double arrow

Принцип гуманности

Данный принцип означает избирательность при выборе меры воздействия на правонарушителя, исходя из преследуемых юридической ответственностью целей. Этим принципом предполагается индивидуальный подход, учитывающий личность правонарушителя, а также возможность смягчения наказания и даже отказа от применения мер ответственности.

Принцип гуманизма не случайно в этой работе рассматривается в качестве последнего, поскольку он достаточно спорен. Вернее спорен метод его реализации. Возьмем, к примеру, статью 138 п.3 Уголовного Кодекса РФ, предусматривающую в том числе наказание в виде лишения свободы до трех лет или штрафа в размере от двухсот до пятисот минимальных размеров заработной платы за изготовление специальных технических средств негласного получения информации.

Это значит на деле, что за изготовление радио микрофона, в простонародье – «жучка», существует принципиальная возможность прецедента наказания одного человека – лишением свободы на три года, а другого – штрафом. Извините, но это прямое противоречие принципу равенства перед законом, поскольку по тяжести эти наказания несоизмеримы. А наличие в ст. 10 Уголовного кодекса РФ формулировки «более строгий вид наказания из числа предусмотренных за совершенное преступление назначается только в случае, если менее строгий вид наказания не сможет обеспечить достижение целей наказания» вообще не выдерживает никакой критики. Давайте все-таки перейдем к тому, что ответственность воспитывает своим наличием и неотвратимостью, а не процессом исполнения наказания. Есть такое мнение, и не одного человека, что «тюрьма еще никог не перевоспитала», а вот обратный процесс – встречается сплошь и рядом.




Не вызывает сомнений, что нельзя «грести всех под одну гребенку», но это нужно делать, наверное, несколько иначе. Необходимо, чтобы за каждое правонарушение было предусмотрена только одна мера наказания, а не несколько вариантов. Для смягчения наказания есть, например, в уголовном праве возможность применения лишения свободы условно. Почему не внести в тот же Уголовный Кодекс РФ статью, учитывающую объективные (т.е. реально имевшие место) обстоятельства совершения правонарушения и объективные характеристики поведения человека (перечень их должен быть конкретно оговорен) и позволяющую снизить меру наказания вдвое, втрое и т.п. (такие статьи есть – ст.61 и 62, но они несовсем конкретные, и из всех перечисленных обстоятельств смягчения наказания только сила двух конкретно оговаривается).[9][12]



Также необходима, в этом случае, будет статья, предусматривающая ужесточение вдвое, втрое наказания за, например, рецидив, т.е. повторное совершение преступления. В принципе все перечисленное есть в Уголовном кодексе, но решение о смягчении наказания или его ужесточении не всегда конкретно оговорено, соответственно все отдается на откуп судье.

Более того, ст.61 п.2 гласит «при назначении наказания могут учитываться в качестве смягчающих и обстоятельства, не предусмотренные частью первой настоящей статьи» (извините, кто запрещает смягчающим обстоятельством считать наличие мозоля на языке у адвоката объвиняемого). Все мы люди, и судья – тоже, не будем это забывать. Нельзя допускать даже теоритически, что некто Сидоров получит более жесткое наказание только потому, что судья сегодня «не с той ноги встал». Роль судьи все-таки видится в определении обоснованности представленных доказательств вины, а не в решении какое наказание выбрать. И это касается не только уголовного права. Например, за управление транспортным средством в нетрезвом состоянии все должны быть лишены прав управления сроком на один год и шесть месяцев.

Но суд будет вправе, Иванову снизить наказание вдвое, поскольку за 20 летний стаж вождения такое правонарушение им совершено впервые, а вот Петрову – увеличить в два раза, поскольку у него это повторное правонарушение при стаже всего 5 лет. Разве такой подход не является более справедливым при соблюдении принципа гуманности? Сейчас же, в приговорах по уголовным делам зачастую звучат слова «учитывая раскаяние подсудимого». Ведь есть же прецеденты обмана даже судебно-психиатрической экспертизы, и уж тем более, легче изобразить раскаяние.[10] [13]






Сейчас читают про: