double arrow

Успенский Б.А., Живов В.М. Царь и Бог: Семиотические аспекты сакрализации монарха в России // Успенский Б.А. Избранные труды. Т. 1. М., 1994. С. 110 – 218 (о Ломоносове: 176–180). 6 страница



Брумель, Брумель, Брумель... Мы познакомились с ним во время моего первого похода во Тьму. Это был высокий, стройный чёрт с роскошными пушкинскими бакенбардами. Настоящий офицер, умён, дисциплинирован, тонко ироничен. Ни разу не видал его с неначищенными до блеска копытами! Он со слезами в голосе уговаривал нас принять его отряд в компанию и позволить ему ударить против Ризенкампфа. Именно Брумель со своими рогатыми парнями спас принцессу Лиону, защищая её в Ристайльской битве. Весь в бинтах, израненный так, что лишь пятачок торчал наружу да глаза грозно сверкали сквозь белые повязки, он, несмотря ни на что, попёрся спасать меня в далёкий Локхайм и дрался до полной победы над тираном. Брумель - герой! Я допил своё вино и попытался привстать...
- Господа, я хочу сказать тост! - Все уважительно примолкли. - Вы - трусы, господа!
Моя команда так и ахнула... Сказать такое толпе пьяных чертей, в их же лагере, превращая единственных союзников в откровенных врагов, - надо не иметь мозгов вовсе! Но мне было не до этого. Я не видел, как счастливое удовлетворение пирушкой сменилось тихой ненавистью от незаслуженной обиды.
- Лорд Скиминок, - едва сдерживаясь, но всё ещё крайне любезно начал Дембель. - На какое-то мгновенье мне показалось, будто вы намеренно пытаетесь нас оскорбить, но я не сомневаюсь, что эта досадная оговорка не имела под собой никакой хоть сколько-нибудь твёрдой почвы.
- Дурак! - отрезал я. - Вы что тут себе навоображали?! Если я позволил полусотне рогатых недоносков сесть рядом с собой за стол - так мы уже и равны?!
Черти повскакивали с мест, врассыпную бросившись за оружием. Вероника автоматически потянулась за помелом, Луна притянула к себе Ивана, неторопливо раздумывая, куда его сунуть до конца драки. Жан обхватил голову руками, уставясь в пол, а его супруга... О, Лия глядела на меня такими возмущёнными глазами! Ещё бы... я нарушил все традиции - обычно обхамить кого-нибудь с ног до головы - это её прерогатива. Раньше никогда ничего подобного себе не позволял.
- Господин ландграф! - прорычал красный от гнева Дембель, выстроив против нас обозлённых собутыльников, но договорить не успел...
- Молчать! Всем молчать, негодяи! Что, не нравится?! Думаете, я пьян? Да я трезв, как расчёт дельтаплана! Но мне не в душу, понимаете... В смысле, с души воротит, как погляжу на ваши паскудные рожи! "Мы привыкли к мирной жизни... У нас семьи и дети... Давайте найдём разумный компромисс..." Тьфу! Слушать противно... Какое-то размазывание манной каши по детской тарелочке... Вы кто? Кто вы такие?! Вы черти или старушки в бигудях?!!
- Черти! - взвыло уже хором всё воинство.
- Тогда какого чёрта (простите за каламбур) вы позволяете этому дебильному культуристу с лосиными рогами делать из вас пушечное мясо?! Как вы можете допустить, что ваш национальный герой, поручик Брумель, сидит в тюрьме? И сидит незаконно, без суда и следствия, без судьи и адвоката, без посылок с воли... Я не понимаю, как вы его сдали? Да в Срединном королевстве любое дворянское собрание сочло бы высочайшей честью сражаться бок о бок с ним! За сколько вы его толкнули? Вам вообще хоть что-нибудь заплатили?
Черти хватали ртами воздух, яростно сопели пятачками и тупо сжимали оружие. Обстановка была наэлектризована до предела.
- Как вы можете пьянствовать и тискать ваших рогатых баб, когда Брумель гниёт в тюрьме?! Этот храбрец заставил весь мир заговорить о чертях с неподдельным уважением. Чёрт из Тьмы - золотыми буквами было вписано в хроники Локхайма! Кто знал о вас до его выхода в свет? Кто скажет мне, ради чего погибли те великие герои, что шли рядом с ним? А ну, вспомните их поимённо! Не можете?! Да какие же вы черти после этого? Козлы вы, вот вы кто...
Я демонстративно обернулся к рогатому воинству спиной, в любую минуту готовясь получить удар вилами под лопатку. Взрывоопасное пыхтение сзади грозило в любой момент прорваться громом с молниями. Первой меня поняла Лия:
- Аболиционисты, дегенераты, апологеты, рефрижераторы, оппортунисты, штрейкбрехеры, постимпрессионисты! - Под таким шквалом присел даже дородный Дембель. Столь мудрёных ругательств здесь отродясь не слышали. Уж на что я привык к таланту моей спутницы извлекать из моей болтовни самые неподходящие словечки, но тут... она и меня сразила!
- Лорд Скиминок очень обижен... - прогудел Бульдозер, когда его супруга окончательно выдохлась. - Он был другом вашего Брумеля, и ему невероятно больно видеть, как местные царьки вытирают ноги о соратников великолепного поручика!
- А, что с ними говорить! - взвилась Вероника, внося свою посильную лепту. - Ты же видишь, Жан, их ничем не проймёшь. Завтра Люци прикажет им засунуть хвосты в мясорубку, и они послушно выстроятся в очередь! Да ещё будут хвастать друг перед другом - из кого получилось больше фарша!
Луна молча посадила моего сына на плечо, чтобы его было получше видно, и Иван, науськанный наёмницей, завопил в полный голос:
- Вы как хотите - а я пойду спасать дядю Брумеля! Минута молчания... Потом взрыв!
- За Брумеля! Свободу поручику! Фигу Люциферу! - хором скандировали возбуждённые черти, наконец найдя выход обуревавшему их гневу.
Уф! Вот так-то лучше... Я вас, сволочей, научу революции устраивать!









Вихри враждебные веют над нами,
Тёмные силы нас злобно гнетут.

В бой роковой мы вступили с врагами,
Нас ещё судьбы безвестные ждут!


Но мы поднимем гордо и смело... Впервые в своей жизни я вёл на войну целую армию. Обученную, вооружённую, дисциплинированную и... пьяную вдребадан! Впереди, конечно, я! Без белого коня, пешком, но с обнажённым Мечом Без Имени. Слева Иван, справа Луна. Следом Бульдозер, Лия и Вероника - грозные, счастливые и горлопанистые. За ними колонной по четыре печатают строевой шаг гневливые черти и Дембель, возведённый мной в звание капрала, бодро подпрыгивающий сбоку, не давая войскам потерять боевой энтузиазм:
- А ну, ать-два! Левой, левой, левой... Ждать недолго, сейчас я дам вам возможность хорошенько подраться! Ать-два, ать-два, ать-два!
По дороге нам встречались и другие черти. Не понимая истинной цели происходящего, они сначала сторонились нашей суровой колонны, а потом, не удержавшись, вливались в стройные ряды. За какой-то час, пока мы шли к тюрьме, революционный настрой масс увеличил наши ряды вдвое. Моя голова слегка отрезвела. Спасало то, что скорее всего дислокации чертей были очень растянуты, а озабоченный демон Ёкарный бабай всё ещё вершил свои грязные делишки. То есть до нас Люциферу на данный момент не было никакого дела! В Аду и без того насущных проблем хватало, где уж им ландграфов ловить... Свою бы задницу как-нибудь спрятать!
- А что, капрал, много ли народу у вас на нарах баланду хлебает?
- Много, милорд. Наверно, у каждого или родственник, или друг, или просто знакомый уже оттоптал своё на зоне от звонка до звонка. Люцифер правит очень сурово. Доносы косят наши ряды куда продуктивнее залётных ангелов-истребителей.
- Ух ты! Не слышал о таких, но не будем отвлекаться. Пока идём, расскажи-ка нам о тюрьме.
- Крупная пещера общей площадью почти в две квадратные мили. Закрывается массивными воротами со сложной системой внутренних запоров. Большой гарнизон из спецподразделений внутренних частей копьеносцев.
- ВЧК? - привычно сократил я.
- Именно. Там же, внутри, спальные помещения, каменоломни и кладбище. Условия содержания заключённых - самые свинские. Это образно говоря... Ни одна нормальная свинья там и двух недель не протянула бы. Из пищевого рациона - только сухари и вода. Никаких передач, никаких сношений с внешним миром, никаких встреч с родственниками... Ничего!
- Вот Пиночеты проклятые! - сурово зарычал я. - Значит, бедняге Брумелю даже чифирь запарить не из чего?!
- Запарим чифирь Брумелю! - хором поддержали воодушевлённые черти.
Через два поворота нашему взору открылась и сама тюрьма. Зданьице монументальное... Высоченные дубовые ворота с медными клёпками, гранитные стены, уходящие под потолок, и узкие бойницы, позволяющие держать под прицельным огнём все подходы. Другие бы хоть на минуту сдержали шаг, поразмыслили бы, куда бить, прикинули бы план боевых действий... Эх, стратеги! Мы бурой толпой сгрудились у ворот, и при наличии хорошего запаса стрел из нас всех сделали бы ёжиков. Уж слишком бездарно расположены войска. Хорошо, что никто из ВЧК не знал, зачем мы пришли. Из окошечка высунулся рогатый стражник:
- Это ещё кто такие?
- Лорд Скиминок, Ревнитель и Хранитель, Шагающий во Тьму, тринадцатый ландграф Меча Без Имени, с компанией!
- А, новые пленники... - тупо обрадовался тюремщик.
- Угу, - кротко кивнули мы.
Надо же, какое удобство - сами ворота открывают! Не часто нас так балуют обстоятельства. Луна тихо попросила:
- Постарайтесь там... без особенного кровопролития. Ребёнок ещё слишком мал для такого зрелища. Детство должно оставаться детством...
Я кивнул и поманил Ивана:
- Слушай меня, герой. Сейчас здесь будет толкучка, как на Больших Исадах, можешь помять плащ, а грязного я тебя с собой не возьму. Так что бери за руку тётю Луну и отведи её в безопасное место. Поручаю тебе защиту хрупкой женщины.
- Как же я буду защищать её без меча? - развел руками он. - Давай будем биться твоим мечом по очереди, а?
- Ну уж фигушки!
- Ванечка, тебе подойдёт мой кинжальчик? - услужливо подкатилась Лия. - Смотри, какой симпатичный, с камушками...
- Насовсем? - щепетильно уточнил малолетний привереда. Лия тяжело вздохнула, на мгновенье на её лице отразилась внутренняя борьба между щедростью и скопидомством. Победила совесть.
- Насовсем! Я с Жана ещё стребую, у его папы есть один трофейный...
Ворота открылись. Ну что же, пора начинать. Я поцеловал наёмницу, потрепал за ухо сына и отправил обоих в тыл. Моя команда сгрудилась рядом, прикрывая мне спину, а фланги были надёжно защищены чертями. Из распахнутых ворот вышло около десятка амбалов в длинных кольчугах с секирами на изготовку. Впереди шествовал тощий чёрт в набедренной повязке из панбархата и алой ленте через плечо. На его бедре болталась парадная рапира, а выражение лица было постно-надменное:
- Сам свирепый ландграф? О, как я мечтал заполучить сюда этого злодея! Для начала мы отправим его в камеру пыток, там я наконец отведу душу. Потом займёмся его друзьями. Ого, да ведь это знаменитые Бульдозер, Вероника и даже Лия! Клянусь адом, Люцифер сделал нашей тюрьме поистине царский подарок!
- Я бы так не утверждал... - притворно покачал головой Дембель, и наши черти гнусно усмехнулись. Меж тем начальник местных Соловков, похоже, и впрямь недопонимал значимость происходящих событий:
- А почему они при оружии?! Это непорядок! В любой тюрьме категорически запрещены колющие и режущие предметы. Дайте-ка сюда меч!
- А ну-ка, отними! - вдруг вспомнил я название детской конфеты. - Эй, Дембель, какой у нас сейчас месяц?
- Начало октября, милорд.
- Итак, господа, Великая Октябрьская революция, о которой так долго говорили большевики, - свершилась!
- Что?! - отступил владелец алой ленты.
- Круши их, матросня! - завопил я, выхватывая Меч Без Имени. Черти лавиной бросились на врага, мгновенно закипела рукопашная. Мы вчетвером протолкались вперёд, пока остальные глушили лбов в кольчугах, а те отчаянно защищались. Но преимущество в силе и неожиданности было на нашей стороне. Опьянённые победой (вдобавок к чисто алкогольным градусам), герои первой гражданской войны ринулись на штурм Зимнего. Лия нашла чьи-то вилы и, прячась за спиной мужа, отважно тыкала ими из-под его колена. Вероника, удерживаемая мною на "строгом поводке", использовала лишь шаровые молнии. Они летели везде, как тополиный пух, и, натыкаясь на железное оружие, взрывались с оглушительным треском, осыпая всех голубыми искрами. Я никого особенно не рубил, но напрочь отсекал любое направленное на меня оружие. Толстый Дембель пробился с левого фланга, рапортуя по ходу боя:
- Гарнизон мы одолеем, несмотря на то что они лучше вооружены и все в доспехах. Вы намерены искать одного поручика или, может быть, выпустить на свободу всех?
- Темницы рухнут, и свобода
Вас встретит радостно у входа! - Высокопарно и гордо продекламировал я, не забывая отмахиваться мечом. - Что за женские вопросы, капрал? Отпустите всех на фиг, к недалёкой ядрёной вше! Пускай народ гуляет... Посторонись - зашибу!

***


Ворота мы взяли практически без потерь. Не совсем, конечно, но очень малой кровью. Ненавижу гражданские войны... Нет ничего хуже, чем видеть, как люди одной национальности убивают друг друга. Хотя... это ведь не люди. Наверно, если натравить одну нечисть на другую, это даже по-христиански? В том смысле, что они друг друга изведут, а честным людям только польза. Надо будет посоветоваться по столь тонкому вопросу с кардиналом Каллом, он более сведущ в таких делах. А пока мы с Бульдозером, его женой и юной ведьмочкой дружно воевали за непонятно чьё светлое будущее, выпускали на свет узников, спасали одних, били других, делая всё, лишь бы досадить коварному Люциферу. Тюрьма была устроена без лишних мудрствований. Сразу за воротами длинный широкий коридор, по обе стороны зарешёченные ниши, в них прямо на земле располагались несчастные заключённые. Мы не утруждали себя уточнением, кто за что сидит, тут наверняка и уголовного элемента понапихано было выше крыши. Освобождённые хватали брошенное оружие, вооружались собственными кандалами и шли за нами в самое пекло, храбро бросаясь превосходящими силами на очень одиноких тюремщиков. Лично я не утруждался поисками ключей, а легко сносил ударами меча пудовые замки. Через полчаса Бастилия пала! Свобода торжествовала на баррикадах. Рогатое племя чертей восторженно носилось повсюду, разбирая на сувениры всё, что ещё можно было уволочь. Ребята Дембеля привели ко мне обезоруженного и побитого начальника тюрьмы. Негодяй был страшно перепуган, но фыркал и плевался:
- Вам это даром не пройдёт! Люцифер всё узнает, и его гнев будет страшен. Вас всех ждёт ужасная смерть. Все муки преисподней покажутся райским блаженством в сравнении с тем огнём, что он обрушит на ваши безрассудные головы. Владыка Ада лично...
- Где Брумель? - строго оборвал я. Среди освобождённых его не было. Черти слегка пощекотали начальника вилами для скорейшего возбуждения желания сотрудничать с нами.
- Не помню!
Дембель качнул головой, начальнику добавили ещё для улучшения памяти и лечения склероза.
- Не скажу! - визжа, упорствовал тот.
- Ладно, не стану спорить... Отпустите его. Все недоумённо замерли. Чёрт с остатками алой ленты сделал пару неуверенных шагов.
- Идите, идите... Раз вы ничего не хотите нам сказать, то и нам дальнейшая ваша судьба до лампочки. Просто напоминаю, что за нашими дисциплинированными солдатами ждут своего часа разгулявшиеся народные массы. Каторжники изголодались по революции, а вы для них... Мне почему-то кажется, что они к вам неровно дышат.
- Да здравствует справедливый лорд Скиминок! - дружно взревели бывшие узники, злорадно потирая ручки. - Отдайте этого мерзавца нам!
- Смилуйтесь, господин ландграф! - мгновенно опомнился начальник тюрьмы, с поцелуями бросаясь мне в ноги.
- Ничем не могу помочь. Вы добровольно лишили себя статуса военнопленного.
- Я всё скажу! Поручик Брумель сидит в особой одиночной камере. Хлеб и воду ему подают раз в день через окошечко. Фактически двери нет, она замурована. Мне было приказано...
- Дембель, сейчас же отряди шестерых парней и освободи поручика. Этого хлыща забери себе как сувенир. Предай справедливому суду, но не выдавай народу. Я обещал. Найди ему какое-нибудь полезное применение. Пусть полы моет, что ли...
- Он будет у нас территорию вылизывать! - восторженно взвыли черти. Да, для них это эпохальное событие. Сколько лет прошло, а вот поди ж! Ведь врезалось в память!
- Милорд, - подошёл потрёпанный Жан, - мы здесь долго задержимся? Между нами говоря, мне не очень по сердцу наши новые союзники. Тут полно всякого сброда! Вы уверены, что они не решат нами поужинать? Просто так, в знак благодарности...
- Очень может быть. На всякий случай держи Лию и Веронику поближе к себе. А, вот и Луна с младшим Скиминоком. Ну что, Иван, ты сумел защитить даму от многочисленных врагов?
- Да, папа, - неуверенно сказал он. - Я всем показывал свой кинжал, и на нас никто не нападал.
- Это потому, что все видели, как ты готов меня спасать! - серьёзно пояснила наёмница. - Ребята, давайте-ка отправимся домой или в гости. В общем, куда угодно, лишь бы подальше отсюда. Слишком много разного криминала выплеснулось наружу. Я боюсь за ребёнка.
- Мы уже уходим, - построжел я, и в ту же минуту к нам привели исхудавшего Брумеля. Я отсалютовал ему мечом и первым подал руку. - Приветствую, поручик! Счастлив видеть живым.
- Благодарю, господин полковник. Как всегда, к вашим услугам. Располагайте мною...
Брумель здорово сдал. Тюремный режим не пошёл ему на пользу, он отощал. Бакенбарды заметно тронула седина, но в горящих глазах по-прежнему светился иронично-насмешливый огонёк.
- Тогда принимайте командование. Ваш заместитель, капрал Дембель, проявил недюжинную храбрость, решившись ввести сюда войска. Теперь же рекомендую всем бежать отсюда не оглядываясь. Когда до Люцифера дойдёт, что мы здесь учинили, он будет вынужден срочно собрать верные войска для усмирения мятежа.
Брумель щёлкнул копытами, по-военному развернулся кругом и занялся текущими делами. Заключённые бодро разбежались. Что ж, если подземный мир и вправду так велик, то они легко затеряются. Не думаю, чтобы в Аду была введена паспортная система или хоть раз в десять лет производилась перепись населения. К тому же тюрьму порушили основательно, и, перед тем как кого-нибудь сюда засадить, потребуется солидный ремонт с немалыми капиталовложениями. Мы расположились у левой створки ворот.
- Куда теперь? - начала Лия.
- К суккубам. Я обещал Злобыне вернуть маленькую принцессу. Вот где бы нам на время спрятать Ивана... Как ты думаешь, Горгулия Таймс согласится недельку посидеть с ребёнком?
- Ну уж не-е-е-т, папочка... Так нечестно! Я тоже хочу спасать принцессу. У меня даже свой кинжал есть, мне подарили.
- Только не в Тихое Пристанище! - дружно воспротивились супруги. - Его там ничему хорошему не научат. Мальчику нужна соответствующая среда. Тогда уж лучше обратиться к Повару.
- Он вечно сидит в осаде. Не пойдёт.
- К Матвеичу тоже нельзя. Великий маг, как напьётся, про всё забывает. Ребёнок может весь день некормленым бегать, он и не почешется, - вставила Вероника.
- Но ведь не у чертей же его оставлять? - взяла слово Луна. Иван снова прижался к её колену.
- Нет...
- Тогда пусть идёт с нами. Я могу за ним присматривать, а он меня защищать. Пускай малыш будет на глазах, это всё-таки куда надёжнее, чем отдавать его в чужие руки.
- Папа, не отдавай меня! Я буду очень, очень послушным... - взмолился мой сын.
Все прочие умилённо смотрели на него и осуждающе на меня. Ладно, уговорили. Нянек действительно хватает, а переправить его одного в Срединное королевство весьма проблематично. И вообще я ведь обещал показать мальчику параллельные миры... А где ещё найти самое безопасное место, как не под тёплым крылышком бывшей наёмной убийцы?!

***


На пороге тюрьмы наша команда распрощалась с мятежным отрядом Дембеля. Теперь у нас был проверенный проводник, припасы на дорогу и вполне конкретная цель впереди. Кроме Брумеля, других чертей мы с собой не взяли, несмотря на самые жалобные просьбы. Ребята, конечно, зарекомендовали себя в бою, но надолго оставаться во главе чертячьего войска лично мне представлялось весьма неразумным. Всё-таки это союзники на один раз, на пьяную голову, на божественное дурачество... Я вполне отдавал себе отчёт в том, что в иной обстановке, при другом раскладе событий тот же Дембель охотно всадил бы мне трезубец в бок и за обе щеки уплетал бы рагу из тринадцатого ландграфа. Главное в партнёрстве с нечистью - знать меру! То есть уметь вовремя остановиться... Мы успели отойти от опустевшей тюрьмы до подхода правительственных войск. Вечер наступил, как всегда, неожиданно. День был очень напряжённым, все намотались, поэтому спать завалились пораньше. Лия, Вероника и Луна с Иваном под боком сопели сном праведников. Мужчины под моим чутким руководством, зевая, держали военный совет, запалив с помощью Брумеля небольшой уютный костерок.
- Ваше дело достаточно безнадёжно, милорд. Хотя, как помнится, это ваш стиль. Чем именно я могу помочь?
- Поручик, мне говорили, что девочку спрятали где-то у суккубов. Вы сможете провести нас туда?
- Это не проблема. Горе в том, что оттуда не возвращаются. Я бы рекомендовал оставить всё как есть. Вы ведь вернули сына? Бегите во Тьму, оттуда в Срединное королевство, а там и к себе домой. Честно говоря, я не вижу причины для дальнейшего продолжения военных действий. Мальчик у вас, зачем злить Люци, отбирая у него ещё и девочку?
- Злить? Да я отродясь никого не злю. Я ему уже всё простил, нежно и улыбчиво, с присущей мне христианской кротостью. Даже подарил на память юморного, трудолюбивого демона с бойким астраханским именем. Причём безвозмездно!
- Следовательно, сейчас весь Ад ищет вас с пеной у рта только для того, чтобы выразить переполняющую их сердечную благодарность за щедрость и участие?
- Брумель, бросьте язвить, вы не первый день меня знаете! Я всегда раздавал всем сёстрам по серьгам...
- Гоблинам по ушам, кришнаитам по хвостам, ведьмам по загривкам, Голубым Гиенам по попкам, - исхитрился вставить Жан.
- Ладно, хохмачи, давайте о деле. Поручик, а почему сами черти отзываются о Великом и Ужасном Владыке Ада с некоторым сарказмом? Люци... Это же не имя, а пародия. - Риторический вопрос... Кто такой Люцифер? В моём и вашем мире - понятия совершенно неадекватные. Для меня - просто самый большой и сильный чёрт, обладающий высоким интеллектом, некоторой магией, избираемый всенародным голосованием... всё!
- Чего?! - разинули рты мы с оруженосцем. - Выборы? У вас здесь в ходу демократия?
- Но это разумно и логично. Знаете поговорку: "Демократия в Аду, а на небе - Царство!" Поэтому мы можем позволить себе некоторые поблажки, в отличие от вас... Ибо в вашем мире Люцифер гораздо сильнее! Он питается вашими страхами, вашими грехами, вашими душами... Его власть почти безгранична! Почти... Господь Бог всегда может поставить его на место. Но всё равно, в вашем мире вам с ним не тягаться, а в нашем... Худшее, что он способен сделать, - так это просто убить. Здесь ему не удастся завладеть вашими душами. Как ни парадоксально, однако именно в своём собственном Аду Люцифер наименее опасен. Вот уж когда мы вырвемся в Срединное, или Соединённое, королевство - он развернётся во всю мощь! Там он способен поднять против вас любую нечисть, а здесь у него только черти. Люцифер сможет оклеветать, обмануть, загнать в ловушку, заставить почти любого человека убить вас как личного врага. Ад, в сущности, невелик. Чем больше мир, где вы прячетесь, тем больше возможностей у нашего Люци.
- Я, наверно, совсем тупой, но я ничего не понял...
- Боже мой, стыдись, Жан! Господин поручик подразумевает тот необъяснимый наукой факт, что ведение крупномасштабных боевых действий на нашей территории обречено на провал ввиду несоответствия полярности силовых структур тонким материям потенциального противника. Разница субстанций невольно предполагает достаточную свободу гипотез и не один век является весомым поводом для встречной дискуссии. Хотя здесь и есть где разбежаться на целый ряд диспутов, ибо подобная схема - просто клад для больного воображения софиста. Но нам не стоит переувлекаться астральными течениями и пытаться как-то повлиять на генетический код противника посредством радикального изменения его кармической структуры. - К концу тирады я и сам не помнил, с чего начал. А к чему пришёл, тоже непонятно. Брумель сочувственно кивнул, Бульдозер, посмотрев на него, также сделал умное лицо. На всякий случай... Мы мудро помолчали.
- У вас славный мальчуган, ландграф. Перед сном он прочёл нам наизусть "Песню о вещем Олеге" на стихи некоего Высоцкого. Очень актуально и познавательно! Это вы его научили?
- Уф... - шумно выдохнул я. Вот стервец! Нет чтобы сбацать какой-нибудь умный стишок из предпраздничной программы детского сада. Вконец меня опозорит...
- Милорд, я обещал Ивану покатать его на лошади и дать померить шлем.
- Он в нём утонет. Если твою кастрюлю на ребёнка надеть, то других доспехов уже не надо - и так одни тапочки видны. Вот что, парни, давайте-ка поутру тихонечко двигать к суккубам. Пока Люцифер всерьёз нас не хватился...
- На это особенно не рассчитывайте, лорд Скиминок. Владыка Ада не чета какому-нибудь Ризенкампфу. Он всегда будет знать, где вы, и сделает всё, чтобы навеки уничтожить саму память о тринадцатом ландграфе. В этой бойне Меч Без Имени - слабая защита. Основную роль будет играть магия...
- Подождите, поручик, кое-что я так и не уяснил. Люцифер - он кто? Сатана, Дьявол, Вельзевул, Шайтан, Вселенское Зло, непобедимое рукой человека, или нет? Вы утверждаете, будто он всесилен, и между тем выбираете общим голосованием. Он не в состоянии избавиться от им же вызванного демона, но от него нет спасения в моём мире. Он ставит капканы, раздвигает границы пространства, крадёт моего сына, а сам не в состоянии задержать наш отряд всего из пяти человек?! Мы у него на глазах рушим все его планы, сбегаем, гробим уйму подотчётных лиц, разрушаем тюрьму, а он нас до сих пор не поймал. Горгулия Таймс рыдала, отпуская нас во Тьму на верную смерть, для них имя Люцифера - символ Высшей Власти Зла, А здесь его по-домашнему кличут - Люци...
- Да что ваша Горгулия знает о Тьме? - досадливо отмахнулся чёрт. - Она здесь была хоть раз? Весь этот трёп об ужасах здешней жизни здорово преувеличен. Если сопоставлять величины, то пропорционально Владыка нашего Ада ничуть не выше любого мелкого божка из Срединного королевства. Если же брать в глобальном масштабе, то, конечно, есть Господь Бог, есть и Дьявол. Но для них мы столь ничтожные существа, что о нас они и не подозревают. Вы связались не с самим Дьяволом, а с его безобиднейшим отражением. Для нас же Люцифер - это вообще не имя, а скорее должность. Но всё равно имейте в виду, что даже в этом случае более мощного противника у вас не было!

***


На рассвете Брумель повёл нас по коридору навстречу судьбе. Иван ни в какую не хотел просыпаться и мирно додрёмывал на загривке у Бульдозера. Лия спорила с Вероникой по поводу завтрака. Тащить на себе большие запасы мы не могли, а тот паёк, что нам оставили воины Дембеля, едва ли рождал надежды на сытный обед. Луна пребывала в сумрачных размышлениях, и мне никак не удавалось отвлечь её разговором. В смысле - он шёл не по тому руслу...
- Скажи, а вот если бы у тебя не пропал сын, ты бы вернулся в Ристайл?
- Конечно, при первой же возможности.
- Но ведь тебя не было целых пять лет по меркам твоего мира...
- Любимая, но как я мог? Белый конь за мной не приезжал, выехать в Прибалтику не позволяли средства. К тому же я не уверен, что ещё раз смог бы пройти все ловушки в переходах.
- Ты хотел меня увидеть?
- Да, естественно. Какой вопрос?!
- Не знаю... - Она пожала плечами. - Вот когда украли твоего ребёнка, ты быстренько нашёл дорогу в наше королевство.
- Ну, это... я тут... всё получилось довольно спонтанно, и я...
- А ты вообще меня любишь?
- Люблю.
- Но заберёшь сына и возвратишься домой к жене? А я, конечно, опять останусь здесь... Вернусь в монастырь или даже умру от тоски. Ты когда-нибудь приедешь, а меня уже нет...
- Луна... - Я попытался обнять её за плечи, но она вывернулась.
- Нет, ты скажи! Ты реши со мной что-нибудь. Найди мне место, положение, рамки, условия для жизни, чтобы я могла ждать тебя до старости и не думать, где ты сейчас, с кем ты, кто с тобой!
- Любимая, не надо...
- Пойми же наконец: для меня это не просто роман! Всё гораздо серьёзнее...
- Выход во Тьму! - торжественно объявил бакенбардистый поручик. Мы вошли в совершенно незнакомый сводчатый зал с такой же высокой аркой и межгалактической темнотой внутри.
- Что-то вроде бы это не то место, где мы входили? - подозрительно сощурилась Вероника.
- У нас входов и выходов во Тьму штук двенадцать, - повел бровями Брумель. - Но в вашем мире почему-то упорно считают, что Тьма одна. Глупости! Это всего лишь банальные Врата для перемещения по измерениям. Мир чудесен и многообразен, нужно иметь божественное разумение, чтобы создать его таким великим и сложным. Мы не дерзаем понять его природу, мы просто к нему приспосабливаемся. Что ещё вам нужно? Выход к суккубам здесь, в центр Соединённого королевства нужно идти через другую Тьму. Можно, конечно, и через эту, но через ту короче.
- Папа! - вдруг завопил Иван, подпрыгивая на шее у Бульдозера. - Папа, посмотри туда, там опять этот противный Люцифер!
В тот же миг в залу резво вломились правительственные войска во главе с мускулистым рогоносцем в мантии. Ну вот... опять всё снова-здорово! И как им не надоест за нами гоняться?
- Попались! - Черти громко расхохотались, чтобы их смех звучал достаточно грозно. Почему-то мы совсем не испугались. Нет, совсем ничего не боятся только дураки, просто мы от них не далеко ушли...
- Эй, Люци! А где мой старый знакомый? Ну, пожилой такой, интеллигентный дедушка с молодой душой и повышенной резвостью? Как бишь его звали?
По рядам врагов пронёсся тихий зубовный скрежет. Понятненько... значит, многие помнят. Люцифер шагнул вперёд, держа в накачанных руках здоровенный золотой посох, украшенный рунами и кабалистическими знаками.
- Будь ты проклят, Скиминок! Мы едва сумели избавиться от твоего похабного демона. Впредь тебе не удастся так легко нас одурачить. Но я рад, что мне удалось захватить всех врагов сразу и именно в ту минуту, когда вы уже считали себя в безопасности. Нет таких мук, которым бы мы забыли вас подвергнуть! Я...
- Милорд, - обернулась ко мне Вероника, - вы хотите сказать, что это вот ходячее анатомическое пособие и есть Великий Владыка Ада?! Неужели его хоть кто-нибудь боится?







Сейчас читают про: