double arrow

Прорыв на Рим

После того как высадка войск союзников у Неттунии в январе 1944 г. и последовавшие затем бои против немецкой группы армий «Юго-Запад» не создали к марту перелома на итальянском фронте, 15-я группа армий союзников под командованием генерала Александера временно приостановила наступление. Ее ближайшей целью оставался Рим. Захват итальянской сто­лицы с момента высадки союзников в Италии в сентябре 1943 г. уже столько раз представлялся реальной, осязаемой целью, что в конце концов это должно было осуществиться. Учитывая также перспективу предстоящего вторжения во Францию, союзникам представлялось целесообразным, организовав новое наступление в Италии, сковать противостоящие здесь немецкие силы и по возможности дополнительно оттянуть некоторое количество немецких войск на этот театр военных действий. Начало нового наступления было намечено на май.

Положение немецкой группы армий «Юго-Запад» в результате создания противником плацдарма в районе Неттунии значительно осложнилось. Теперь немецкому командованию приходилось считаться с возможностью одновре­менного наступления противника с плацдарма и на фронте 10-й армии. И хотя немецкому командованию удалось вновь выделить три подвижные дивизии в резерв, а в тылу находилась еще дивизия «Герман Геринг», предназначав­шаяся, правда, для переброски во Францию, тем не менее этих резервов было явно недостаточно для отражения ожидаемого удара противника с двух напра­влений. Выделение резервов всякий раз влекло за собой ослабление и без того слишком растянутых боевых порядков, при которых резерв дивизии фактически не превышал батальона. Поэтому было сомнительно, что немец­кие армии, ведя решительную оборону, смогут устоять под натиском грозив­шего с начала апреля наступления противника. Однако Гитлер навязал, а Кессельринг поддержал план такой обороны, хотя командующие обеих армий высказались против него, указав на неблагоприятные для немцев расположе­ние и соотношение сил. Поражение представлялось им неминуемым, тем более что, судя по общей военной обстановке, на получение новых сил нечего было и рассчитывать. Поэтому крайне важно было экономить имевшиеся силы.




Командование группы армий, возможно, также не осталось бы глухим к этим возражениям, если бы ему было известно, что противник, наконец, извлек урок из многочисленных разочарований и неудач, которые ему до сих пор приносила война в Италии. Генерал Александер решил покончить с прак­тиковавшимся до сих пор распылением сил по всей ширине полуострова и образовать мощную группировку на своем южном крыле, 5-я американская армия в составе одного американского армейского корпуса и выросшего к тому времени до четырех дивизий французского экспедиционного корпуса была сосредоточена на очень узком участке фронта по нижнему течению реки Га-рильяно. Справа к ней примыкал один корпус 8-й английской армии, который должен был наступать по долине реки Лири и у высот Кассино, а рядом с ним занял исходное положение польский корпус, получивший задачу продвигаться севернее Кассино. Еще один корпус 8-й армии в составе трех дивизий нахо­дился в резерве.



В течение нескольких недель перед началом наступления авиация союз­ников систематическими налетами разрушала шоссейные и железные дороги в тылу немецких войск.

Сосредоточение войск и занятие исходного положения обе армии союз­ников сумели и на этот раз настолько искусно замаскировать, что немецкая оборона оказалась полностью застигнутой врасплох, когда вечером 2 мая на нее обрушился настоящий шквал огня, который серьезно осложнил снаб­жение даже в ночное время и полностью вывел из строя всю проводную связь. После этой исключительно интенсивной, хотя и продолжавшейся всего 40 мин. артиллерийской подготовки дивизии противника начали наступление против 10-й армии. Нанесенный намного превосходившими силами удар французов по массиву Петрелла, где оборонялась всего одна немецкая дивизия, ознаменовался вскоре серьезным успехом. Оборонявшаяся южнее немецкая дивизия не сумела отразить атаки американцев. Оба корпуса противника были пре­красно оснащены для действий в горах и уже поэтому намного превосходили оборонявшиеся против них немецкие дивизии. В результате целого ряда осу­ществленных противником охватывающих маневров и прорывов обе немецкие дивизии были разбиты и отброшены в район Фонди, где на подготовленной отсечной позиции они были усилены подтянутыми туда резервами. Командование группы армий «Юго-Запад» продолжало придерживаться своего плана вести решительную оборону и любой ценой не допустить соединения левого фланга 5-й американской армии с войсками неттунского плацдарма. С этой целью оно к 18 мая бросило в бой две из трех резервных дивизий, благодаря чему временно удалось образовать оборону на новом рубеже от Террачины, в результате контрудара вновь захваченной у противника, до района слияния рек Лири и Сакко и приостановить продвижение противника. Однако его дaвлeниe продолжало оставаться здесь очень сильным. Последовательно осуществляя свой план, командование немецкой группы армий ввело в дей­ствие и третью резервную дивизию, когда нависла угроза прорыва англий­ского корпуса в долине реки Лири. Под натиском этого корпуса 16 мая были оставлены монастырь и высоты Кассино, где грозил глубокий охват с фланга. Так как польскому корпусу прорваться севернее Кассино не удалось, обста­новка на этом участке фронта оставалась сносной. Американцы же и фран­цузы тем временем с исключительным упорством продолжали развивать наступление в горах Лепини превосходящими силами в северо-западном направлении, выйдя благодаря этому не только глубоко во фланг 10-й армии, но одновременно и в тыл 14-й армии, державшей оборону вокруг плацдарма. К тому же приходилось считаться с тем, что американцы в любой день могут начать наступление и из района плацдарма, а все резервы были израсходованы. Американцы, повидимому, сознательно применили здесь такую же тактику, как и при высадке в январе, когда они вначале предприняли наступательные действия на фронте 10-й армии с целью сковать здесь возможно более крупные немецкие резервы.

Командование 14-й армии с самого начала наступления противника с рас­тущей озабоченностью следило за развитием событий на фронте соседней армии. В конечном итоге ему пришлось для усиления обороны 10-й армии передать туда еще одну наиболее боеспособную свою дивизию. Теперь 14-й армии с пятью ослабленными дивизиями предстояло отразить удар, который мог быть предпринят пятью по крайней мере вдвое превосходящими по чис­ленности дивизиями противника, к тому же имевшего подавляющее превосход­ство в технике. Ранним утром 23 мая противник после мощной артподготовки и при поддержке с воздуха перешел в наступление из района плацдарма. Удар наносился незначительными силами в направлении Априллы, расположенной у подножья Альбанских гор, основными же силами—из района Чистерна-ди-Рома по долине между горами Лепини и Альбанскими с явным намерением прорваться в направлении Виа Казилины и овладеть Вальмонтоне. Четыре дивизии противника вклинились в немецкую оборону северо-западнее Чис-терна-ди-Рома. Оборонявшиеся, намного уступавшие противнику по числен­ности, уже в первый день его наступления потеряли половину своих войск и большую часть противотанковых средств. На следующий день противник развивал достигнутый успех, и 25 мая в Террачине была установлена связь между 5-й американской армией и войсками, наступавшими из района плац­дарма.

Французский корпус также стал продвигаться с восточных склонов гор Лепини в северо-восточном направлении, то есть к рекам Лири и Сакко, в то время как 8-я английская армия наступала крупными силами по долине реки Лири. 10-я армия вовремя отошла за реку Мельфа и избежала тем самым охвата с юга центра своих войск. Гораздо серьезней сложилась обстановка не только для 10-й армии, но и для всей немецкой группы армий, когда про­тивнику 25 мая почти удалось осуществить прорыв на фронте 14-й армии между Веллетри и Чистерна-ди-Рома в направлении Вальмонтоне. В этот решающий момент американское командование допустило, однако, тяжелую по своим последствиям ошибку. Вместо того чтобы устремиться в долину, в кото­рой оставались лишь разрозненные остатки разбитых немецких дивизий, американцы стали расширять вбитый клин, чувствуя себя к тому же доста­точно сильными, чтобы одновременно начать наступление на Рим западнее Альбанских гор. Прежде чем был завершен прорыв, в долине появились пере­довые части дивизии «Герман Геринг», окончательно оставленной теперь гер­манским верховным командованием в распоряжении группы армий «Юго-Запад». Благодаря этому пополнению в силах войска 14-й армии смогли, порой даже переходя в контратаки, до 30 мая задержать противника, не допустив решающего прорыва на Вальмонтоне. Наступление западнее Альбанских гор было приостановлено оборонявшимися здесь немецкими силами ценою лишь незначительных территориальных потерь. Только после сосредоточения четырех дивизий в долине между массивом Лепини и Альбанскими горами противнику в ночь с 30 на 31 мая удалось прорваться на Вальмонтоне, кото­рый и пал 1 июня. Обеспечив свой фланг с севера, американцы основными силами повернули на Рим. Оборонявшиеся по обе стороны Виа Казилина и в Альбанских горах остатки 14-й армии были отброшены на северо-запад. В результате этого натиска, который нечем больше было сдерживать, оборона 14-й армии западнее Альбанских гор также оказалась под угрозой. Поэтому командование армии приказало оборонявшимся здесь частям выйти в ночь с 3 на 4 июня из соприкосновения с противником, отойти за реку Тибр и оста­вить Рим. Восточнее Рима арьергарды держались еще до второй половины следующего дня, облегчая переправу через Тибр, Немецкое командование сознательно уклонилось от борьбы за Вечный город, не разрушив даже мосты через Тибр, хотя все его усилия согласовать с противной стороной вопрос о нейтральности города оказались тщетными—союзники даже обратились по радио к населению Рима с призывом принять активное участие в изгнании немцев.

К счастью, Рим притягивал к себе все наступавшие по обе стороны Аль­банских гор силы 5-й американской армии, пожалуй, больше, чем откаты­вавшаяся немецкая 14-я армия. Дело в том, что 10-я армия в результате быстрого отхода 14-й армии после прорыва у Вальмонтоне и возникшего вслед­ствие этого разрыва между флангами обеих армий оказалась в исключительно опасном положении. Она не смогла использовать время, выигранное благо­даря успешному сопротивлению 14-й армии южнее Вальмонтоне в период с 25 по 31 мая, для своевременного присоединения своего смятого западного фланга к восточному флангу 14-й армии, так как командование групп ар­мий, надеясь, что вводом в бок дивизии «Герман Геринг» удастся преодолеть кризис на фронте 14-й армии, не дало 10-й армии разрешения на отход.

К тому моменту, когда 14-я армия вынуждена была оставить Вальмонтоне и отойти за реку Тибр, 10-я армия еще оставалась выдвинутой далеко вперед в районе Сабинских гор, причем ее главные силы были сосредоточены у слия­ния рек Лири и Сакко. Обороняясь первоначально фронтом на восток, она вынуждена была оттянуть свой правый фланг, повернув его фронтом на юг и юго-запад и, наконец, создать оборону по скатам Сабинских гор. В случае еще более глубокого охвата, а тем более обхода этого фланга невозможно было предвидеть, как 10-я армия могла бы восстановить связь с 14-й армией, не говоря уже о том, что ей могли отрезать пути отхода. Эту угрозу нужно было срочно ликвидировать, а пока обеспечить растянутый фланг. Для отхода из междуречья Сакко и Лири можно было использовать лишь две проходившие по западным склонам Сабинских гор узкие горные дороги, так как основная дорога на Рим была уже в руках противника. Командование армии немед­ленно выслало в северо-западном направлении крупные моторизованные части, которые должны были прикрыть фланг армии сначала у Тиволи, затем у реки Тибр северо-восточнее Рима и восстановить связь с восточным флангом 14-й армии. Осуществить такой марш, равно как и отход всей армии, который должен был также вскоре последовать, было нелегко. Учитывая воздействие авиации противника, передвигаться по узким, очень извилистым дорогам и горным деревням с их тесными, кривыми улочками можно было лишь в ноч­ное время. На таких участках непрерывно образовывались пробки, создава­лась страшная путаница. Ремонтно-восстановительным отрядам приходилось вести неустанную работу по восстановлению разрушенных авиацией против­ника дорог. Часто к рассвету войска все еще тянулись по дорогам и против­ник мог бы нанести им мощные удары с воздуха, если бы утренний туман не расстилался спасительным покровом над горными долинами. Пока брошенные на прикрытие фланга части совершали свой трудный марш, обороняв­шиеся по склонам Сабинских гор остальные силы армии отражали атаки наседавшего противника, постепенно переходя к арьергардным боям. Когда 4 июля был оставлен Рим, арьергарды все еще оборонялись на склонах Сабин­ских гор и в районе верхнего течения реки Лири. К тому времени растянутый фланг армии кое-как был обеспечен в районах Субиако и Тиволи. Войскам же центра и левого фланга армии непосредственная опасность не грозила. Под незначительным давлением противника они по нескольким крупным доро­гам отошли на север.

Западный фланг находился под угрозой до тех пор, пока не была восста­новлена непосредственная связь с 14-й армией. Последней удалось отходом за Тибр спасти лишь остатки своих пяти дивизий, общая численность которых вряд ли равнялась одной полной дивизии. И против этих жалких остатков действовали вся 5-я американская армия и левый фланг 8-й английской армии—в общей сложности девять пехотных и три бронетанковые дивизии. Однако союзники не только не повернули немедленно своим восточным кры­лом против все еще выдвинутой далеко на юг и только теперь оттягивавшейся 10-й армии, но и не начали решительно преследовать 14-ю армию. Правда, генерал Александер приказал войскам организовать преследование, считая это особо важной задачей, однако приказ остался невыполненным из-за шаб­лонных действий командиров частей и подразделений звеньев, 5-я американ­ская армия сначала захватила 5 июня плацдарм на правом берегу реки Тибр вокруг Рима, а затем на следующий день планомерно перешла с этого плац­дарма в наступление. То же самое произошло на левом фланге англичан. Из двенадцати имевшихся дивизий в наступлении участвовало шесть, пять были выделены в резерв и одна оставлена в Риме в качестве гарнизона. Арьер­гарды 14-й армии с боями отходили в район озера Браччано. Лишь на восточ­ном фланге немецких войск возникло опасное положение, когда английский корпус продвинулся до Чивита-Кастеллана. К удивлению 14-й армии, этот успех противником использован не был, и обстановка разрядилась.

Непосредственной связи 14-я армия с 10-й армией не имела. Командование же последней было серьезно озабочено тем, что противник лишь частью сил бу­дет преследовать 14-ю армию, а основными силами нанесет удар по растянуто­му правому флангу 10-й армии. Еще 4 июня оно срочно выслало части в Риети и Терни с целью блокировать ведущие туда дороги. Им пришлось принять на себя удар англичан, который был отражен, так как последние вели наступ­ление лишь по дорогам. Благодаря этим мерам непосредственная угроза мино­вала, однако, пока 14-я армия оставалась небоеспособной, она могла возник­нуть в любой момент где-нибудь севернее. Тем временем этой армии направля­лись подкрепления. В пути уже находились три дивизии, выделенные из стра­тегических резервов германского верховного командования. В их числе была дивизия, сформированная из советских военнопленных-тюрков, но в боевых действиях она себя не оправдала и могла быть использована лишь для борьбы с партизанами. Значительное число солдат из состава этой дивизии перебе­жало на сторону противника. Вновь созданная авиаполевая дивизия также страдала от организационных неполадок и слабой подготовленности личного состава, что не могло быть восполнено храбрыми действиями и приводило к тяжелым потерям. Гораздо большую ценность для 14-й армии представляли три моторизованные дивизии, которые 10-я армия, учитывая также свои инте­ресы, согласилась ей передать. Прошло все же несколько дней, прежде чем эти войска смогли добраться по трудным горным дорогам. Однако 14-я армия продержалась и эти тяжелые дни и 14 июня вновь состояла из семи дивизий, правда, различного качества. В районе Орвието была восстановлена, наконец, непосредственная связь с 10-й армией. Командующего 14-й армией генерал-полковника фон Макензена сменил генерал Лемельзен.

Едва только наметилось это легкое ослабление напряженности на италь­янском фронте, как Гитлер снова потребовал прекратить отступление и перейти к решительной обороне. Группа армий получила указание занять оборону по возможности на рубеже Орбетелло, Сполето, Чивитанова и лишь в самом крайнем случае отходить в центре до Тразименского озера. К тому времени, когда поступил такой приказ, на указанном в нем в качестве первого рубеже частично уже находился противник. Считая, что уже достигнуто соотношение сил, которое позволяло покончить с отступлением, высшие инстанции по существу полностью игнорировали реальную обстановку. Это очень скоро дало себя знать на фронте 14-й армии, на западный фланг которой противник оказывал особенно сильное давление. 20 июня обе немецкие армии вышли на указанный ОКБ рубеж, который, однако, мог быть удержан лишь временно. Нажим противника на войска западного фланга 14-й армии усилился настоль­ко, что они стали неудержимо откатываться назад. Постоянные призывы к более упорному сопротивлению были напрасны и привели лишь к тому, что, когда на широте острова Эльба была предпринята попытка остановиться, противник с хода прорвал слабую немецкую оборону, и его продвижение только чудом сумели приостановить на реке Чечина. Все приказы из Берлина перей­ти, наконец, к позиционной обороне оставались неосуществимыми до тех пор, пока не удалось бы улучшить соотношение сил или выбором более благоприят­ной и прочной позиции повысить стойкость немецкой обороны.






Сейчас читают про: