double arrow

Что изменилось в российской урбанизации за 20 лет?


В 1990-е годы ситуация перестала быть однонаправленной и для страны в целом, и для ее отдельных регионов. Совершенно иной, чем прежде, стала динамика численности населения страны: произошла смена характера и вектора соотношения естественного и механического движения населения как факторов развития расселения. Если в предшествующие три десятилетия между 1959 и 1989 годами и вплоть до 1991 года12, когда, несмотря на все колебания, тренд динамики населения был ясен и стабилен, а именно: сельское население сокращалось, а городское и – за его счет - общее население столь же неуклонно и повсеместно росли, то с середины 1990-х годов от этой ясности и стабильности мало что осталось. Пик городского населения России был достигнут в 1990 году: он составил 109,4 млн. человек, или 73,8% от общего населения. Начиная с 1991 года, городское население стало сокращаться. Впрочем, ничего необычайно резкого и неожиданного не произошло. Темпы роста городского населения, начиная еще с 1960-х годов, и без того неуклонно снижались, так что смена знака сама по себе была неизбежной, и общегосударственный кризис лишь ускорил ее.

Сокращение городского населения поначалу сопровождалось ростом численности сельского населения, в 1994 году почти «вернувшегося» на уровень показателя 1984-1985 годов – 40,1 млн. человек. Эта величина и стала пиком для сельского населения России в этот период. На протяжении двух лет - 1991-1992 годов - роста сельского населения было достаточно для того, чтобы не позволить снизиться населению в целом. Но, начиная, с 1993 года, совокупное население России, потоптавшись один год (1994) на месте, начало сокращаться, причем с ускорением. С 1995 года прирост сельского населения опять стал отрицательным, и падение общей численности населения страны стало все более ускоряющимся.

Существенный момент в этой динамике – тот, что само соотношение городского и сельского населения в постсоветской России до известной степени является «артефактом» - не итогом взаимоувязанного развития урбанистической и аграрной сфер расселения, а результатом стихийной и идущей снизу реформы административно-территориального статуса малых городских поселений, осуществлявшейся в России на стыке 1980-х и 1990-х годов.

В советский период вектор таких преобразований был почти сплошь проурбанистическим: сельские поселения стремились стать городскими и становились ими, что способствовало росту количества городских населенных пунктов и общей численности городского населения. В 1990-е же годы неожиданно разразился прямо противоположный процесс, названный впоследствии «административной рурализацией»13.

Процесс активного перевода городских поселений – а в России это, напомним, - города и поселки городского типа (пгт) - в категорию сельских начался в 1991 году. Городское население в целом по России вначале сократилось совсем ненамного (за 1991 год на 47,4 тыс. человек), но за два последующих года еще на 1052,9 тыс. человек, что составило 23% общего сокращения числа горожан. Общее же сокращение - 2002 год по отношению к 1989 году - достигло почти 4,7 млн. человек.




Например, преобразования городских поселений в сельские зафиксированы в 1991 году в 18 регионах (против 8 регионов, где имели место традиционные преобразования сельских поселений в городские), в 1992 году они состоялись уже в 24 регионах (против 6). Разумеется, это становились причиной снижения доли городского населения не только по стране, но и в отдельных регионах.

Логика таких преобразований в кризисные годы не могла быть иной, кроме экономической. Если в советский период для маленького поселка было выгодно и престижно побыстрее перейти в разряд городских, то в сложные 1990-е годы целесообразным стало прямо противоположное. Выгоды от приватизации более крупных земельных участков, льготы в налогообложении, разница стоимости услуг ЖКХ предопределили эти переходы.

Впоследствии - в 2004-2008 годах – сельское население России вновь выросло благодаря административным преобразованиям еще на 1 млн. человек. В этот период сокращение сети пгт в пользу статуса «сельских населенных пунктов» было связано с реализацией реформы местного самоуправления и формированием муниципальных образований на территории всех субъектов РФ. По не вполне понятной логике, согласно Федеральному закону №131, пгт не может входить вторым городским населенным пунктом в городской округ и, значит, вынужден тем или иным способом «мимикрировать»14.



В некоторых регионах процесс приспособления к реалиям экономической политики федерального центра за счет переходов поселений из одного типа в другой стал весьма важным и осуществлялся множественно, часто в противоположных направлениях по отношению к одному и тому же поселению. Например, пгт Володарский в Астраханской области или пгт Лог в Волгоградской области в 2006 году были преобразованы в снп, затем в 2007 году вновь стали пгт, в 2008 году снова превратились в снп. Рекордсменом таких повторяющихся преобразований стала Чувашия: в 2006 году 7 пгт общей численностью почти в 50 тыс. человек стали снп, в следующем году они вновь вернули себе прежний статус, в 2008 году, прирастив суммарно …64 человека, они вновь стали снп.

В целом административное реформирование стало небывало весомым компонентом динамики численности и соотношения сельского и городского населения.

Другим фактором, способствующим в 1990-е годы снижению численности горожан, стала миграция из города в село. Несмотря на раздававшиеся со всех сторон голоса о том, что это есть не что иное, как начало дезурбанизации, абсолютные размеры потока горожан, переселившихся из городов в сельскую местность, были незначительными – около 120 тыс. человек за 1991-1992 годы. И уж точно вовсе не такими, как это было в 1920-е годы. Тогда за четыре года – с 1917 по 1921 – население Москвы и Петрограда сократилось почти в 2 раза. И это был действительно масштабный «разворотный» процесс в пользу села15, подкрепленный малым по времени опытом городской жизни.

В 1990-е же годы горожанам довольно быстро стало понятно, что выжить легче, комбинируя возможности города (и числясь на заводах, вовлекаясь в челночный бизнес или мелкую торговлю) и «картофельно-овощной» дачи (деревни). Начался феномен «дачеизации», блестяще описанный в работах Т.Г. Нефедовой16. А миграционный отток из города в село прекратился.

Более того, совсем скоро – в 1994-1996 годы – российские города получили существенный миграционный прирост. Но формировался он в значительной степени уже не за счет «своего» российского села, а выходцев (горожан в первую очередь) из бывших союзных республик.

В целом за период между переписями 1989 и 2002 годов общее число городских поселений впервые сократилось: с 3230 до 294017. Но внутренняя «природа» у этого сжатия разная: число пгт сильно сократилось (на 351, в том числе за счет перевода в сельские населенные пункты (снп) – 329, 46 пгт были включены в черту других городских поселений или объединены, 15 – упразднены или ликвидированы, 42 пгт были преобразованы в города; с другой стороны, 81 пгт был вновь образован, в том числе 21 – закрытое административно-территориальное образование), количество же городов за это время даже увеличилось (на 61 – за счет преобразований пгт, закрытых административно-территориальных образований, снп).

За последний межпереписной период 2003-2010 годов число городских поселений вновь сократилось и составило 2386, включая 1100 городов и 1286 пгт. По предварительным данным, в составе городов изменения были незначительными, но число пгт сократилось на 556 (30,2%). 413 пгт были переведены в разряд снп, 129 пгт были включены в черту других городов, еще 14 были вообще ликвидированы в связи с отсутствием в них жителей (переездом в другие населенные пункты). Однако всю палитру административных преобразований за этот период еще только предстоит понять, их исчерпывающий перечень пока не опубликован.

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: