double arrow
Организационная структура революционной армии

Как мы уже видели, в состав революционной армии партизанского типа, независимо от зоны ее действия, входит также так называемая гражданская организация, которая, хотя и не принимает непосредственного участия в боевых сражениях, оказывает армии огромную помощь. Вся деятельность этой организации тесно связана с партизанской армией. Она всемерно поддерживает эту армию, поскольку именно ее вооруженная борьба является решающим фактором в достижении победы.

Военная организация строится на принципе подчинения командующему, а в условиях Кубы - главнокомандующему, который в свою очередь назначает командующих районов или зон. Последние осуществляют - свои полномочия на данной территории, назначают командиров партизанских групп (колонн) и нижестоящих командиров.

Главнокомандующему подчинены командующие военных зон, которым подчинены командиры партизанских групп (колонн), а тем в свою очередь - командиры партизанских отрядов, численность которых бывает различной в зависимости от обстановки. За майором - командиром колонны - следует капитан, а за ним, согласно нашей партизанской градации, - лейтенант, самое низшее офицерское звание; за лейтенантом - солдат.

Это 'не схема, которой нужно обязательно придерживаться, это лишь изложение опыта нашей революции, рассказ о том, как нам удалось добиться победы над хорошо организованной и вооруженной армией. Это никоим образом, особенно в данном случае, не является назиданием другим. Мы просто хотели показать, как развертывались события, как могут быть организованы вооруженные силы. В конечном счете воинские звания не имеют большого значения. Необходимо поманить, что воинские звания должны соответствовать заслугам человека; не следует присваивать такое звание человеку, поведение которого не отвечает общепринятым принципам морали и справедливости, человеку, который не прошел через горнило самопожертвования и борьбы.




Приведенная нами схема относится к сложившейся армии, способной проводить серьезные боевые операции, а не к зарождающемуся партизанскому отряду, где командир, имея под началом небольшую группу людей, носит такое звание, какое он сам себе выбрал.

Остановимся теперь на одном из самых важных средств военной организации - на дисциплинарном взыскании. Подчеркнем еще раз, что дисциплина - это основа основ деятельности партизанских отрядов; она должна быть продиктована разумом, вытекать из внутреннего убеждения. Именно на внутреннем убеждении и разуме зиждется высокая дисциплинированность подлинного революционера. В случае нарушения дисциплины следует накладывать взыскание независимо от служебного положения виновного. Наказывать надо со всей строгостью, чтобы виновный это почувствовал.



Все это важно потому, что на партизана и солдата регулярной армии наказание действует по-разному. Например, десять суток ареста с содержанием на гауптвахте в партизанских условиях - это всего лишь превосходный отдых, чего партизан не может себе позволить в другое время. На гауптвахте партизан ничего не делает: не работает, не несет караульной службы, не занимается строевой подготовкой, а только ест, спит, читает и т. д. Стало быть, такое наказание, как арест, в условиях партизанской жизни теряет всякий смысл, и поэтому применять его не рекомендуется.

В ряде случаев лишение партизана права носить оружие может дать желаемые результаты и явится для него настоящим наказанием. Таким оно будет для людей с высокими нравственными и боевыми качествами и большим самолюбием. К ним такое наказание вполне применимо.

Вот к чему привел один печальный случай. Это было в последние дни войны, во время штурма одного из городов провинции Лас-Бильяс. Когда наше подразделение атаковало противника, оборонявшего населенный пункт, мы увидели спящего в кресле человека. На наш вопрос он сказал, что у него отобрали оружие и поэтому он решил спать. Мы заметили ему, что это не способ реагировать на наказание за нарушение дисциплины (этот человек случайно выстрелил) и что он должен вернуть себе оружие, но не таким способом, а на передовой,

Прошло несколько дней. Во время завершающего штурма - города Санта-Клара мы зашли в госпиталь. В одной из палат нас жестом подозвал один тяжелораненый. Мы узнали в нем человека, который спал в кресле. Он напомнил нам про этот случай и сообщил, что все-таки сумел вернуть себе оружие и завоевал право носить его. Спустя некоторое время он скончался.

Этот случай выражает революционную мораль, которой достигла наша армия в ходе постоянной вооруженной борьбы.

Высокая революционная мораль не может быть достигнута в первые дни, когда люди духовно еще не созрели, когда по тем или иным причинам они еще смутно представляют себе задачи партизанского движения. Это достигается значительно позднее.

В виде наказания могут применяться также длительные наряды в ночное время и изнурительные переходы. Однако последний вид наказания имеет один существенный недостаток: эти переходы изматывают силы и самого провинившегося и его конвоира. Что касается ночных нарядов, то и у них есть существенный недостаток: при этом приходится специально выделять людей для охраны провинившихся, то есть для охраны людей с весьма сомнительными революционными качествами.

Если говорить о партизанах, которые находились под моим командованием, то я применял к ним следующие взыскания: простой арест, при котором арестованный лишался сахара или сигар, и строгий арест, при котором арестованного оставляли без пищи.

Это давало замечательные результаты, хотя само по себе такое наказание является необычайно тяжким, и мы позволим себе рекомендовать его лишь при особых обстоятельствах.






Сейчас читают про: