "красно-коричневыми", пытались, таким образом, прямо намекнуть на фашизм, однозначно негативно воспринимаемый массовым российским сознанием.





Дата добавления: 2013-12-31; просмотров: 1013; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Сдача сессии и защита диплома - страшная бессонница, которая потом кажется страшным сном. 9234 - | 7435 - или читать все...

Читайте также:

 

35.175.121.230 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.004 сек.