double arrow

Эллинизм


Поздняя классика.

Ранняя классика.

Архаика.

Скульптура Древней Греции.

Греческие ваятели были ориентированы на познание человеческого тела. Тела мужчины и женщины являются самым лучшим, самым точным изображением богов. Это способ познания и объяснения мира. Статуи куросов и кор — это слово, облечённое в мрамор, слово, обозначающее бога. Любовь человека к богу и его любовь к собственному телу стали побудителем творчества.

Идеальный образ складывался из идеальных черт множества людей, поэтому скульптура и располагалась в общественных местах (улицах, площадях), чтобы для множества людей эти статуи были примером для подражания. Это скульптура гражданская, народная, потому что она создана для народа, и национальная, потому что она общая для всех греков. Такое искусство отражает не взгляд конкретного скульптора на богов, а представление о них всего народа.

Период архаики известен появлением первоначальной, зародышевой формы скульптуры ксоаны. Ксоаны выделяются тем, что образ ищется в природном объекте (дереве, камне), скульптору остается лишь придать ему дополнительную выразительность. В последующее время сложилось три типа изображения: коры, куросы, храмовый рельеф. У этих трех типов различные цели. Возьмем куросы. Это изучение азбуки мускулатуры. Тело атлета считается идеальным, для этого использовался метод пластической деформации, определенные группы мышц укрупняются, другие совсем исчезают. Узкие бедра, тонкая талия, широкие плечи все эти модификации «работали» над созданием идеального образа.

Лицо куросов освещалось «предохранительной» архаической улыбкой. Коры, как и куросы, подчинялись закону фронтальности, также улыбались, также были неподвижны. Отличие было в том, что коры всегда изображались одетыми и нарядными, с обилием украшений. В типе коры основным было не изучение анатомии, а эстетика драпировок, разнообразие одежд. Храмовый рельеф данного периода решал очень важную задачу соответствия скульптурного декора и того места, что выделял под него храм.

В греческой скульптуре Классический период берет начало с того, что греческим ваятелям удалось научиться «говорить» скульптурным языком и они смогли применять его для материализации своих идей (Дельфийский возничий). Впервые зашел разговор об индивидуальном творчестве. Появилось имя у скульптора — Мирон. Мирон известен тем, что создал Дискобола — изображение атлета, которое передает динамичное движение. Скульптор выбрал момент окончания движения взмаха, а бросок еще не начался

Это краткое мгновение неподвижности создало в статуе гармоническое равновесие. Мгновение, которое выхватил скульптор, можно сравнить с моментальным снимком. Таким образом, автору удалось ввести в скульптуру новый фактор, а именно — время (что отличало от безвременных куросов).

Еще одна работа Мирона — скульптурная композиция Афина и Марсий. Инструментом группы, который позволил скульптору соединить образы и передать их наиболее выразительно, стал контраст (пластики, движений, гармонии и уродства, стихийности и разума). Впервые скульптурная композиция объединилась не постановкой фигур, а идеей, которая выразилась в движении и формах.

В скульптуре работали мастера, чьи имена связаны с новыми направлениями в искусстве. Работы Скопаса (ок. 420–ок. 355 г. До Р. Х.) погибли почти без остатка. Главным в его творчестве было изображение переживаний, эмоционального накала, бурной внутренней жизни через динамику и жестикуляцию героев. Главной его работой стал фриз гробницы царя Мавсола. Тема фриза — амазономахия, созвучна теме фриза Парфенона. Однако движения фигур парфенонского фриза величавы и размеренны, у Скопаса же ощущение яростной схватки благодаря ракурсам фигур, бурным жестам, развевающимся одеждам создали невиданную в античном искусстве динамичность.

Противоположностью Скопаса был Пракситель, которого называют певцом женской красоты. Художник видел в любовном вожделении одну из движущих сил своего искусства. Пракситель выразил в своих произведениях философию гедонизма, то есть наслаждения как высшего блага и цели жизни. Образ атлета Праксителя не интересовал, он стремился воплотить в мраморе идеал безмятежно счастливого физически прекрасного юноши (Гермес с младенцем Дионисом). Боги Праксителя отличались безмятежной красотой и ласковой человечностью.

Пракситель и Скопас, несмотря на новые художественные решения, не выходили за рамки классической формулы красоты. Мастером, который отошел от этого, стал Лисипп. Его творчество завершает искусство поздней классики. Лисипп утверждал, что в отличие от своих предшественников, изображавших людей, какими они есть, он старался изобразить их такими, какими они кажутся. Таким образом он утверждал принцип реализма.

Новаторство его содержалось в том, что он открыл в искусстве ваяния широкие, до него ещё не употребленные реалистические возможности. Его скульптуры не воспринимаются как созданные «напоказ», они уже не позируют, а существуют самостоятельно. Постамент также не изолирует фигуры Лисиппа от окружающей обстановки. Фигура человека строится Лисиппом по новому, в некоем мимолетном аспекте, какой она представилась творцу в данное мгновение и какой она не была в предыдущем и не будет в последующем. Лисипп разрушил поликлетовский канон человеческой фигуры и создал новый, существенно облегчённый, более подходящий для его характерного динамического искусства.

Перед художниками стояла задача распространять на всех завоёванных Александром территориях достижения греческого искусства. Заказчики — цари и знать— желали украсить свои дворцы и парки художественными произведениями наподобие произведений греческой классики. Это не способствовало созданию нового художественного языка, поисков новых путей в искусстве здесь не велось, но и в этот период появлялись произведения на уровне лучших образцов греческой классики. В городе Пергаме был поставлен алтарь Зевсу.

Стодвадцатиметровый скульптурный фриз на тему «Гигантомахия» аллегорически изображал битву эллинов с варварами. Фриз выполнен в технике горельефа, что втягивало зрителя в пространство изображения.

В греческом искусстве ещё не было такой грандиозной картины страшного и беспощадного боя. Главным в этом произведении стала не победа светлого начала над мраком Тартара, откуда вырвались гиганты, а упоение боем, дикое и самозабвенное. Скульптор Агесандр создал статую богини любви, образ которой царственно величав и пленительно женственен — Афродиту (Венеру) Милосскую. Колосс Родосский стал самой большой статуей античного мира и ещё одним чудом света.

Распространённым становится такой жанр скульптуры, как портрет. Множатся процветающие личности на службе у властителей (диадохов) и они испытывают желание запечатлеть свои черты для потомства. Портрет становится все более индивидуальным, но признаком времени становится подчеркивание превосходства портретируемого, исключительности его положения. Другим популярным жанром стала мелкая терракотовая пластика. Для изготовления терракоты — статуэток из обожжённой глины использовались формы; это было недорогое и массовое производство. Они воспроизводили характерные типы: нарядных женщин, музыкантов, детей, старух, кулачных бойцов, акробатов, пигмеев, рыбаков, негров, ремесленников, рабов и слуг.


Сейчас читают про: