double arrow

Анастасия Тузлукова


Портретный очерк

Анастасия Егорова

Его нельзя назвать ослепительным красавцем; в его осанке, походке, жестах не чувствуется породы, гордой независимости. Вогнутый небольшой нос, почти круглые поддернутые к вискам зелёные глаза. Пышная шевелюра венчает немного приплюснутое лицо. Но бывают моменты, когда он просто неотразим. Взгляд горит азартом, в каждом кусочке тела чувствуется напряжение, собранность – он весь как застывший комок энергии. Одно неверное движение –и жертва схвачена. По натуре он игрок, который не любит проигрывать. В хорошем настроении он резвится, как ребёнок, заражая всех своим задором и невольно вызывая улыбку. Если же он в тёплом кругу близких людей – это само добродушие. Есть особый шарм в вальяжных, сонных движениях. Ласковое слово, нежное прикосновение – и ты уже не в силах сопротивляться. Женщины – его слабость. Несмотря на все достоинства, временами нет ничего капризнее и пакостнее. Если уж ему чего-то хочется, то достанет любого. Нередко доходит и до семейных ссор с истериками и угрозами. Но в результате ему всегда все прощается, потому что это любимый кот.

Дневник Грушницкого

10 мая.

Жизнь моя перевернулась за два дня! Я начинаю этот журнал, чтобы через годы и десятилетия нести в себе тот светоч любви, который есть во мне сейчас. Жизнь моя влачилась безрадостно, я постоянно нёс свой тяжёлый крест до мая восьмого числа.

О, райское наслаждение – видеть озаренные неземным светом глаза Мери. Она приехала позавчера, а я с нею еще даже не знаком. Как только я увидел её, словно электрический заряд прошёл от меня к ней, и назовите меня жалким человеком, трусом и лжецом, если Мери не почувствовала моего страстного взгляда. Да, я уже отведал в жизни любви! Но как глупа и скучна жизнь, полная такого чувства, которое я знал до сих пор… Эта встреча – награда за все перенесенные страдания и лишения. Да, я чувствую, что моя жизнь полностью изменилась!

Ночью.

Я не знаю. отчего так радостно и восторженно писал сегодня утром. Моя надежда на взаимные чувства так мала, что почти не вероятна. Толстая шинель отталкивает всех, знать смотрит на нас, армейцев, с презрением. Какое им дело, что под этой шинелью, да, этой самой серой солдатской шинелью, бьётся сердце благородное и пылкое? Как могут эти рациональные люди понять мою душу? Я презираю их всех и стою вне их старинных предрассудков.

11 мая.

Приехал сегодня Печорин – вот кто нравится всем и всегда. Меня не покидает чувство, будто этот человек знает каждое моё следующее слово. Впрочем, он славный малый…

…Я не могу сдержать своих чувствований. Ангел, ангел! Я не в состоянии описать то, что произошло. Мы встретились с Мери у колодца, я ждал её все время, и случай представился. Я уронил стакан. Специально, разумеется, но это был мой единственный шанс. Я не мог стакан поднять – мешала раненная нога, и Мери, подняв его сама, подала мне, испуганно оглянувшись. К счастью, никто не видел её поступка. Эльф, нежный эльф.




А Печорин – самоуверенный, жёсткий и… странный человек.

13 мая.

Печорина можно не бояться. Он на плохом счету у княжны.

16 мая.

Сегодня я имел удовольствие иметь с Мери разговор более продолжительный и более … откровенный, чем обычно. Прогулку на лошадях немного испортил Печорин. Он вездесущ, его присутствие меня сковывает и даже угнетает…

… Был сегодня у Лиговских. Самый приятный на водах дом. Как Мери поёт! Голос её, светлый и чистый, звучит во мне и сейчас. С душевным трепетом я вспоминаю это пение, вдохновленное и полное невысказанных слов.

Я постоянно стараюсь быть с Мери, мы беседуем, наши беседы очаровательны: мы вместе не устаём удивляться природе, чувствам, охватывающим нас на просторе, делиться впечатлениями. Княжна очень мила и нежна. Надо же как хорошо сочетаются княжна и нежна!

Сегодня ты тиха, нежна,

Печальна, милая княжна…

Нет, это не идеально.

И ты была тиха, нежна,

Моя печальная княжна.

О, да во мне просыпается поэт! Это, вероятно, закономерно: душа влюблённого плачет, как скрипка под ударами смычка.

18 мая.

Надо мне быть посдержанней с Печориным. Я его не понимаю: он не стремится побывать у Лиговских.

Сейчас я счастлив и несчастлив одновременно. Я люблю Мери, быть рядом с любимой – уже наслаждение, но в том-то и дело, что я к ней и близок, и далёк одновременно. Ожидание кажется мне невыносимым.



23 мая.

Вчера был бал, где, по рассказам, Печорин вёл себя как настоящий офицер. Он защитил мою Мери, за что я ему страшно благодарен. Мне кажется порою, что Печорин надо мною и над моим страстным чувством посмеивается. Сегодня я ему обо всём поведал. Да, моя прошлая оценка верна: он только матерьялист. Он меня не поймет.

Мери так изменчива…

25 мая.

Этот Печорин не должен испортить моего счастья и блаженства, а, между тем, Мери стала совсем иной. Не признак ли это моего успеха? А Печорин, вопреки всем моим представлениям об его обаянии, совсем не нравится княжне, и Мери просто-таки испытывает к нему антипатию. Мне жаль его. Он бесцветен, неинтересен, бессилен – обыкновенный человек. Все, на что он способен, дешёвые эффекты.

3 июня.

Ну, наконец-то, я ждал этого дня так долго! Офицерский чин всё изменит. Мери, моя Мери, как я хочу скорее тебя увидеть.

5 июня.

С каким трудом был сшит мундир! Однако он очень сильно режет подмышками. Ничего. В остальном я готов, я спешу.

Не забыть перед балом зайти к Печорину.

… Печорин фразёр, фигляр! Он занял мазурку и подшутил надо мною. Мери, моя Мери, прежняя Мери исчезла, испарилась. Я ей не интересен, я отвергнут, я один. Кокетка! Я отомщу, я уже знаю, мне помогут.

Я оскорблён.

16июня. Поздняя ночь.

Мне кажется, что прошло не два дня с тех пор, как началась вся эта заваруха, я и инициатор, но меня словно несёт по течению, я не в состоянии всем управлять. Вчера ещё мы подстерегали Печорина в саду, около дома Мери. Мне же чудится, словно прошёл целый месяц. Как нелепо Печорин меня подслушал сегодня… Я имею теперь не лучшую славу. Порой мне кажется, что всё – эта нечестная дуэль, насмешка над Печориным – всё затеяно зря. Я мучаюсь, я в смятении. Моя офицерская честь… да о какой чести может идти речь, если я собираюсь совершить убийство?! Но, как говорится les des sont jetes!

Я устал, мысли мои несвязны. О, как я понимаю теперь Ленского, как понимаю! Но мой выбор сложнее: я оставлю себе или жизнь, или честь… Мне страшно, я не хочу умирать… Но завтра само решит всё за меня.

Мария Двинина

Дневник Грушницкого

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: