double arrow

Новый» герой и развитие демократических идей прозе А. Герцена: «Кто виноват?», «Сорока-воровка», «Доктор Крупов»

Поэма «Демон» как образец «высокого» романтизма. Бунт против отца-создателя и неразрешимость внутреннего конфликта главного героя. Символический смысл финала.

Билет 25

«Демон» Поэт начал писать поэму, когда ему было всего лишь 15 лет.

В ее основу положен библейский миф о падшем ангеле, восставшем против Бога, изгнанном за это из рая и превращенном в духа зла. Бог в поэме — это самый сильный из всех тиранов мира, а Демон — враг этого тирана. Бог незримо присутствует в поэме, он действующее лицо, хотя и эфемерное. О нем постоянно говорят, вспоминают, обвиняют в преступлениях, совершаемых на земле, так как он сотворил преступников. Азраил, как и Демон,— изгнанник, “существо сильное, но побежденное”. Он наказан не за бунт, а только за мгновенный ропот. Ему было скучно одному. Он упрекнул Бога в том, что тот создал его раньше людей. Бог тотчас наказал Азраила. Демон же наказан не только за ропот. Его вина страшнее. Бог испепелил страшным проклятием душу Демона, сделав ее холодной, мертвой. Он не только изгнал из рая, но и опустошил его душу. Но и этого мало. Всесильный деспот возложил на Демона ответственность за все зло во всем мир. Любовь, вспыхнувшая в душе Демона, означает для него возрождение. Пляшущая Тамара оживила “немой души его пустыню”.

В возрожденной душе проснулись мечты, забытые чувства. Демон хотел, чтобы душа его жила, откликалась на впечатления жизни и могла общаться с другой, родной душой, испытывая большие человеческие чувства. Ощутив любовь к Тамаре, Демон почувствовал любовь ко всему живому, потребность творить добро, восхищаться красотой мира — все, чего лишил его Бог. Что же так привлекло Демона в Тамаре? Она не просто красавица, этого было бы мало для любви. Он почувствовал в ней душу, способную понять его. Волновавшая Тамару мысль о судьбе рабыни была протестом против этой судьбы, и этот бунт ощутил в ней Демон. Именно на такую душу, полную гордыни, и мог наложить свою печать Демон.

Лермонтовский «Демон» был своеобразным итогом в развитии русского романтического жанра. Лермонтовский Демон, как это свойственно любому романтическому персонажу, осуждает феодальное мировоззрение (отражение декабристского движения и атмосферы того времени) и сам мир в частности:
«Где нет ни истинного счастья, Ни долговечной красоты…»
Поэтому в поэме прослеживается призыв к идеальному, но иллюзорному счастью. Само же отношение Демона к действительности Лермонтов высказал в двух строчках:
«И всё, что пред собой он видел, Он презирал иль ненавидел…»
Но Демон помимо абсолютного отрицания (своеобразного раннего нигилизма), попутно отверг и идеалы прекрасного: «… и всё прекрасное хулил»
Всё это привело Демона к внутреннему опустошению, одиночеству и бесперспективности и именно таким герой предстаёт в самом начале поэмы.
Завязка поэмы состоит в том, что Демон, ощутив пленительность Тамары, всем своим существом стремится к ней. Но при этом развязка поэмы довольно трагична – Демон признаёт свои желания абсурдными и проклинает их. И Лермонтов раскрывает причину неудачи Демона – благородный идеал подменён эгоистическим. Демон призывает Тамару покинуть мир людей без сожаления, ставя свои мимолётные мучения превыше людских страданий и, не в силах преодолеть собственный романтический индивидуализм, губит Тамару и навсегда теряет её.
В своём «Демоне» Лермонтов иносказательно показывает изначальную бесперспективность декабристского движения и предлагает иные пути борьбы за свободу, но эта связь Лермонтовского «Демона» и русской действительности того времени из-за условности сюжета не столь ярко видна.

После нескольких неудачных попыток обращения к художественной прозе Герцен написал роман Кто виноват? (1847), повести Доктор Крупов (1847) и Сорока-воровка (1848), в которых своей главной целью считал обличение русского рабства. В отзывах критиков на эти произведения прослеживалась общая тенденция, которую точнее всех определил Белинский: «...главная сила его не в творчестве, не в художественности, а в мысли, глубоко прочувствованной, вполне сознанной и развитой».


Сейчас читают про: