double arrow

ЯВЛЕНИЕ I. Аптекари со ступками и пестиками


Действие первое

Действие происходит в Париже.

Хирурги.

Клистироносцы.

Аптекари со ступками и пестиками.

Арган, бакалавр.

Доктора.

Президент собрания медиков.

Обойщики, танцующие.

В третьем действии

Цыгане и цыганки, поющие и танцующие.

Во втором действии

Полицейские, поющие и танцующие.

Скрипачи.

Старуха.

Полишинель.

В первом действии

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА ИНТЕРМЕДИЙ

Туанетта, служанка.

Г-н де Бонфуа, нотариус.

Г-н Флеран, аптекарь.

Г-н Пургон, врач, лечащий Аргана.

Тома Диафуарус, его сын, влюбленный в Анжелику.

Г-н Диафуарус, врач.

Клеант, молодой человек, влюбленный в Анжелику.

Беральд, брат Аргана.

Луизон, маленькая дочка Аргана, сестра Анжелики.

Анжелика, дочь Аргана, влюбленная в Клеанта.

Белина, вторая жена Аргана.

Арган, мнимый больной.

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

М., ГИХЛ, 1957




Ж.Б. Мольер. Собрание сочинений в двух томах. Т. 2

Перевод Т. Л. Щепкиной-Куперник

Комедия в трех действиях

Арган один.

Арган (сидя за столом, проверяет посредством жетонов счета своего аптекаря). Три и два - пять, и пять - десять, и десять - двадцать; три и два - пять. "Сверх того, двадцать четвертого - легонький клистирчик, подготовительный и мягчительный, чтобы размягчить, увлажнить и освежить утробу вашей милости..." Что мне нравится в моем аптекаре, господине Флеране, так это то, что его счета составлены всегда необыкновенно учтиво: "...утробу вашей милости - тридцать су". Да, господин Флеран, однако недостаточно быть учтивым, надо также быть благоразумным и не драть шкуры с больных. Тридцать су за промывательное! Слуга покорный, я с вами об этом уже говорил, в других счетах вы ставили только двадцать су, а двадцать су на языке аптекарей значит десять су; вот вам десять су. "Сверх того, в означенный день хороший очистительный клистир из наицелебнейшего средства - ревеню, розового меда и прочего, согласно рецепту, чтобы облегчить, промыть и очистить кишечник вашей милости, - тридцать су". С вашего позволения, десять, су. "Сверх того, вечером означенного дня успокоительное и снотворное прохладительное питье из настоя печеночной травы, чтобы заставить вашу милость уснуть, - тридцать пять су". Ну, на это я не жалуюсь, я хорошо спал благодаря этому питью. Десять, пятнадцать, шестнадцать, семнадцать су и шесть денье. "Сверх того, двадцать пятого прием превосходного лекарства, послабляющего и укрепляющего, составленного из кассии, александрийского листа и прочего, согласно предписанию господина Пургена, для прочистки и изгнания желчи у вашей милости - четыре ливра". Вы что, шутите, господин Флеран? Относитесь к больным по-человечески. Господин Пургон вам не предписывал ставить в счет четыре франка. Поставьте три ливра, сделайте милость! Двадцать и тридцать су. "Сверх того, в означенный день болеутоляющее вяжущее питье для успокоения вашей милости - тридцать су". Так, десять и пятнадцать су. "Сверх того, двадцать шестого ветрогонный клистир, чтобы удалить ветры вашей милости, - тридцать су". Десять су, господин Флеран! "Вечером повторение вышеупомянутого клистира - тридцать су". Десять су, господин Флеран! "Сверх того, двадцать седьмого отличное мочегонное, чтобы выгнать дурные соки вашей милости, - три ливра". Так, двадцать и тридцать су; очень рад, что вы стали благоразумны. "Сверх того, двадцать восьмого порция очищенной и подслащенной сыворотки, чтобы успокоить и освежить кровь вашей милости, - двадцать су". Так, десять су! "Сверх того, предохранительное и сердце укрепляющее питье, составленное из двенадцати зернышек безоара, лимонного и гранатового сиропа и прочего, согласно предписанию, - пять ливров". Легче, легче, сделайте милость, господин Флеран: если вы так будете действовать, никто не захочет болеть, довольно с вас и четырех франков; двадцать и сорок су. Три и два - пять, и пять - десять, и десять - двадцать. Шестьдесят три ливра четыре су шесть денье. Таким образом, за этот месяц я принял одно, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь лекарств и сделал одно, два, три, четыре, пять, шесть, семь, восемь, девять, десять, одиннадцать, двенадцать промывательных. А в прошлом месяце было двенадцать лекарств и двадцать промывательных. Не удивительно, что я чувствую себя хуже, чем в прошлом месяце. Надо сказать господину Пургену: пусть примет меры. Эй, уберите все это! (Видя, что никто не приходит и что в комнате нет никого из слуг.) Никого! Сколько ни говори, меня всегда оставляют одного, никакими силами их здесь не удержишь. (Звонит в колокольчик.) Никто не слышит, колокольчик никуда не годится! (Снова звонит.) Никакого толку! (Снова звонит.) Оглохли... Туанетта! (Снова звонит.) Словно бы я и не звонил. Сукина дочь! Мерзавка! (Снова звонит.) С ума можно сойти! (Перестает звонить и кричит.) Динь-динь-динь! Чертова кукла! Разве можно оставлять бедного больного одного? Диньдинь-динь! Вот несчастье-то! Динь-динь-динь! Боже мой! Ведь так и умереть недолго. Динь-динь-динь.











Сейчас читают про: