double arrow

Гражданское общество и правовое государство. Среди полисов Древней Эллады Спарта занимает особое место. Ее общественная система и политический режим уникальны и даже загадочны. До сих пор не выяснены


Образование государства

Среди полисов Древней Эллады Спарта занимает особое место. Ее общественная система и политический режим уникальны и даже загадочны. До сих пор не выяснены причины и обстоятельства формирования здесь специфических устоев общества, его весьма своеобразных традиций.

Название государства произошло от города, основанного в Х в. до н.э. на левом берегу р. Ефрот. Во внешних сношениях Спарту называли Ла-кедемон. Судя по всему, в архаическую эпоху, до начала VII в. до н. э., спартанская община находилась в стадии военной демократии и развивалась, как и другие дорийские племенные образования. В каждой из трех ее фил были свои базилеи, народное собрание, Совет старейшин.

Территория Спарты находилась на юге полуострова Пелопоннесс,

но постепенно спартанцы захватили всю Лаконию. Коренное население, ахейцы, оказалось под властью спартанцев. Верхушка местных жителей нашла общий язык с родовой знатью спартанцев, вошла в общину победителей. Завоевание Лаконии сопровождалось массовым грабежом коренного населения. Это ускорило разложение общинного строя спартанцев, а появление частной собственности на землю и рабов содействовало процессу классообразования. Косвенно формирование государства подтверждается тем, что деление жителей по родам, филам постепенно заменяется территориальным. Появилось 5 областей. Спартанские деревни из резиденции родовых общин превратились в подобие мелких административных центров.




Разбогатевшая знать, верхушка спартанцев и ахейцев превращалась в господствующее сословие, приобретая все новое имущество - в виде земли, скота, денег. Развитие товарно-денежных отношений создавало почву для эксплуатации и закабаления общинников. Процесс классообразования и формирования государства здесь почти не отличался от процессов, подобных тем, что имели место в Афинах перед реформами Солона. Но в Спарте все осложнялось аграрным перенаселением. В VII в. до н.э. нехватка плодородных земель стала ощущаться особенно заметно.

Начались войны за захват Мессении,

расположенной в центре полуострова. В результате 2 мессенских войн под властью Спарты оказалась весьма обширная территория с многочисленным населением. Здесь проживало 200 тыс. рабов-илотов, 32 тыс. периэков. Спартанцев - мужчин-воинов - было только 10 тыс. Войны, грабеж порабощенного народа обогатили знать Спарты, среди общины начались раздоры, аристократы стали игнорировать прежние обычаи, традиции; факты беззакония, самоуправства приняли широкие масштабы. Демос и аристократия обособились и противостояли Друг другу. Межплеменной антагонизм усиливал социальную напряженность. Спартанская община была на грани развала. Диагноз ее состояния определил легендарный Ликург: «Спарта - это больное тело, пораженное всяческими болезнями»



Спартанцы в Мессении поработили население, большинство которого принадлежало к дорийскому народу; победители и побежденные говорили на одном языке, имели одну религию. Находясь в явном меньшинстве, в окружении огромной массы населения, которое люто ненавидело поработителей, спартанцы жили в вечном страхе, почти не снимали военные доспехи, не расставались с оружием. Доведенные до отчаяния рядовые спартанцы могли пойти на крайние меры. Знать об этом догадывалась и, вероятно, предвидела опасность ее физического истребления, как это было в других полисах, при ранних тираниях. Чрезвычайно сложная и опасная обстановка вынудила ее в начале VII в. до н.э. провести серию радикальных преобразований.

Как и все в социологии, что наполнено богатым внутренним содержанием, понятие “гражданское общество” не удастся втиснуть в жесткие рамки точного определения. Оно многозначно. Выделим два главных — гражданское общество как отражение реальности, существующей независимо от нашего сознания, и гражданское общество как лозунг или идеал, к установлению которого на земле стремились многие поколения прогрессивно мыслящих людей.



В первом случае гражданское общество охватывает всю совокупность неполитических отношений. Это очень просто. Вычтем из всего многообразия общественных отношений, взаимодействий, статусов, ролей, институтов только те, что относятся к политической сфере. Оставшаяся часть, а это очень много, называется в социологии гражданским обществом. Оно включает семейные, кровнородственные, межнациональные, религиозные, экономические, культурные отношения, отношения различных классов и слоев, демографический состав общества, формы общения, людей и т. д., иными словами все то, что неподконтрольно государству. Нетрудно увидеть, что гражданское общество в действительности описывает предмет социологии. Поэтому когда вам встретится выражение “предмет социологии — гражданское общество”, знайте, что оно правильное. Но только в первом значении слова.

Однако у понятия “гражданское общество” есть второе значение, и оно существенно отличается от первого. В качестве социологической категории “гражданское общество” констатирует, что есть реальность, описываемая ею: совокупность неполитических отношений. Но в качестве идеологического понятия гражданское общество указывает, какой должна быть та реальность, к которой устремлены взоры прогрессивно мыслящих людей. Речь идет о некоем идеале или лозунге. И как идеал гражданское общество олицетворяет собой идеальное общество — общество свободных, суверенных личностей, наделенных самыми широкими гражданскими и политическими правами, активно участвующих в управлении государством, свободно выражающих свои мысли, беспрепятственно удовлетворяющих разнообразные потребности: создающих любые организации и партии, нацеленные на защиту интересов этих личностей. В экономическом плане идеал означает многообразие форм собственности, свободный рынок, свободное предпринимательство, в духовном — идейный плюрализм, свободу слова и печати, независимость всех средств массовой информации, свободу вероисповедания. Короче говоря, идеал демократического общества. Под такими лозунгами происходила перестройка в середине 80-х годов в СССР и мирная революция 1991 г. в России, разворачивалась борьба между законодательной и исполнительной ветвями власти. Переход от социализма к капитализму в нашей стране осуществлялся именно под лозунгом утверждения ценностей гражданского общества. Хотя в реальности, если рассматривать его как социологическую категорию, оно никогда не исчезало.

Считается, что в России основы гражданского общества были заложены отменой крепостного права, земской, военной, судебной, образовательной реформами. Активная просветительская деятельность ученых, писателей, публицистов и прогрессивно мыслящих политиков создала в XIX веке условия для просвещения народа и формирования светской культуры. Становление гражданского общества, как и развитие его экономического фундамента, капитализма, продолжалось всего 56 лет. После революции 1917 г. его дальнейшее развитие фактически сворачивается. О новом этапе, второй попытке построить гражданское общество можно говорить спустя 70 лет. Дорогу к нему проложила вначале горбачевская перестройка, а затем ельцинские реформы. Однако до сих пор среди ученых нет единого мнения относительно того, построено в нашей стране гражданское общество или нет.

По мнению Р. Роуза, Россия напоминает общество песочных часов:

“Такое общество чем-то похоже на гражданское общество, так как государство допускает существование некоторых неофициальных, а иногда и официальных институтов и даже узаконивает их. И тем не менее в результате получается... общество песочных часов, в силу того, что связи между верхами и низами весьма ограничены... Если институты, на которые люди опираются в своей повседневной жизни, свободны от контроля со стороны государства, но одновременно практически не в состоянии влиять на него, то можно сказать, что граждане... как бы защищены от претензий недемократического и потенциально деспотического режима. Государство же может мириться с существованием подобных институтов до тех пор, пока их деятельность ограничивается мелкими проблемами отдельных людей и не затрагивает интересы государства”.

Во многом его слова справедливы. Действительно, на протяжении долгой истории административный аппарат в стране был страшно раздут, и как не боролись с бюрократией царское, советское и постсоветское правительства, она только множилась в числе. На другом полюсе, опять же несмотря на усилия правительств в области социальной политики, концентрировались огромные массы бедняков. Средний класс всегда оставался в численном меньшинстве, он ненадолго прибавил в весе в 60—80-е годы, после чего больше половины интеллигенции превратилось в “новых бедных”.

Итак, сделаем вывод: в понятии “гражданское общество” четко различаются два — иногда противоборствующих — значения, два смысла: социологический и идеологический (а есть еще юридический).

В первом смысле гражданское общество появилось на свет раньше государства. Оно было у первобытных охотников и собирателей. Только 5—6 тысяч лет назад возникло государство.

Внимательно присмотревшись к признакам Э. Шилза, мы заметим, что государство — лишь один из признаков общества, а именно система управления. Государство не исчерпывает даже политическую систему. Оно — главный институт этой системы. Отличительная черта государства — суверенность (верховная власть плюс независимость). Суверенность государства выражается в том, что ему принадлежит право официально представлять все общество в целом, издавать нормативные акты, в том числе законы, обязательные к выполнению всеми членами общества, осуществлять правосудие. Государство выступает как сила (профессиональный аппарат управления, армия, полиция, сыск, суды, тюрьмы и т. д.), способная осуществить принуждение в отношении любого члена общества.

Как мы уже выяснили, исторически общество первично, государство — вторично. Оно возникает на определенной стадии развития первого. Возникает для защиты интересов граждан, т. е. выступает слугой. Однако нередко слуга превращается в господина, и уже от него гражданам приходится защищаться. Отношения между обществом и государством на протяжении всей истории складывались не просто: гармония и конфликт, стремление подавить и установить равные, партнерские отношения.

Гражданское общество как реальность совпадает с гражданским обществом — идеалом только в одном случае — когда устанавливается правовое государство. Оно основано на верховенстве права в обществе, свободе людей, их равенстве в правах в качестве прирожденных свойств человека. Члены общества добровольно принимают на себе определенное ограничения и обязуются подчиняться общим законам. В правовом государстве источником законов выступает гражданское общество. Оно определяет собой государство, а не наоборот. При таком положении дел личность имеет приоритет над обществом.

Иное положение в тоталитарном государстве. Это противоположный полюс континуума типов государства. Личность и гражданское общество подавляются, политические права человека не соблюдаются, закон устанавливается произвольно в угоду правящего класса или правителя. Не соблюдается равенство всех граждан перед законом.

Гражданское общество олицетворяет все то, что противостоит и подавляется тоталитарным государством. Они — антагонисты. Тоталитарное государство — базисное понятие социологии. Его характеризуют такие черты:

- аппарат подавления;

- преследование инакомыслящих;

- жесткая цензура и отмена свободы слова;

- диктатура одной политической партии;

- монополия государственной собственности;

- геноцид против собственного народа;

- подавление личности, отчуждение от государства.

На протяжении всей истории человечества, как только появилось государство, характер отношений между ним и обществом постоянно колебался от одного полюса к другому. В Древней Греции гражданское общество и государство почти совпадали, покоясь на прочном фундаменте демократии. В Древнем Египте, напротив, государство подавляло общество. Они являлись антагонистами. Восточная деспотия — разновидность тоталитарного государства.

Итак, мы можем обобщить: отношения между обществом и государством строятся по двум линиям — в одном случае второе подавляет первое, тогда мы говорим о тоталитарном государстве, в другом никто никого не подавляет, тогда мы говорим о правовом государстве и гражданском обществе (а вот может ли общество подавлять государство, как вы думаете?).







Сейчас читают про: