double arrow

Сказка как жанр устного народного творчества

1


Поскольку письменности в стародавние времена не было, рассказы, сказки, песни, загадки передавались устно от одного человека к другому. Нередко новый рассказчик что-то изменял в истории, что-то добавлял от себя, стремясь к наибольшей выразительности и увлекательности повествования. При этом никто не заботился о сохранении имени самого первого рассказчика, придумавшего увлекательную историю.
Так произведения, передававшиеся устно, достигали своего художественного совершенства в результате коллективного творчества многих сказителей, или сказочников.
Сохранялись и передавались от человека к человеку и от поколения к поколению лишь те рассказы, которые отличались особой занимательностью, художественным совершенством и воспитывали в человеке самые лучшие человеческие качества.
Поскольку сказителями были простые люди, они сохраняли и передавали друг другу только те рассказы, которые соответствовали их представлениям о красоте, добре, честности, справедливости и благородстве души. Именно в этих устных рассказах они стремились передать свое представление обо всем наиболее хорошем и ценном в человеческой жизни, хотели воплотить тою мечту о лучшем будущем. Все эти рассказы, песни и мифы заключали в себе общенародный идеал.
Дело в том, что, создавая художественный мир, автор исходит из представления о том, какой, по его мнению, должна быть счастливая жизнь человека на земле. Именно это представление о лучшей жизни и о хороших людях называется идеалом.
В свою очередь, вид поэзии, созданный на основе общенародного идеала коллективным творчеством многих сказителей и существующий в форме устных рассказов или песен, называют устным народным поэтическим творчеством, или фольклором.
В фольклоре нашло отражение и народное представление о мире, в котором живет человек, и о самом человеке. Художественный мир произведений устного народного поэтического творчества заключает в себе и характерные черты реальной действительности, и фантастическое представление об идеальном мире. Произведения фольклора чрезвычайно разнообразны. Нет такой области человеческой деятельности, которая не отразилась в устном творчестве.
У всех народов существовало устное народное поэтическое творчество. Существует оно и сейчас. Всем фольклорным произведениям присущи общие черты, о которых ты уже знаешь, но фольклор каждого народа обладает и своими неповторимыми особенностями.
Итак, ты теперь знаешь, что в каждом произведении заключен свой художественный мир, который можно сравнить с условной страной. Это очень важное сравнение. Подумай сам: каждая страна имеет свою территорию, населенную одним или несколькими народами, у этих народов есть свой язык, в стране существуют свои законы, своя форма правления. Художественный мир очень похож на такую страну. Действие произведения происходит в каком-то определенном пространстве, которое может быть очень похожим на твою землю, а может быть совершенно фантастическим: здесь могут расти волшебные деревья и скрываться в пещерах чудовищные драконы. В произведении могут тебе встретиться люди, очень похожие на твоих знакомых, а могут жить инопланетяне, сказочные или мифические существа. Ты можешь прочесть книгу, в которой разыскивается преступник, нарушивший законы твоей страны, но ты можешь встретить произведение, в котором царь грозится отрубить герою голову, если тот не исполнит царские повеления.
Слушай внимательно: сейчас откроется тебе еще один секрет нашего волшебства. Обращал ли ты внимание, что, прочитав всего одну страницу произведения, ты уже нередко знаешь, на какой земле происходит действие и кто может, а кто не может появиться в этой книге? Например: "В некотором царстве, в некотором государстве..." Узнал? После такого начала ты готов услышать и о Кощее Бессмертном, и о Мече Кладенце. Дело в том, что в поэзии существуют жанры.
Жанры - это определенная территория и определенные жители художественного мира, его границы и его законы. Жанр требует от автора и от читателя уважения и понимания его особенностей. Есть жанры, способные повествовать о многих героях и вмещать в себя множество событий (например, сказка), а есть и такие, которые передают лишь одно мимолетное чувство (например, лирическое стихотворение). Жанр часто заставляет автора использовать определенную форму условности (жизнеподобие или фантастику), хотя иногда позволяет объединять их. Достаточно мне назвать тебе наиболее распространенные жанры фольклора, чтобы ты убедился в том, что каждый из них достаточно четко определяет границы условного художественного мира. Ты наверняка уже знаком с такими фольклорными жанрами, как сказка, легенда, загадка, анекдот... В дальнейшем мы будем рассматривать с тобой различные жанры, а пока попытайся понять и запомнить.
Жанр - это сходные черты создания художественного мира в произведениях, определяемые особенностями художественной условности данных произведений.

ФОЛЬКЛОРНАЯ СКАЗКА
Фольклорная сказка - это один из самых любимых в народе жанров. Многие сказки родились из мифов, многие возникли на основе легенд, а часть сказок появилась на основе наблюдений за реальной жизнью. Фольклорная сказка - это фольклорный жанр, стремящийся на основе фантастической условности дать наиболее полное, обобщенное изображение мира, в котором живет человек.
Широта и разнообразие этого жанра проявляются в том, что сказки отражают самые разные стороны жизни и рассказывают о самых разных людях: о царях и крестьянах, об умных и глупых. Нет, наверное, в мире такого вопроса, на который не попыталась бы ответить сказка.
Но отвечает на эти вопросы сказка очень необычно. Сказочники не стремятся рассказать об обычной жизни, известной каждому человеку. Они придумывают фантастический мир, какое-нибудь тридевятое царство или рассказывают историю какого-нибудь солдата или крестьянского сына, идущего куда-то по дорогам жизни, фантастическая условность сказочного художественного мира позволяет рассказчику выразить свое отношение и к государственной власти (царям и боярам, например), воплотить свой идеал счастливой жизни.
Наиболее древние из сказок - сказки о животных. В них сохранились отголоски тех времен, когда племена людей считали своими предками и покровителями различных животных.
Из далекого прошлого пришли к нам и волшебные сказки. В них тоже нередко сохраняются отзвуки древних мифов, в которых с помощью магии прекрасную девушку можно было превратить в лягушку, а герою, чтобы найти свое счастье, приходилось проходить через загробный мир, вход в который пролегал через избушку на курьих ножках.
Гораздо позже появились бытовые сказки, в которых часто осмеивались различные людские пороки и описывались занятные жизненные ситуации.
За время своего существования, переходя от рассказчика к рассказчику, сказки освобождались от лишнего, случайного и приобретали законченность и художественное совершенство.
Перед тобой, мой Ученик, две волшебные сказки - "Царевна-лягушка" и "Бой на Калиновом мосту".
С давних времен у самых разных народов появились сказки о прекрасной девушке-царевне и юноше-богатыре. Царевну за непокорность злые силы лишают человеческого облика, позволяя принимать его только в определенное время. Царевны обладают редкой красотой, им присущи лучшие черты человеческого характера: они добры как к людям, так и к животным и растениям, поэтому вся природа, весь мир отвечают добром на добро. Красавицы покоряют не только красотой и добротой, но и умением творить чудеса. Они к тому же искусницы: умеют шить, вышивать, печь караваи, готовить вкусные блюда; прекрасно танцуют, получая удовольствие от танца и радуя других. Кажется, они всемогущи... Но для того чтобы Василиса Премудрая смогла навсегда избавиться от лягушечьей кожи, ее должен встретить Иван-царевич и почувствовать человеческую душу существа, обезображенного колдовскими чарами. Каждый из героев проходит свою часть пути навстречу друг другу: Василиса делает все, чтобы ни Иван, ни его отец не пожалели о сделанном выборе, а Иван-царевич совершает подвиги, чтобы вернуть похищенную жену. В сказке заключена великая мудрость: герой не получает счастье в подарок, но добивается его в суровой борьбе.
Сказка вообще такой жанр, в котором за внешней простотой скрывается сложный и многообразный мир человеческих отношений. Да и построены сказки совсем не просто.
Скажи-ка, например, почему именно после пира Иван-царевич сжигает лягушечью кожу? А мог ли Иван-царевич не сжечь лягушечью кожу и имел ли он право сжигать ее? Почему царевна-лягушка оборачивается птицей, улетая в тридевятое царство? С кем и за что борется Иван-царевич? Подумай, почему так называется сказка.
Другая сказка называется "Бой на Калиновом мосту". В этой сказке в фантастической форме отражена борьба русского народа с нашествием степных полчищ сначала половцев, затем орд хана Мамая.
Иван - крестьянский сын - национальный герой, богатырь, защищающий свою землю-матушку. Народ наделил его добротой, силой, мужеством, стойкостью, необычайной силой воли, способностью к самопожертвованию во имя блага русской земли.
В отличие от двух других братьев он до конца выполняет долг перед матерью-Родиной, народом.
Сравни характеры Ивана-царевича, Ивана-поповича, Ивана-крестьянского сына и подумай, чем отличаются друг от друга три брата и чем вызвано это различие. Поразмысли над тем, что заставляет Ивана-крестьянского сына выступить против Чуда-юда. А теперь назови, пожалуйста, сказки, в которых бы противопоставлялись богатыри, вместе выезжающие на ратный подвиг.
Скажи мне, мой Ученик, не хочешь ли ты сам попробовать, сочинять сказки? Если ты чувствуешь в себе силу, то придумай вариант сказки о царевне-лягушке, когда стрела Ивана-царевича оказывается не у лягушки, а у львицы, орлицы. Как будут развиваться события, если стрелы всех трех братьев окажутся у разных животных: у лягушки, змеи и коровы или у змеи, ослицы и лисицы? Придумай продолжение сказки "Бой на Калиновом мосту", где герои проехали бы логово Змея Горыныча, не узнав, что его родичи замышляют месть.

ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА Русская народная сказка

В некотором царстве, в некотором государстве жил да был царь с царицей; у них было три сына, удальцы такие, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Младшего звали Иван-царевич. Как стали сыновья на возрасте, собрал их царь и говорит:
- Вот что, сынки, пора вам жениться, возьмите каждый по стреле, выходите в чистое поле, натяните тугие луки и стреляйте в разные стороны. Куда чья стрела упадет, там и ищите себе жену.
Стрела старшего брата упала на боярский двор, подпила ее боярская дочь и подала царевичу. Стрела среднего брата полетела на широкий купеческий двор, подала ему стрелу молодая дочь купеческая. Пустил свою стрелу младший брат - улетела стрела, никто не тает куда.
Тут подал свой ковер средний царевич. Царь принять повелел, потрогал его и сказал:
- Об этот ковер хорошо ноги вытирать! Как развернул свой ковер Иван-царевич, все так и ахнули. Царь сам принял его, загляделся, а потом приказ отдал:
- Постелить этот ковер перед моим царским троном! И приказал царь своим сыновьям, чтобы завтра же явились к нему на пир вместе со своими женами. Опять воротился Иван-царевич невесел, ниже плеч буйну голову повесил.
- Ква-ква, Иван-царевич! Что закручинился? Али от отца услыхал слово неприветливое?
- Как мне не кручиниться? Государь мой батюшка велел, чтобы я с тобой к нему на пир приходил. Как я тебя в люди покажу!
- Не тужи, царевич! Ступай один к царю, а я вслед за тобой буду, как услышишь стук да гром - скажи: "Это моя лягушонка в коробчонке едет!"
Вот старшие братья явились к царю со своими женами, разодетыми, разубранными, стоят да над Иваном-царевичем смеются:
- Что ж ты без жены пришел? Хоть бы в платочке ее принес! И где ты такую красавицу выискал? Чай, все болота исходил?
Вдруг поднялся великий стук да гром - весь дворец затрясся. Гости испугались, повскакивали с мест, а Иван-царевич говорит:
- Не бойтесь, честные гости! Это моя лягушонка в коробчонке приехала.
Подлетела к царскому крыльцу золоченая карета, в шесть лошадей запряжена, и вышла оттуда Василиса Премудрая - такая красавица, что ни вздумать, ни взгадать, только в сказке сказать! Взяла Ивана-царевича за руку и повела за столы дубовые, за скатерти браные.
Стали гости есть-пить, веселиться. Василиса Премудрая испила из стакана да последки себе за левый рукав вылила, закусила лебедем да косточки за правый рукав спрятала. Жены старших царевичей увидали ее хитрости и давай то же делать. Попили-поели, пришел черед плясать. Василиса Премудрая подхватила Ивана-царевича и в пляс пошла. Махнула левым рукавом - сделалось озеро, махнула правым - поплыли по воде белые лебеди. Царь и гости диву дались. А старшие невестки пошли плясать, махнули левым рукавом - гостей забрызгали, махнули, правым - кость царю прямо в глаз попала! Царь рассердился да и прогнал их.
Тем временем Иван-царевич улучил минуточку, побежал домой, нашел лягушечью кожу и спалил ее на большом огне. Приезжает Василиса Премудрая, хватилась - нет лягушечьей кожи, пригорюнилась, опечалилась:
- Ох, Иван-царевич! Что же ты наделал? Если б ты немножко подождал, я бы навечно твоей стала, а теперь прощай! Ищи меня за тридевять земель, в тридесятом царстве - у Кощея Бессмертного. Обернулась белой лебедью и улетела в окно. Иван-царевич горько заплакал, потом собрался, простился с отцом, с матерью и пошел куда глаза глядят. Шел он близко ли, далеко ли, долго ли, коротко ли - попадается ему навстречу старый старичок.
- Здравствуй, - говорит, - добрый молодец! Чего ищешь, куда путь держишь?
Царевич рассказал ему свое несчастье.
- Эх, Иван-царевич! Зачем ты лягушечью кожу спалил? Не ты ее надел, не тебе и снимать было! Василиса Премудрая хитрей, мудрей своего отца уродилась. Он за то осерчал на нее и велел три года лягушкою быть. Ну да я тебе помогу. Вот тебе клубок: куда он покатится, ступай за ним смело.
Иван-царевич поблагодарил старика и пошел за клубочком. Идет чистым полем, попадается ему медведь. Нацелился в зверя Иван-царевич, а медведь и говорит человечьим голосом:
-Не бей меня, Иван-царевич! Когда-нибудь пригожусь тебе.
Идет он дальше, глядь, а над ним летит селезень. Царевич прицелился из лука, хотел было его застрелить, как вдруг говорит селезень человечьим голосом:
- Не бей меня, Иван-царевич! Я тебе когда-нибудь пригожусь.
Пожалел он его и пошел дальше. Бежит косой заяц. Царевич опять за лук, стал целиться, а заяц сказал ему человечьим голосом:
- Не бей меня, Иван-царевич! Я тебе сам пригожусь. Пожалел его Иван-царевич и пошел дальше - к синему морю, видит: на песке лежит, издыхает щука.
- Ах, Иван-царевич, - сказала щука, - сжалься надо мною, пусти меня в море.
Он бросил ее в море и пошел берегом.
Долго ли, коротко ли - прикатился клубочек к маленькой избушке.
На самом берегу стоит избушка на курьих ножках, кругом себя поворачивается.
Говорит Иван-царевич:
- Избушка, избушка! Стань по-старому, как мать поставила, ко мне передом, а к морю задом!
Избушка повернулась. Царевич взошел в нее и видит: на печи, на девятом кирпичи лежит Баба-яга.
- Зачем, добрый молодец, ко мне пожаловал?
- Ты бы прежде меня, дорожного человека, накормила-напоила, в бане выпарила да тогда бы и
спрашивала.
Баба-яга накормила его, напоила, выпарила в бане. Тогда царевич рассказал ей, что ищет свою жену - Василису Премудрую.
- А, знаю! - сказала Баба-яга. - Она теперь у Кощея Бессмертного. Трудно ее достать, нелегко с Кощеем сладить. Ну уж, так и быть, скажу я тебе, где спрятана смерть Кощеева. Смерть его на конце иглы, та игла в яйце, то яйцо в утке, та утка в зайце, тот заяц в сундуке, а сундук стоит на высоком дубу, и тот дуб Кощей как свой глаз бережет.
Указала Баба-яга, где растет этот дуб. Иван-царевич дошел до него и не знает, что ему делать, как сундук достать. Он так и эдак пробовал дерево раскачать, нет, не поддается дуб. Вдруг откуда ни возьмись, прибежал медведь и выворотил дерево с корнем, сундук упал и разбился вдребезги. Из сундука выскочил заяц и во всю прыть бежать пустился. Глядь - а за ним уж другой заяц гонится, нагнал, ухватил и в клочки разорвал. Тут вылетела из зайца утка и поднялась высоко-высоко. А за ней селезень кинулся, как ударит ее, так из утки яйцо выпало прямо в синее море. Иван-царевич при такой беде сел на берегу и залился горькими слезами.
Вдруг подплывает к берегу щука и в зубах яйцо держит. Взял он то яйцо и пошел к Кощееву жилищу. Кощей, как увидел яйцо у него в руках, так весь и затрясся. А Иван-царевич начал яйцо с руки на руку перекидывать. Он кидает, а Кощей-то бьется, мечется. Но сколько ни бился Кощей, сколько ни метался во все стороны, а когда раздавил Иван-царевич яйцо, достал из него иглу да отломил кончик, так и пришлось Кощею помереть. Тогда пошел Иван-царевич в Кощеевы палаты, взял Василису Премудрую и воротился с ней домой в свое государство. Царь на радостях устроил пир на весь мир. После этого они жили вместе долго и счастливо.

БОЙ НА КАЛИНОВОМ МОСТУ Русская народная сказка

В некотором царстве, некотором государстве жили-были царь с царицей. Всем хорошо жили, только не было у них детей. Вот раз царице приснилось, что недалеко от дворца есть тихий пруд, в том пруду ерш с золотым хвостом. Снится царице, что если она этого ерша съест, то родится у нее сын. Наутро рассказала она царю про свой сон. Позвал царь рыбаков, велел разыскать тихий пруд, закинуть в него шелковый невод.
Закинули рыбаки невод, и попался им ерш с золотым хвостом. Обрадовалась царица, кликнула свою любимую подружку, попову дочь, и говорит:
- Вели, подружка, приготовить ерша к обеду, да смотри, чтобы никто к нему не притронулся.
Стала девушка-чернавка ерша варить, а попова дочь все у печки вертится. "Что за рыбка такая диковинная?" - думает. Оторвала золотое перышко с левого боку и съела.
Тут и девушка-чернавка не вытерпела - оторвала перышко с правого боку, да и в рот. А потом царица ерша съела, тарелочку почистила.
Вот скоро ли, долго ли, родились у каждой по сыну-молодцу. У царицы - Иван-царевич, у поповны - Иван-попович, у чернавки - Иван-крестьянский сын.
Стали ребята расти не по дням, а по часам. Как хорошее тесто на дрожжах поднимается, так они вверх тянутся. К десяти годам богатырями стали - никому с ними не управиться. Силушка по жилушкам бежит могучая, кого за руку хватят - рука прочь, кого за ногу потянут - нога вон. Только друг с другом играть и могли.
Вот пошли они раз гулять по саду, увидали громадный камень. Уперся в него руками Иван-царевич - чуть пошевелил. Взялся за него Иван-попович - на палец приподнял. Ухватился Иван-крестьянский сын - загудел камень, покатился, деревья в саду поломал.
Под тем камнем - дверь железная за семью замками, за десятью печатями, а за дверью подвал. В подвале - три коня богатырских, по стенам оружие ратное развешано. Вывели молодцы коней, стали себе оружие выбирать. Каждый себе по сердцу ружье взял. У Ивана-царевича на коне сбруя золоченая, в руках меч золотой. У Ивана-поповича у коня сбруя посеребренная, в руках копье серебряное. А у Ванюшки-крестьянского сына сбруя у коня мочальная, в руках дубинка железная.
Только подъехали они ко дворцу, ко тесовому крыльцу, выбежала царица из горенки, слезами заливается:
- Сыны мои милые, напали на нашу страну страшные вороги, змеи лютые, идут на нас через речку Смородину, через чистый Калинов мост. Всех людей окрест полонили, землю разорили, ближние царства огнем пожгли.
- Не плачь, матушка, отстоим мы речку Смородину, не пустим змея через Калинов мост.
Словом-делом, собрались - поехали. Приезжают к реке Смородиной, видят - по всему берегу кости лежат человечьи, все кругом огнем сожжено, вся земля русской кровью полита. У Калинова моста стоит избушка на курьих ножках.
- Ну, братцы, - говорит Иван-царевич, - тут нам жить и дозор нести, не пускать врагов через Калинов мост, давайте по очереди караул держать.
Кинули жребий. Досталось первую ночь сторожить Ивану-царевичу, вторую - Ивану-поповичу, а третью - Ванюшке.
Вот ночь настала. Надел Иван-царевич золотые доспехи, взял меч, в дозор отправился.
Ждет-пождет - тихо на речке Смородиной. Лег Иван-царевич под ракитовый куст да и заснул богатырским сном. А Ванюшке в избушке не спится, не лежится, седло под головой вертится. Встал Ванюшка, взял дубинку железную, вышел к речке Смородиной. А у Калинова моста, под кустом, Иван-царевич спит-храпит, как лес шумит.
Вдруг в реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались - выезжает Чудо-юдо шестиглавый змей. Как дыхнет на все стороны - на три версты все огнем пожег. Приступил его конь на Калинов мост. Рассердился Иван-крестьянский сын:
- Ты куда со своей лапой на чистый Калинов мост? Выскочил Ванюшка, размахнулся дубинкой железной - три головы, как кочаны, снес, размахнулся еще разок, еще три сшиб. Головы отрезал, под мост положил, туловище в реку столкнул. Пошел в избушку да и спать лег.
Утром-светом вернулся с дозора Иван-царевич. Братья его и спрашивают:
- А что, царевич, как ночь прошла?
- Тихо, братцы, мимо меня и муха не пролетела.
Сидит Ванюшка, помалкивает.
На другую ночь пошел в дозор Иван-попович. Ждет-пождет - тихо на речке Смородиной. Лег Иван-попович под ракитов куст и заснул богатырским сном. Среди ночи взял Ванюшка железную палицу, пошел на речку Смородину. А у Калинова моста, под кустом, Иван-попович спит-храпит, как лес шумит.
Вдруг в реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались - выезжает Чудо-юдо девятиглавый змей. Въехал змей на Калинов мост. Тут конь под ним споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пес ощетинился. Чудо-юдо коня плеткой по бедрам, ворона - по перьям, пса - по ушам.
- Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешься, ты, песья шерсть, щетинишься? Нет для меня на всем свете противника!
Отвечает ему ворон с правого плеча:
- Есть тебе на свете противник - русский богатырь Иван-крестьянский сын.
- Иван-крестьянский сын не родился, а если родился, на войну не сгодился, я его на ладонь посажу, другой прихлопну, только мокренько станет.
Рассердился Ванюшка:
- Не хвались, вражья сила! Не поймав ясного сокола, рано перья щипать, не побившись с добрым молодцем, рано хвастаться.
Вот сошлись они, ударились - только земля кругом застонала. Чудо-юдо девятиглавый змей Ивана по щиколотку в землю вбил. Разгорячился Ванюшка, разошелся, размахнулся дубинкою - три головы змея, как кочаны, снес.
- Стой, Иван-крестьянский сын, дай мне, Чуду-юду, роздыху!
- Какой тебе роздых, вражья сила, у тебя девять голов, а у меня одна!
Размахнулся Иванушка, еще три головы снес, а Чудо-юдо вдарил, по колена в землю вогнал. Тут Ванюшка изловчился, захватил горсть земли и бросил змею в глаза.
Пока змей глаза протирал, брови прочищал, Иван _ крестьянский сын сшиб ему три головы. Головы отрезал, под мост положил, туловище в воду бросил.
Утром-светом вернулся с дозора Иван-попович, спрашивают его братья:
- А что, попович, как ночь прошла?
- Тихо, братцы, только комар над ухом пищал. Тут Ванюшка повел их на Калинов мост, показал им змеиные головы.
- Эх вы, сони непробудные, разве вам воевать, вам бы дома на печи лежать!
На третью ночь собирается в дозор Ванюшка. Обувает сапоги яловые, надевает рукавицы пеньковые, старшим братьям наказывает:
- Братцы милые, я на страшный бой иду, лежите - не спите, моего крика слушайте.
Вот стоит Ванюшка у Калинова моста, за ним земля русская. Пошло время за полночь, на реке воды взволновались, на дубах орлы раскричались. Выезжает Змей Горыныч, Чудо-юдо двенадцатиглавое. Каждая голова своим напевом поет, из ноздрей пламя пышет, изо рта дым валит. Конь под ним о двенадцати крылах, шерсть у коня железная, хвост и грива огненные.
Въехал змей на Калинов мост.
Тут конь под ним споткнулся, ворон на плече встрепенулся, сзади пес ощетинился. Чудо-юдо коня плеткой по бедрам, ворона - по перьям, пса - по ушам.
- Что ты, собачье мясо, спотыкаешься, ты, воронье перо, трепещешься, ты, песья шерсть, щетинишься? Али вы думаете, Иван-крестьянский сын здесь? Да если он народился да и на войну сгодился, я только дуну, от него прах останется. Рассердился тут Ванюшка, выскочил:
- Не побившись с добрым молодцем, рано, Чудо-юдо, хвастаешь!
Размахнулся Ванюшка, сбил змею три головы, а змей его по щиколотку в землю вогнал, подхватил свои три головы, чиркнул по ним огненным пальцем - все головы приросли, будто век не падали. Дыхнул на Русь огнем - на три версты все пожег кругом.
Видит Ванюшка - плохо дело, схватил камешек, бросил в избушку - братьям знак подать. Все окошечки вылетели, ставенки в щепы разнеслись - спят братья, не слышат.
Собрал силы Ванюшка, размахнулся дубинкой - сбил змею шесть голов. Змей огненным пальцем чиркнул - приросли головы, будто век не падали, а сам Ванюшку по колена в землю вбил. Дыхнул огнем - на шесть верст русскую землю сжег.
Снял Ванюшка пояс кованый, бросил в избушку - братьям знак подать. Разошлась крыша тесовая, покатились ступеньки дубовые, спят братья, храпят, как лес шумит.
Собрал Ванюшка последние силы, размахнулся дубинкой, сшиб змею девять голов. Вся сыра земля дрогнула, вода всколебалася, орлы с дубов попадали. Змей Горыныч подхватил свои головы, чиркнул огненным пальцем - приросли головы, будто век не падали, а Ванюшку по пояс в землю вогнал. Дыхнул огнем - на девять верст русскую землю сжег.
Снял Ванюшка рукавицу пеньковую, бросил в избушку - братьям знак подать. Раскатилась избушка по бревнышку. Проснулись братья, выскочили. Видят - вздыбилась речка Смородина, с Калинова моста кровь бежит, на русской земле стон стоит, на чужой земле ворон каркает. Бросились братья на помощь Ванюшке. Пошел тут богатырский бой. Чудо-юдо огнем палит, дымом душит. Иван-царевич мечом бьет, Иван-попович копьем колет. Земля стонет, вода кипит, ворон каркает, пес воет.
Изловчился Ванюшка и отсек змею огненный палец. Тут уж стали братья бить-колоть, отсекли змею все двенадцать голов, туловище разрубили, в воду бросили.
Отстояли Калинов мост.
Утром рано-ранешенько вышел Иван-крестьянский сын в чисто поле, оземь грянулся, обернулся мушкой и полетел в змеиное царство. Долетел Иванушка до змеиного дворца, опустился на окошечко. Сидят в белокаменной палате три змеиных жены, слезы льют.
- Убил Иван наших любимых мужей, осиротил малых сыновей. Как Ивану-крестьянскому сыну с братьями мстить будем?
Старшая жена золотые волосы чешет, громким голосом говорит:
- Напущу я голод, сама выйду на дорогу, сделаюсь яблоней, - кто мое яблочко сорвет, враз умрет.
Средняя жена серебряные волосы чешет, громким голосом говорит:
- А я напущу сушь, жажду великую, сама сделаюсь колодцем с ключевой водой, - кто моей воды попьет, враз умрет.
Третья жена медные волосы чешет, громким голосом говорит:
- А я сон да дрему напущу на глаза, обернусь сама тесовой кроватью, пуховой периной, - кто на кровать ляжет, огнем сгорит.
Все Иванушка выслушал, все на сердце сложил. Полетел в чистое поле, оземь грянулся, добрым молодцем стал. Пошел в дозорную избу, разбудил братцев и говорит:
- Братья мои милые, убили мы змеев, остались змееныши, надо самое гнездо разорить, пепел развеять, а то не будет на Калиновом мосту покоя.
Вот собрались, мост переехали, по змеиному царству поехали. Едут, едут, кругом ни кола, ни двора, ни сада, ни поля - все огнем сожжено. Стали братья на голод жаловаться. А Иванушка помалкивает.
Вдруг видят - стоит яблоня, а на яблоне золотые яблоки. Обрадовались братья, коней погоняют, к яблоне поспевают, а Ванюшка поскакал вперед и давай рубить яблоню, топтать, давить яблоки - только стон да треск пошел. Братья сердятся, а Иванушка помалкивает.
Едут дальше. Долго ли, коротко ли, пала жара страшная, а кругом ни речки, ни ключа. Вдруг видят - на желтом песке, на крутом угорье, стоит колодец золотой с ключевой водой, на воде чарочка золотая плавает. Бросились братья к колодцу, а Иванушка, впереди. Стал он рубить колодец, воду мутить, чарочку топтать - только стон да треск по степи пошел. Братья злобятся, а Иванушка помалкивает.
Ну, поехали дальше. Долго ли, коротко ли, напал на братьев сон, накатила дрема. Глаза сами закрываются, богатыри в седлах качаются, на гривы коням падают. Вдруг видят - стоит кровать тесовая, перина пуховая. Братья к кровати поспешают, а Иванушка впереди всех, им лечь не дает.
Рассердились братья, за мечи схватились, на Иванушку бросились, а Иванушка им и говорит:
- Эх, братцы любимые, я вас от смерти спас, а вы на меня злобитесь. Ну-ка гляньте сюда, богатыри русские.
Схватил Иванушка сокола с правого плеча, на кровать бросил - сокол огнем сгорел. Братья так и ахнули. Вот они ту кровать в мелкие щепочки изрубили, золотым песком засыпали.
Доехали богатыри русские до змеиного дворца, дворец сожгли, пепел по ветру развеяли да со славой домой воротились

1

Сейчас читают про: