double arrow

Успенский Б.А., Живов В.М. Царь и Бог: Семиотические аспекты сакрализации монарха в России // Успенский Б.А. Избранные труды. Т. 1. М., 1994. С. 110 – 218 (о Ломоносове: 176–180). 5 страница


***


Мы забились в небольшую нишу или полупещеру, там вполне хватало места всем троим. На пол постелили фиолетовый плащ, Иван удобно устроился между мной и Луной. От эмоционально насыщенного дня бедный малыш мгновенно уснул, как набегавшийся суслик. Естественно, мотаться с ребёнком посреди ночи, кого-то там спасать - было бы просто непростительной глупостью. Ничего...
Моим ребятам не впервой. Если уж совсем прижмёт - они сумеют за себя постоять! Иван сладко сопел, уткнувшись носом в колени наёмницы. Умилённый, я протянул руку, чтобы обнять её за плечи, но...
- Минуточку, нам надо поговорить.
Так, ну вот оно опять - тихое семейное счастье! Луна - чудная девушка. Вторую такую я уже нигде не найду, это точно. Она по всем статьям как никто близка к идеалу, за исключением одного маленького пунктика - дай поразбираться! А уж разборки она учиняет - будь здоров... Пока всю душу себе и мне не вытрясет, не успокоится.
- Расскажи-ка мне, как ты вознёсся на небеса?
- Боже мой, любимая, да я и не помню уже. Сколько времени-то прошло...
- Нет! - Наёмница ещё строже пресекла мои попытки к ненавязчивым объятиям. - Ты постарайся, пожалуйста. Не отвлекайся... Начнём с самого начала. Вот, я ушла. Что сделал ты?
- Я? А... ну, это... побежал за тобой. Хотел догнать, извиниться, вернуть. У меня просто буря в душе бушевала! Я понимал, что если не остановлю тебя сейчас, то вся моя жизнь будет подобна бессмысленной суете в нелепой попытке возвратить то невероятное счастье, которое ты дарила одним фактом своего...
- Довольно! Теперь я, кажется, поняла, за что тебя любят женщины... Ландграф, ты ушёл от темы. Итак, кто та дама в прозрачных одеждах, что увела тебя в облака?
- Эта? Ну... как бы... в смысле... если смотреть непредвзято, то... в целом... можно сказать... но образно, образно... В общем, одна моя знакомая богиня! С некоторых пор...
- Значит, богиня?! - напряглась Луна.
- Небожительница. Самая настоящая. Она мне периодически здорово помогает.
- Конечно за красивые глаза! С чего бы это богине, если ты не имеешь в виду ангельский нрав и неземную красоту, помогать малознакомому, небритому и вообще постороннему мужчине?
- Понятия не имею! - праведно возопил я. - Она что-то говорила о тотализаторе. Ну, вроде бы у них наверху какие-то ставки на меня, как на ипподроме.
- Угу... И много она на тебя поставила, жеребец?
- По-моему, ничего.
- Что?! Её не волновало, победишь ты или нет? Не морочь мне голову, Скиминок!
- Но, Луна... Я говорю то, что есть, что знаю и в чём уверен. Лично Кэт ни в чём таком не участвовала и, соответственно, отгрести кучу монет в качестве выигрыша просто не могла.
- Кэт?!!
- О небо... Ну, Катариада Базиливмейская!
- Ясно... А Кэт - это для удобства и сокращения. Такое милое ласкательно-уменьшительное имечко. Как у котёнка... Убери руки!
- Да успокойся же! У меня с ней ничего не было. Разве ты не знаешь, что богини бесплотны?
- Бесплодны?
- Тьфу, не перевирай мои слова! Я сказал - бесплотны.
- Сам придумал или она подсказала?
- Танитриэль предупреждала, - уже почти зарычал я. Ненавижу оправдываться! Тем более в том, в чём действительно чувствую себя чуточку виноватым... На какое-то время мы, насупившись, замолчали. Правильно говорила мне Смерть: "Скиминок, разберись ты со своими женщинами!" Слава Богу, с Катариадой всё более-менее ясно... Приходит, когда вздумает, точно зная, что я один и она никому не помешает. Уходит даже прежде, чем я об этом задумаюсь. Выгодно... Одно "но"! Читает мои мысли, как открытую книгу. Если шуры-муры с ней ещё туда-сюда, то уж семейная жизнь - сущий ад! По моём возвращении в Соединённое королевство знойную властительницу Локхайма я пока не видел. Летает невесть где, мнит о себе невесть что, упивается собственной значимостью, а на деле - сплошная фикция. Тающий Город давно никто ни в грош не ставит! Нет... ничего плохого о королеве я не скажу, это было бы ложью. Жаловаться на неё грешно, хотя именно она впервые и втравила меня в сумасшедшую драку с Ризенкампфом. А когда я успешно избавил её от осточертевшего супруга, стала вешаться мне на шею и мурлыкать разные неприличности на тему брака. Но вы-то верите, что лично я - ни в чём не виноват? Кудрявая головка Луны тихо легла на мое плечо...
- Ты меня ещё немного любишь?
- Люблю. - Я наконец-то обнял её за плечи. Сразу стало так ласково и уютно. Атмосфера в Аду накалённая, так что мы безбоязненно сидели на тонком плаще, упираясь спинами в голые стены - от камня шло такое тепло, что было даже чуть жарковато. - Послушай, ну вот что мы с тобой ссоримся?
- Мы не ссоримся, мы общаемся. Учимся понимать друг друга, - шепнула она, легко поцеловав меня в щеку.
- Нашли время... - притворно заворчал я. Как всё-таки приятно было сидеть с ней рядом. - Мы с тобой в бегах, Бульдозер гостит в плену, Вероника сидит в одиночной камере под строгой охраной, Лия разъезжает неизвестно где, неизвестно на ком, весь Ад взбаламучен, и, судя по очень далёким крикам, Ёкарный бабай вовсю бодрствует.
- Ландграф, а откуда ты знаешь имя этого распутного демона? Ведь его вызвали по твоей просьбе, и, значит, лишь по твоему слову его можно заточить обратно.
- Счастье моё, там, где я живу, слова "ёкарный бабай" всего лишь обычное татарское ругательство. Я просто подумал, что в вашем-то мире всё не так, не как у нас, чуть-чуть иначе... Оно и сработало.
- Ты умница, милый! А что значит "ёкарный бабай"?
- Ну... - окончательно смутившись, я попытался подыскать грязному матерному выражению наиболее приемлемую для дамского слуха формулировку: - Что-то вроде - "пожилой пассивный гомосексуалист".
- Ничего себе - пассивный... - фыркнула Луна. - Да он активнее истосковавшегося племенного быка!
- Ничем не могу помочь... - зевнул я, незаметно целуя её в ушко - В вашем мире всё не как у нормальных людей.
Ночь прошла спокойно. В целом спокойно... Лишь пару раз мимо нашей пещерки проносился оголтелый чёрт с истерически рыдающим воплем: "Я не Зухра, я не Зухра, я не Зухра-а-а-а" По-видимому, бедняга для успокоения наматывал километры по кругу. Впрочем, Ивана он не разбудил, да и мы слушали вопящего в пол сонного уха. Всё плохое забылось, нам втроём было так тепло и уютно. Вот, ей-богу, всю жизнь бы так жил... Утром наёмница разбудила меня поцелуем. Я с восторгом ответил тем же, и мы даже увлеклись, но в это время проснулся Иван. Он неожиданно отодвинулся от Луны и, строго уставившись на нас обоих, прямолинейно спросил:
- А где мама?
Мы покраснели, как школьники. Реальность не давала о себе забыть даже в сказочном королевстве. Слова нашлись не сразу...
- Мама ждёт тебя дома. Но до этого нам надо выбраться отсюда, забрать наших друзей и найти богиню Катариаду. Если очень вежливо попросить, то она вернёт тебя домой.
- А ты?
- Я? Мне ещё надо кое с чем разобраться.
- Ну нет, папочка... тогда я никуда не пойду! Я тоже хочу подвиги совершать!
- А есть ты ещё не хочешь? Скиминок, ребёнок наверняка голодный.
- У меня ничего нет - я же не Лия. Это у неё по всем карманам яблоки, семечки, орешки.
- У меня тоже ничего, - огорчённо вздохнула Луна. - Нас приучали голодать по несколько дней.
- Да не хочу я есть! - вмешался Иван.
- Хочешь! - твёрдо решили мы. - Детей надо кормить. Вовремя. Пойдём найдём Веронику, а уж она нам что-нибудь наколдует.
Уже рассвело. Стены переходов загорелись разноцветными красками. Такие обалденные мозаичные панно выдаёт иногда природа! Меня как художника раздирали противоречивые чувства белой зависти и самого искреннего восхищения. Трудно было предположить, что в такой вот красоте живут злобные исчадия Ада. Им бы больше подошли мрачные старые казематы, узкие тоннели с торчащими из стен корнями и абсолютное отсутствие света. Красота - она облагораживает... На рогатых это не действовало, сволочами были - сволочами и умрут! В соседнем тоннеле раздался грохочущий галоп. Мы прижались к стене, обнажив оружие, - мимо нас на огромном, но уже знакомом звере пронеслась взлохмаченная Лия:
- Сни-и-и-ми-и-те ме-ня-а-а-а... - Всё произошло так быстро, что мы не успели даже ответить бедной девушке.
- Что ж, она со вчерашнего дня так и носится? - кротко спросила Луна.
Я пожал плечами... Совсем не исключено, в том смысле, что - запросто! Противная скотина бежала с такой курьерской скоростью... Прыгать на скаку было бы чистым самоубийством. Вздохнув, мы отправились дальше. Как уж там ориентировалась наёмница - понятия не имею, но не прошло и получаса, как впереди замаячили знакомые фигуры чертей. Спрятавшись за выступ поворота, я внимательно присмотрелся к противнику. Купол стоял на том же месте - прозрачный, лёгкий и непробиваемый. Невыспавшаяся Вероника с помелом готовилась к неизбежной рукопашной. Дело в том, что черти решили взять её подкопом. Четверо рогатых землекопов успешно разбрасывали сапёрными лопатками каменистую почву. Ещё двое отдыхали, сложенные в козлы вилы стояли рядышком.
- Иван, - шёпотом пообещал я, - если ты сможешь не шуметь, не путаться под ногами и тихо скрываться за спиной тёти Луны, - вот те крест, завтра дам тебе покататься на живой лошади.
Счастливый ребёнок бешено закивал головой от восторга. Бывшая монахиня только хмыкнула. Да, дёшево я его купил... Но таковы современные дети - их только лошадью и заманишь. Хотя в этом мире таких сантиментов не понять, для них лошадь лишь средство передвижения, не имеющее ничего общего с тем романтичным ореолом, каким её окружают наши дети. Пока мой сын занимал оборонительно-наблюдательную позицию за спиной кареглазой наёмницы, я неторопливым шагом вышел к чертям и приветственно помахал мечом.
- Да здравствует доблестный труд работников совковой лопаты! - Черти, обернувшись, замерли, глядя на меня квадратными глазами. - Что-нибудь не так? Обычно, когда я шучу, все вокруг валятся на спину от хохота и машут в воздухе ногами. Значит, теряю форму... Ну, извините, с кем не бывает? Да вы не тушуйтесь, если кто решил поиграть в героя и схлопотать Бронзовый Крест, Пурпурное Сердце, то милости прошу!
Рогатые заскрипели зубами, но, несмотря на численное превосходство, не спешили лезть в драку. Велика и ужасна слава свирепого ландграфа...
- Тогда кончай перекур и марш на полевые работы! Копают все! Если вы, несознательные элементы, завалите мне сдачу строительства тоннеля... Если вы грубо нарушите планы партии и народа... Если весь рабочий класс по вашей вине так и не сладит с похмельным синдромом, а Россия не воспрянет ото сна...
Черти серели от ярости, но спорить не решались. Я подкрепил свою речь опытного прораба соответствующей крепости выражениями, и Байкало-Амурская магистраль была завершена в рекордные для капитального строения сроки. Пленная Вероника гордо вылезла из подкопа и... с размаху влепила помелом самому высокому чёрту прямо между ног... Несчастный задавленно пискнул и упал ничком. На мой молчаливый вопрос она раздражённо повела плечами:
- В следующий раз пусть знает, какое именно из его мужских достоинств не следует навязчиво демонстрировать через прозрачную стену незамужней девушке из приличной семьи!
- Девочка моя, ты становишься чрезмерно мнительной. Надо принимать мир таким, какой он есть. Чертей не перевоспитаешь, им обязательно нужно делать пакости и строить скабрезности.
- Охотно... Вот теперь и он будет знать меня именно такой, какая я есть! На всю жизнь запомнит, гад...
- Напомни мне, чтобы на досуге мы подискутировали по поводу всепрощенческой политики графа Льва Толстого, - махнул рукой я. - Эй вы, братья-гегемоны! А ну, марш в купол! Считаю до десяти, кто не спрячется - я не виноват...
Меч Без Имени сверкнул серебряной молнией. Черти молча, безрадостно полезли в свежевырытый ход. Когда все забрались внутрь, набившись под купол, как шпроты в банку, юная ведьма выкрикнула всего три слова и виртуозно взмахнула помелом. Ход сровнялся с землёй...
- Браво, подружка, чистая работа! А теперь позволь представить тебе моего сына. Иван! Иди сюда, поздоровайся с тётей.
- Милорд! - вспыхнула Вероника. - Смилуйтесь, ну какая же я ему тётя? Здравствуй, мальчик.
- Привет... - шмыгнул носом Иван, осторожно высовываясь из-за спасительной Луны.
- Меня зовут Вероника, а тебя?
- Ваня.






- Ваня? - искренне удивилась длинноносая практикантка. - Да разве это имя для сына ландграфа?! Нет. С этого дня тебя будут гордо называть - лорд Скиминок-младший!

***


Если бы глупая девчонка только могла предположить, в какую бездну неприятностей она толкнула бедного меня... Пресвятые угодники! Это ж додуматься надо было - вбить в головёнку пятилетнего недоростка, что он уже настоящий лорд и его обязанность - лезть куда не просят, направо-налево совершая безумные подвиги. Естественно, он поверил ей безоговорочно!
Мальчишка стал выхаживать, выпятив грудь, важно рассказывать всем о своих геройствах в детском саду, безбожно перевирая события. Его послушать - так на землю спустился Великий Поборник Справедливости, заступник Слабых и Обиженных, Храбрец, Силач и Очень Скромный Мальчик... Эдакий вольный коктейль из Робин Гуда, Ильи Муромца и бескомпромиссного майора Пронина. Одним словом, удружила, нечисть зеленоглазая...
Значит, к Бульдозеру мы направились уже увеличенным отрядом, усиленные магической поддержкой. Кроме меня, никто с такой степенью ясности не представлял, что это значит. Луна слишком мало общалась с Вероникой, а Иван был просто счастлив оттого, что нашёл себе такую взрослую и симпатичную подружку, которая к тому же постоянно его хвалит и вполне материально готова воплотить в реальность все его фантазии.
На чертей мы натолкнулись всего один раз, да и то не пришлось подраться. Откуда ни возьмись, на нашем пути выросли восемь хвостатых вилоносцев. Возможно, передовой пикет какого-нибудь возвращающегося на базу отряда. Они тут же взяли оружие наперевес и без предупреждения кинулись в бой, но за их спинами раздалось грозное:
- Снимите меня-а-а... - Огромный зверь разметал чертей, как оловянных солдатиков, и исчез в проходе.
- Давно она так катается? - ревниво поинтересовалась юная ведьма.
- Со вчерашнего дня, - улыбчиво пояснил я.
- Ну вот... всегда так! Я, как последняя дура, сижу в плену, в окружении врагов, прикрываю ваш отход, а она опять развлекается...
Мы сумели спасти нашу белокурую красотку часика через два. Вероника смилостивилась и, нашептав нужное заклинание, стала каким-то особенным свистом подзывать к себе лупоглазого мастодонта. Вопреки моему скептицизму, в конце концов раздался топот, и зверь, раздувая ноздри, выбежал к нам.
- Так насвистывает его самка в брачный период, - пояснила ведьма моему не в меру любопытному малышу. - А теперь - все в сторону! Как только я тресну его помелом - он замёрзнет!
- Превратится в ледяную скульптуру? - с тихим ужасом догадался я.
- Ага! - радостно кивнула Вероника, нанося зверю мощный бемс-с-с! промеж глаз.
- Но... там же Лия?!!
Поздно... Галопирующий гигант и худенькая наездница замерли, покрывшись четырёхсантиметровым слоем льда. Сквозь его прозрачную массу голубым гневом горели круглые очи нашей бедной спутницы.
- Да... - философски выдал мой сын. - Папа, твоя тётя Лия очень похожа на Снегурочку. А дядя Бульдозер не будет ругаться?
Ну, Жан, может, и не будет, мне так просто некогда. Я рванулся вперёд, на ходу вытаскивая меч, и начал осторожно откалывать Лию от скакуна. Работа филигранная, почти хирургическая. Меч Без Имени - игрушка острая, отмахнёт палец - и не заметишь, а заморозка такая, что хоть молотком бей - девчонка всё равно не почувствует. Вероника суетилась вокруг, то сбивчиво извиняясь, то уговаривая меня разрешить ей ещё одно ма-а-ленькое заклинание.
- Милорд, так ведь я всего лишь хотела его замедлить. Главное, чтобы Лиечка не упала от резкой остановки. Кто же знал... Осторожнее! Она никогда не простит, если вы сбреете ей полпричёски! Вот что, давайте я применю заклинание Направленного Огня. Это просто! Помните, как в Тихом Пристанище я зажгла свечу силой взгляда?
- Отлично помню... - огрызнулся я. - Потом едва удалось затушить скатерть! Если бы поблизости не оказалось трёхвёдерной бадьи с супом, ты бы к лешему спалила весь санаторий.
- Она очень старалась, - вмешалась Луна. - Дело сделано, чего уж на неё кричать... Вот, смотрите - ваша Лия почти готова.
- Папа, а что значит "готова"?
- Иван! Не доводи меня своими подколками! Сейчас я её спасу... Оу-у-у... Блин Клинтон! - Весь кусок льда с запаянной в него уже зеленеющей златовлаской ухнул вниз, хряпнув меня по большому пальцу. А тут ещё и наёмница, вместо того чтобы пожалеть, быстро отвесила мне подзатыльник...
- Стыдись, ландфаф! Как ты выражаешься при ребёнке?!
- Ми-и-ло-о-рд-д-д... Спа-си-те ме-ня-а... - Мы совсем забыли про несчастную Лию. От удара о каменистую землю лёд у её лица треснул, и слабый голосок замерзающей сумел пробиться в наш шумный бедлам. Мы устыдились и все четверо, кто чем, бросились аккуратно раскалывать её прозрачный саркофаг. Наконец из-под осколков была извлечена совершенно закоченевшая жертва скоропалительного колдовства. Она отстукивала зубами морзянку и не могла двигаться.
- Сейчас отогреем... - бодренько начала Вероника.
- Никаких огней! - дружно рявкнули мы с Луной и Иваном. - Здесь и так довольно жарко.
- Да я... я всего лишь хотела... Ну, стаканчик вина для внутреннего сугрева ей не повредит? - Ведьмочка дунула и выловила из ниоткуда кубок с белым вином.
- Дай попробовать, - на всякий случай потребовал я. - Может, там серная кислота? С тебя станется...
Пахло алкоголем. Макнув в жидкость палец, я осторожно лизнул. Хм... и вправду вино, только какое-то особенное. Слишком крепкое, что ли? А, ладно... Что такого может быть с совершеннолетней девчонкой от одного бокала?
- Пусть пьёт.
Вероника заботливо влила содержимое меж клацающих Лииных зубов. Вино оказало чудодейственный результат! Буквально через пару минут наша невольная эскимоска ожила и даже начала ходить.
- Это и есть тот самый мальчик Иван? Здравствуй, здравствуй... Меня зовут Лия.
- Он не просто Иван! - возмущённо встряла практикантка. - Я буду настаивать, чтобы к сыну ландграфа обращались как к лорду Скиминоку-младшему!
- Правильно, - серьёзно согласилась Лия. - Именно так мы и станем его называть, А кстати, где, собственно, шляется мой муж?
- Сидит в плену у чертей. Хватит прохлаждаться! Нам действительно пора вытаскивать парня. Да, Вероника, по-моему, лёд тает.
- Естественно, при такой температуре. Вы правы, милорд, уходим. Когда он разморозится, то не оставит от нас даже мокрых пятен...
Я шёл под ручку с Луной. Лия и Вероника наперебой обхаживали Ивана. Через какие-нибудь полчаса нас встретили дозорные Дембеля и, улыбаясь, показали короткую дорогу в лагерь, где должен был загорать Бульдозер. Всё бы хорошо... Да вот только я почему-то часто спотыкался, говорил невпопад, как будто хватил лишку. С другой стороны, я ж вообще не пил! Ничего не понимаю... В одном из гротов памятного мне Кровавого озера нас приветствовал старый толстый знакомый с голубыми глазами и хвостиком на затылке. Он отсалютовал мне вилами, а я ему - мечом. Мы дружески пожали руки.
- Я знал, что вы вырветесь. Ваш могучий друг уже сидит на чемоданах. Клянусь Адом - ещё никогда ни один самый высокопоставленный гость не содержался в таких великолепных условиях, как этот пленник.
- Спасибо. Пожалуйста, передайте его сюда побыстрее, а то у меня что-то голова кружится. Лия! Забирай своего благоверного.
Мы всей оравой ввалились в огромный гротовый зал, где нам навстречу и вышел счастливый Бульдозер.
- Отдохнул, посвежел, выглядишь как огурчик, - похвалил я. - Знакомься с моим сыном. Иван, поздоровайся с дядей.
- Здравствуйте, дядя Бульдозер.
- Здравствуй, маленький ландграф. У тебя папин плащ и пряжка?
- Да. А вы правда очень сильный?
- М-м... наверно... - смущённо повёл широкими плечами Жан.
- А вы машину поднять можете?
- Кого? В смысле - таран для ворот или осадную башню?
- Да нет же... Ну, машину! Обыкновенную "Волгу", "мерседес" или микроавтобус?
- Не знаю...
- А лошадь? - смилостивился Иван.
- Да! Лошадь могу! - обрадовался поникший было Бульдозер.
- Значит, вы очень сильный! - резюмировал мальчишка, чем и пленил моего оруженосца навсегда.
Трусливый рыцарь, получивший такую похвалу от простодушного ребёнка, мгновенно воспылал к нему нереализованной отеческой нежностью, и теперь я мог быть совершенно спокоен за своего сына в этом мире. Лия, Бульдозер, Вероника станут ему более чем друзьями. Они приняли его в свою семью. Они будут его защитниками, наставниками, товарищами по играм, верными спутниками в дороге и заботливыми родственниками дома. Пока молодая чета с ведьмочкой наперебой расспрашивали Ивана о жизни там, в другом мире, мы с Луной уточнили фронтовые сводки у Дембеля.
- Новостей из Пентатрона к нам пока не поступало. Но если всё действительно произошло так, как вы говорите, то дело пахнет керосином... Люцифер обладает огромной властью, так что вызвать любого демона ему не очень сложно. Но... Сама структура демонологического типа такова, что загнать его обратно можно лишь в трёх случаях. Если это делает лицо, назвавшее демона по имени. А я так понял, что имя произнесли вы? Значит, Владыка здесь бессилен.
- Скиминок - ты гений! - Луна нежно чмокнула меня в щеку. Я растаял...
- Во втором случае, если вызвать другого, более мощного демона той же структуры и заставить его изгнать первого. За определённую плату, разумеется...
- Той же структуры? Вы хотите сказать, что если Ёкарный бабай специализируется на агрессивном, пардон... вообще любит всех подряд, то тот, кто его изгоняет, должен переплюнуть его в этом хитром деле?
- Именно, - кивнул чёрт.
- А какую плату он за это возьмёт? - полюбопытствовала Луна.
- Я догадываюсь, любимая...
- Да уж, трудно не угадать, чего захочет ещё более любвеобильный тип, чем тот, кого вы вызвали. Клянусь Червями Бездны, ландграф, вы решили превратить наш мирный Ад в какой-то публичный дом принудительного режима!
- Ну, нет... Я лично тут совершенно ни при чём! Это ваш отсталый мир понимает лишь низменные развлечения. Меня ещё по предыдущим приключениям упрекали в том, что уж слишком много внимания уделяется крови и извращениям. Я, что ли, в этом виноват? Я всё это придумал?! Просто здесь иначе и быть не может... У вас все чуть-чуть чокнутые! Что поделаешь...
- Не горячись, солнце моё... Ведь на самом деле тебе у нас нравится! Разве ты приехал бы сюда уже в третий раз, если бы так не любил наш мир? - Наёмница склонила голову, прижавшись щекой к моему плечу. Я скромно поцеловал её в макушку и виновато улыбнулся. Она была права...
- Так вот... - деликатно откашлялся Дембель. - Третий способ возвращения демона в его измерение - это когда он возвращается сам, выполнив свою задачу и получив условленную плату. Вы ему что-нибудь приказывали?
- Нет.
- Странно... Но возможно, вы хоть что-то думали в то время как он материализовывался?
- Пожалуй, да... Я хотел, чтобы мы успели сбежать.
- Вот эту мысль он и принял за приказ. А всех присутствующих лиц, за исключением девушки и ребёнка, находящихся под вашей защитой, демон счёл своей законной платой.
- И что теперь?
- Теперь он не уйдёт, пока не "отлюбит" как следует всех, кто в то время был в зале Пентатрона, - заключил ухмыляющийся чёрт.
Во мне одновременно боролись смех и сожаление. С чисто мужской точки зрения, как представитель пола, я не мог радоваться тому, что по моей вине столько мужчин подверглись вынужденной смене ориентации. Но с другой стороны, это были враги, и представить лишь на минуту, что они хотели сделать с Луной... Я уж про себя не говорю, меня бы просто помучили и убили. Нет уж, братва, за что боролись, на то и напоролись! Утешало ещё, что не всем чертям уготована столь двусмысленная участь, ведь ответ несут только те, кто был в зале Пентатрона. Вот Дембель с товарищами находился на передовой, так что пострадают те самые штабные из Специальных шпионов Ада. Пусть знают, прохиндеи, как посылать рядовой состав на верную смерть под клинок тринадцатого ландграфа...
- Лорд Скиминок, я полагаю, что непосредственная опасность вам в данный момент не грозит. Не окажете ли честь отобедать с нами за одним столом?
Луна тихо кивнула. Мы и вправду давно не ели. Только сейчас я вдруг почувствовал звериный голод, а ведь у меня ребёнок со вчерашнего дня некормленый.
- Пожалуйста! - трогательно продолжал упрашивать толстый чёрт. - Ребята так старались. Сделайте милость, не откажите...

***


Всё просто, но вкусно. Мясо того диковинного зверя, на котором разъезжала Лия, приготовленное в четырёх видах. Чёрный хлеб с тмином. Вареный и жареный картофель. Никаких салатов, разносолов, консервантов, но целая гора свежего зелёного лука, помидоры, болгарский перец. Много печёной рыбы, из напитков обязательное вино двух сортов. Пива не было. На десерт фрукты. Луна отобрала Ивана у сердобольных подружек и проследила, чтобы он ел не только сладкое. А то мой как дорвётся до мандаринов, так никакой суп в него не запихнёшь.
За столом было шумно и весело. Отряд Дембеля, общим числом шестьдесят шесть душ, пил за наше здоровье стоя. Лия с Бульдозером успели два раза поругаться, помириться и вновь повыяснять отношения. В смысле - чем он тут занимался, пока она там страдала верхом, а потом ещё и мёрзла без супружеского утешения. Жан толком ничего ответить не мог, поскольку наверняка просто спал, пил, ел и играл на щелчки в домино. Моя головная боль прошла после первого же стакана красного. Но вот за десертом, когда все присутствующие развалились, благодушно грызя орешки и делясь апельсинными дольками, в мою хмельную голову наконец-то пробралась заблудившаяся мысль. Она сформировалась не сразу, но, когда встала в полный рост, я был просто поражён... Как можно было об этом забыть?!
- Где принцесса Ольга?
- Кто? Папа, а ты мне ничего не говорил о принцессах.
- Сядь, сынок, дай мне с народом пообщаться. Эй, ребята, Горгулия Таймс утверждала, что нашла обоих детей. Иван здесь, сидит рядом со мной. Где же девочка? Я обещал вернуть её князю.
- И мы её вернём! - нетрезвым хором поддержала моя команда. Дембель хрюкнул, опрокинул ещё рюмочку и печально сообщил:
- Мы не знаем. Мальчика отправили в Пентатрон, всех мужчин воспитывают там, а вот девочка... Скорее всего, её должны были отдать на воспитание суккубам.
- Кто такие? Почему не знаю? - рыкнул я.
- О, это страшные демонессы любви, способные ввести в искушение даже святого! От них нет спасения.
- Опять двадцать пять! У вас ни от кого нет спасения, хоть на улицу не выходи... хотя чего же я ждал? Раз мы в Аду, то, соответственно, по названию и обстановка.
- Расскажите поподробнее, - попросила наёмница. Умница моя, вот ведь знает, что всё равно пойду, и заранее выясняет обстановку. Дотянусь, тогда поцелую...
- Как бы поскромнее начать, - застеснялся толстый чёрт. - Ведь среди нас женщины и дети. Ну... суккубы - это порочные существа, рождённые от греховной связи беззаконной нечисти с крещёным человеком. В результате столь противоестественного кровосмешения получаются удивительно красивые женщины, с самым совершенным телом и самой чёрной душой. Они невероятно искусны во всех тонкостях обольщения. Устоять просто невозможно, но за ночь неземной любви они высосут из вас все жизненные соки, и наутро жертву суккубов находят измождённым, бледным трупом. Полагаю, что скорее всего маленькую принцессу следует искать именно там.
- Милорд... - встал было Жан, но Лия повисла у него на шее, вопя как недорезанная сиамская кошка:
- Ты куда это намылился, кобелина?! Лорд Скиминок, делайте со мной что хотите, но я его не пущу! Мне и самой его мало! Я молодая, чувственная женщина в полном расцвете сил и желаний. Не позволю, чтобы моим законным мужем пользовались какие-то приблудные девки. Да я им всем космы-то повыдёргиваю! Не пущу-у-у...
Черти повалились на спины от хохота! Соответственно, мы все тоже. Даже малолетний Иван смеялся вместе со всеми, хоть и не знал над чем. Бедный Жан, бурый от стыда, безрезультатно пытался отклеить супругу, уговаривая её самыми ласковыми словами:
- Ласточка моя! Успокойся, со мной ничего не случится... Рыбка моя! Не стоит так волноваться... Звёздочка моя! Не надо так сильно переживать, ты же знаешь - я у тебя кремень в этом плане... Птенчик мой! Да никому и в голову не придёт меня соблазнять... Ты взгляни хорошенько, кому я такой нужен?! Ягодка моя! Отпусти шею, задушишь, ненормальная-а-а-а...
Пока эти два клоуна веселили уважаемую публику, я поманил к себе хихикающего Дембеля и уточнил:
- Так каким транспортом лучше всего побыстрее добраться к суккубам?
- Вы всерьёз?! - искренне поразился он. - Но ведь... это же гиблое дело! Вы что - не верите мне? Суккубы высосут жизнь из любого мужчины, а ведь с вами ещё и дамы. Подумайте, что грозит им? Я уж не говорю о маленьком ландграфе...
- Да, его я здесь не оставлю. Что-нибудь придумаем, но идти всё-таки надо. Дорога очень трудная?
- Без проводника вообще не доберётесь! Эх, лорд Скиминок, завидую я таким вот сумасшедшим людям... Лично я, например, хоть и чёрт, а к суккубам близко не подойду. Ни за какие коврижки! Они нашего брата, конечно, не тронут, но как знать... Мы ведь все - нечисть. Для нас законы не писаны.
- Не наговаривайте на себя лишнего, - примиряюще перебил я. - А кто из вашего племени мог бы послужить мне самым лучшим проводником в таком безнадёжном деле?
- Поручик Брумель! - не задумываясь выдал толстый Дембель.

***

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: