double arrow

КНИГА ПЕРВАЯ 17 страница


Обиду, нанесённую ему.

Столь привлекательное существо

Умильно заклинало прежний лад

Восстановить, советами помочь!

Адам обезоружен; вскоре гнев

Его остыл; подругу приподняв,

Он с кротким словом обратился к ней'

"– Беспечная! Торопишься опять

В желаньях безрассудных! Понести

Ты хочешь кару общую одна;

Увы! Сперва свою принять изволь;

Во всем объёме Божий гнев стерпеть

Не в силах ты, коль нынче, восприяв

Лишь долю малую, так тяжело

Досадою моей удручена.

О, если бы ходатайства могли

Переменить решенья Божества,

К судилищу, тебя опередив,

Я поспешил бы, громче бы молил

Со мной расправиться и пощадить

Твой легкомысленный и слабый пол,

Мне вверенный и небреженный мной!

Но подымись! Не будем осуждать

Друг друга; мы и так осуждены.

Не лучше ль нам в любви соревноваться:

Как бремя горя нашего верней

Взаимно облегчить; ведь смертный срок,

Нам возвещённый, не наступит вдруг,

Но ежели я правильно сужу,

К нам будет шаг за шагом это зло,

Как вечер угасающего дня,

Неспешно близиться, усилив гнев

Страданий, что достались нам в удел

И нашему несчастному потомству!"

В ответ сказала Ева, ободрясь:

"– Меня печальный опыт научил,

Сколь малую ты цену придаёшь

Моим словам, что оказались впрямь

Оплошными; их затаённый вред

Дальнейшими событьями доказан.

Но как я ни грешна, ты мне опять

Вернул благоволенье и приязнь;

Надеясь и любовь твою вернуть,

Единственную в жизни или смерти

Отраду сердца, – я не утаю

Раздумий, что р смятенной родились

Моей душе и могут облегчить

Страданья наши или их пресечь.

Мучителен, прискорбен этот путь,

Но все же с нашим горем не сравним

И легче на него решиться нам.

Коль мы судьбой грядущей смущены

Потомства, обречённого страдать

И умереть (печально быть виной

Злосчастья племенам от наших чресл,

Произвести на гнусный этот свет

Бездольных отпрысков, которым жить

В скорбях придётся, пищей под конец

Проклятому чудовищу служа),

Ты властен окаянным племенам

Не дать родиться, их не зачинать.

Бездетен ты – останься таковым,

Прожорливую Смерть перехитрив;

Тогда насытить нами лишь двумя

Желудок алчный доведётся ей.

Но ежели жестоким ты сочтёшь

И тяжким, – неразлучно быть со мной,

Любя, общаясь, видясь день за днём,

Воздерживаться от законных прав

Любви, от брачных сладостных объятий,

И безнадёжно подле существа,

Сгорающего от взаимных чувств,

Желаньями томиться, что ничуть

Не меньшие беда и маета,

Чем кары предстоящие, – давай

Покончим разом и освободим

Себя и семя наше ото всех

Грозящих ужасов; отыщем Смерть,

А не найдём – её исполним долг

Руками собственными над собой.

Зачем дрожать от страха и в конце

Стать жертвой Смерти, если к ней пути

В избытке? Мы кратчайший изберём,

Разрушив разрушеньем разрушенье!"

Так высказалась Ева, или речь

Дальнейшая оборвана была

Отчаяньем. Столь пристально она

О Смерти думала, что свежий цвет

Ланит её смертельно побледнел.

Но Евины советы не могли

Поколебать Адама; вознесясь

Гораздо прозорливейшим умом

К надеждам лучшим, он ей возразил:

"– Твоё презренье к жизни и тщете

Утех телесных некие черты

В тебе являют, и они стократ

Достойней, благороднее вещей,

Тобою презираемых. Но мысль

О саморазрушенье перевес

Твой губит; не презрение лежит

В её основе, но тоска и страх

Утраты жизни и усладных благ,

Тобой ценимых. Если ты исход

Желанный в Смерти видишь, возмечтав

Избегнуть приговора, знай, что Бог,

Без спору, наказующую длань

Предусмотрительно вооружил,

И от возмездья нам уйти нельзя

Подобным способом; но я боюсь,

Что Смерть похищенная не спасёт

От присуждённой кары, и Господь,

Прогневясь пуще, Смерть устроит в нас

Ещё при жизни. Нет, изобретём

Решенье лучшее! Сдаётся мне,

Его нашёл я, вспомнив приговор

И тщательно обдумав те слова,

В которых нам предсказано, что Змия

Глава сотрётся семенем Жены.

Ничтожная награда, если здесь

Не мыслится, как я сообразил,

Великий наш противник Сатана,

В обличье Змия обольстивший нас.

Главу его стереть! Вот это месть

Достойная! Но мы её навек

Лишимся, если руки на себя

Наложим иль бездетность изберём,

Как предлагаешь ты; избегнет Враг

Возмездья, присуждённого ему,

А с нас, виновных, взыщется вдвойне.

Итак, не будем больше говорить

О самочинной смерти, о бесплодье

Намеренном, которое надежд

Лишает, нетерпеньем отдаёт,

Враждой, досадой, спесью, мятежом

Противу Бога и Его Суда,

Противу справедливого ярма,

На нас возложенного. Вспомяни,

Сколь милостиво нам Господь внимал

И сколь безгневно, безукорно Он

Судил! Уничтоженья ждали мы

На месте, придавая смысл такой

Понятью Смерти; что ж произошло?

Тебе он муки тягости предрёк

И чадородия, но эта боль

Вознаграждается в счастливый миг,

Когда, ликуя, чрева твоего

Ты узришь плод; а я лишь стороной

Задет проклятьем, – проклята Земля;

Я должен хлеб свой добывать в трудах.

Что за беда! Была бы хуже праздность.

Меня поддержит труд и укрепит.

Господня благость безо всяких просьб

О нас промыслила: чтоб нам вреда

Ни холод, ни жара не нанесли,

Всевышний, недостойных пожалев,

Своею дланью в день Суда одел.

А если мы к Нему прильнём с мольбой,

С вниманьем большим Он отверзнет слух

И сердце к состраданью преклонит.

Он способы премудро преподаст,

Как нам суровость годовых времён

Перенести, укрыться от дождя,

От града, льда и снега; вот уже

Небесный свод на разные лады

Их шлёт на гору нашу; между тем

Порывами сырые ветры веют,

Взметнув зеленокудрую листву

Развесистых деревьев: верный знак,

Что надо отыскать приютный кров

И обрести тепло, дабы согреть

Немеющие члены; и пока

Нас не покинуло на произвол

Ночного холода светило дня,

Лучи его собрав и отразив,

Им в снедь дадим сухое вещество,

Иль воздух попытаемся поджечь

Соудареньем или треньем двух

Предметов, по примеру облаков,

Вступивших в битву, или грудь о грудь,

Порывом ветра сшибленных сейчас

И породивших молнийный огонь,

Что, вкось низринувшись, воспламенил

Сосны и пихты смольную кору,

И это пламя шлёт издалека

Приятное тепло и в силах греть

Не хуже солнца; пользоваться им

И средствами другими, исцелить

Способными или исправить зло,

Что наши прегрешенья навлекли,

О милости молящих, нас Господь

Наставит. Мы, при помощи Творца,

Удобствами такими овладев,

Без страха сможем нашу жизнь прожить,

Пока последний не вкусим покой

И отойдём во прах, – родной наш дом.

Всего же лучше – воротясь опять

К судилищу, благоговейно пасть

Пред Богом, о прощенье умолять,

Покорно исповедуя вину,

И землю изобильно оросив

Слезами, воздух вдохами сердец

Унылых сокрушённо огласить,

В знак непритворности и глубины

Смирения и скорби неизбывной!

Он сжалится над нами, сменит гнев

На милость. Ведь когда, казалось, Он

Негодовал и был особо строг,

Что выражал Его приветный взор,

Как не участье, кротость и любовь?"

Так Пращур, каясь, молвил, и ничуть

Не меньше Ева каялась; потом

Пошли туда, где их Господь судил,

Униженно пред Ним простёрлись ниц,

Покорно исповедали вину

И землю оросили током слез,

Окрестный воздух вздохами сердец

Унылых сокрушённо огласив,

В знак непритворности и глубины

Смирения и скорби неизбывной.

КНИГА ОДИНАДЦАТАЯ

Сын Божий представляет Отцу молитвы кающихся Прародителей и ходатайствует о прегрешивших. Господь принимает ходатайство, однако объявляет, что они не могут долее обитать в Раю, и посылает Архангела Михаила с отрядом Херувимов для удаления Прародителей из Рая но повелевает прежде открыть Адаму события грядущих времён. Сошествие Михаила. Адам указывает Еве на некие зловещие предзнаменования, видит приближающегося Михаила и идёт навстречу. Архангел возвещает о предстоящем выдворении из Рая. Стенания Евы и смиренные просьбы Адама. Архангел возводит Праотца на высокую гору и являет ему в видении все, что произойдёт до потопа.

С покорством покаянная чета,

Склонись, молилась, ибо Благодать,

С Престола милосердия сойдя,

Их осенила, камень из сердец

Исторгла, обновлённую, взамен,

Живую плоть любовно возродив,

Исполненную вздохов несказанных,

Что на крылах молитвы, к Небесам,

Любого красноречия быстрей,

Взлетали; но в супругах обличал

Величественный образ – не убогих

Просящих; нет! – молитва их была

Не менее существеннее той,

С которой Пирра и Девкалион

Предстали пред святилищем Фемиды

Как древнее предание гласит,

Хотя позднейшее, чем наш рассказ,

И с трепетом просили у богов

Потопом истреблённый род людской

Восстановить. Прямой стезёй летя

На Небо, Прародителей мольбы

Завистливыми ветрами с пути

Не отклонялись и, по сторонам

Развеянные, не блуждали втуне,

Но в Эмпирейские вошли Врата;

Заступник величайший облачил

Их фимиамом, что на алтаре

Курился золотом; они взвились

К престолу Вседержителя, и– Сын

Представил их, возвеселясь, Отцу,

За грешников ходатайствуя так:

"– Воззри, Отец! Вот первые плоды

Земные, милосердием Твоим

Взращённые, воспринятым людьми!

Молитвы эти, вздохи – в золотом

Кадиле, с фимиамом заодно,

Я, Твой Первосвященник, приношу,

Плоды, что от семян произошли,

Которые Ты в сердце заронил

Адама сокрушённое; они

Намного сладостней плодов любых,

В Эдеме зреющих на древесах,

Возделанных Адамом, до того,

Как он попрал запрет. Склони Твой слух

К мольбам и воздыханиям внемли

Безмолвным! Неискусен Человек

В молитвословиях, но Мне дозволь

Их толковать; ведь Я его Ходатай,

Умилостивление за грехи,

Все добрые, недобрые дела,

Им совершённые, Мне одному

Вмени; значеньем собственных заслуг,

Я первые – возвышу, искупит

Вторые – смерть Моя. Прими, Отец,

Меня и, заодно со Мной, прими

Душистый фимиам его молитв.

О примиренье! Пусть он проживёт,

Прощённый, дней положенных число.

Хотя и грустных, до тех пор, когда

Осуществится смертный приговор,

Который отменить Я не прошу,

Но облегчить, – и смерть его к другой,

Гораздо лучшей жизни воскресит,

Где, Мною искупленные, вовек

Пребудут в ликованье и блаженстве,

Единое со Мной образовав,

Как составляю Я с Тобой одно!"

Отец безоблачный и светлый рек:

"– Твоё заступничество за людей

Приемлю, ибо Мной предрешено.

Однако людям дольше жить в Раю

Закон, предписанный Природе Мной,

Не дозволяет. Чистый мир стихий

Бессмертных, чуждый грубым веществам,

Нестройным смесям, сочетанью скверн,

Теперь извергнет повреждённых прочь,

Извергнет, словно грубую болезнь,

В такой же грубый воздух, где во снедь

Дана им пища бренная, дабы

Их к разрушению расположить,

К распаду, под воздействием греха,

Что все сгубил, нетленное растлив.

Два дара Человеку Я вручил,

Создав его, – блаженство и бессмертье.

Безумно он утратил первый дар,

Затем увековечил бы второй

Его беду, когда бы Смерть к нему

Я не привёл и повелел ей стать

Последним исцеленьем от невзгод;

И после жизни, полнотой мытарств

Испытан, благочестьем убелён

И подвигами веры, ото сна

Могильного внезапно пробудясь,

В День воскресенья мёртвых из гробов,

Для новой жизни, возвратится вновь

Он, с новым небом, новою Землёй,

Со всеми праведными – к Божеству.

Но созовём синод Блаженных; пусть

От Эмпирейских дальних рубежей

Обширных явятся; не утаю

От них Мой приговор. Им довелось

Узреть, как Я недавно покарал

Виновных Духов; да узнают ныне

Судьбу, которую определил

Для Человечества, и хоть верны

Неколебимо, – крепче утвердят

Приверженность надёжную свою".

Он смолк, и Сын великий подал знак

Блистательному стражу, что стоял

Невдалеке; страж вострубил в трубу,

Быть может, в ту, взывавшую поздней,

При нисхожденье Бога на Хорив;

Её, быть может, некогда услышат,

Гремящую в День Страшного Суда.

Трубленье Ангельское разнеслось

По всем краям Небесным; отовсюду

Из амарантовых, счастливых кущ,

От берегов ручьёв живой воды,

Где Дети Света, в радостном кругу,

Общались меж собой, – они спешат

На Царский зов, занять свои места;

С Престола высочайшего Господь

Веленье всемогущее изрёк:

"– Сыны Мои! Вот, как один из нас

Отныне стал Адам; вкусил он плод

Запретный и Добро и Зло познал.

Пускай гордится веденьем Добра

Утраченного, разуменьем Зла

Приобретённого; но был бы он

Счастливей, если б знал Добро одно,

А Зла не ведал вовсе. Он весьма

Скорбит, раскаиваясь и моля

Прощенья: это Мною внушено,

Однако, предоставленный себе,

Он суетен и шаток; посему,

Дабы он к Древу Жизни не простёр

Длань дерзновенную и не вкусил,

Чтоб стать бессмертным, даже не мечтал

О вечной жизни, изгоню его

Из Рая, для возделанья земли,

Откуда взят, – воистину, приют

Ему гораздо свойственней теперь!

Сверши Моё веленье, Михаил!

Из Херувимов избери бойцов

Пылающих, дабы коварный Враг,

В поддержку Человеку иль стремясь

Эдем присвоить праздный, новой смуты

Коварной бы не произвёл; спеши

И беспощадно грешную чету

Из Рая выдвори; запрещено

Топтать святое место нечестивцам,

Им возвести, что изгнаны они

Со всем своим потомством навсегда,

Но грозно приговор не объявляй

Суровый, чтоб их вовсе не сразить;

Я вижу, как, смягчась, они вину

Оплакивают. Ежели приказ

Покорно примут Мой – не откажи

Им в утешенье, поучи, наставь,

Открой Адаму – что произойдёт

В грядущем, как тебя Я вразумлю,

Упомяни завет Мой о грядущем

Восстановленье в семени Жены

И горемычных с миром изведи.

С восточной стороны, где доступ в Рай

Всего удобней, – учреди посты

Из Херувимов, пламенем меча

Широковеющим, Мой сад укрой,

Пускай страшит оно издалека

Всех приближающихся и замкнёт

Дороги к Древу Жизни, чтобы Рай

Не обратили Духи Зла в притон,

Моими Древесами завладев,

И с помощью похищенных плодов

Не соблазнили б сызнова людей".

Он смолк. Архангел вмиг пустился в путь,

С ним Херувимов блещущая рать,

И каждый Херувим – четверолик,

Как Янус двоекратный; все бойцы

Многоочиты; их тела везде

Усеяны глазами без числа

И недреманней Аргусовых глаз;

Аркадская бы флейта усыпить

Их не могла бы – сельская свирель

Гермеса, ни его снотворный жезл.

Тем часом Левкотея, пробудись,

Приветствовала мир священным светом

И землю бальзамической росой

Кропила вновь; Адам прервал тогда

Молитву, и Праматерь прервала,

И оба снова силы обрели,

Ниспосланные свыше, – некий луч

Надежды, что в отчаянье самом

Блеснул утешно, радость пополам

Со страхом. В разногласье этих чувств,

Адам, с бывалой милостью, к жене

Склонился и такую начал речь:

"– Я верю, Ева, что обилье благ,

Доступных нам, ниспослано с Небес.

Не верится, чтобы от нас могло

Подняться к Небу нечто, повлияв

На мысли Всеблаженного Творца,

И волю преклонить Его; меж тем

Молитва тёплая, короткий вздох

Людского сердца – могут вмиг достичь

Престола Миродержца. С той поры,

Как Бога оскорблённого смягчить

Мольбой решил я, на колена пал

И сердце сокрушённое отверз,

Мне кажется – Он милосердно слух

Склонил и кротко внял. В моей душе

Мир воцарился вновь, и я обет

Всевышнего внезапно вспомянул,

Что семя некогда твоё сотрёт

Главу Врага; об этом, устрашённый,

Забыл я, но отныне убеждён,

Что горечь смерти миновала нас

И мы пребудем живы, не умрём.

Возрадуйся же, истинная мать

Людского рода, мать живых существ!

Жив Человек тобою, и живёт

Для Человека всяческая тварь".

Но Ева грустно молвила в ответ:

"– Достойна ль я, виновная, носить

Такое имя? Должная во всем

Тебе помощничать, я приспешила

Твою погибель; подобают мне

Упрёки, недоверие, позор.

Но мой Судья безмерно милосерд,

Я первая преступно прийела

На Землю Смерть, а Он меня вознёс

И благодатно удостоил стать

Истоком первым жизни; также ты

Весьма великим званьем наделил.

Хоть по заслугам зваться я должка

Совсем иначе. Нас, однако, ждёт

Работа в поле. Нам в поту лица

Теперь трудиться ведено, хотя

Ночь напролёт не спали мы. Гляди!

О наших треволненьях не печась,

Заря, как прежде, розовой тропой

С улыбкой шествует, и мы пойдём!

Теперь я от тебя не отдалюсь

Вовеки, где б ни ждал урочный труд,

Отныне – целодневный, но доколь

Мы обитаем здесь, – что отягчить

Способно столь приятные прогулки?

Пускай мы пали, будем жить в Раю,

Довольны тем, что обитаем здесь".

Так чаянья Праматерь излила

В смирении глубоком, но Судьба

Иное уготовала. Сперва

Природа знаменья дала, явив

На воздухе, на птицах, на зверях.

Недолгий, розовый рассвет померк,

И в воздухе, что сразу потемнел,

Юпитерова птица, с вышины

Парящего полёта своего,

На двух пернатых дивной красоты

Ударила и ринулась вдогон;

И первый ловчий, царь лесов, с холма

Крутого устремился за оленем

И ланью – нежною четой лесной,

Прелестнейшей; спасения ища

От хищника, они бежали прочь,

К Вратам восточным Рая, и, следя

Глазами за оленями и львом,

Встревоженный Адам сказал жене:

"– О Eвa! Измененья нам грозят!

Немые Небо знаки подаёт,

Вещая о намереньях своих,

Не то остерегая от надежд

На упраздненье кары, ибо смерть

На малое число коротких дней

Отсрочена. Как дальше будем жить

И долго ли – кто знает? Лишь одно

Известно: прах – мы оба, и во прах

Вернёмся, и не станет вовсе нас.

Зачем иначе этот знак двойной

Погони в воздухе и на земле,

Все в том же направленье, на Восток?

Зачем Восток до полдня потемнел,

А Запад – ярче утренней зари,

И облако слепящей белизны

С лазоревых снижается высот?

Небесное укрыто нечто в нем!"

Он не ошибся. В облаке отряд

Посланцев Божьих с яшмовых Небес

Спустился, на холме расположась.

Величественный вид, – когда б не страх

Телесный, не сомненье в этот миг

Не замутили Праотцу глаза.

Не величавей ангельским полком

Иаков был в Маханаиме встречен,

Где в поле он увидел ратный стан

И лучезарных стражей у шатров;

С блистанием не большим, на горе

Пылающей, огнистые войска

Возникли в Дофаиме, оным днём,

Когда Сирийский царь, чтоб завладеть

Единым человеком, как злодей

Напал, без объявления войны,

На город весь. Державный Иерарх,

Оставив на холме блестящий строй

Воителей, велел им Сад занять,

А сам пошёл туда, где Пращур наш

Скрывался. Посетителя узрев

Великого, Адам проговорил:

"– Известий важных, Ева, ожидай;

Возможно, мы узнаем о судьбе

Грядущей нашей либо нам закон

Предпишут новый. Вижу, вдалеке,

Из облака сияющего, холм

Окутавшего, некий муж возник,

Осанкой – Небожитель, и притом

Не из простых, а наивысший чин,

Господство иль Престол, так величав

Идущий. Не пугает он ничуть,

Но не пленяет кротостью лица

Приветливой, которой Рафаил

Вселял доверье. Этот слишком строг

И царственен. Дабы не оскорбить

Его торжественности, я приму

С почтеньем гостя; ты же – удались".

Он смолк. Архангел вскоре подошёл;

Он Эмпирейский образ изменил

И, чтобы с Человеком говорить,

Облёкся в человеческий наряд.

Поверх его сверкающей брони

Свободно развевался рдяный плащ

Военный, но цветистей во сто крат,

Чем пурпур Мелибеи или Сарры,

Которым облекались в старину

Герои и цари, когда вели

Переговоры мирные; сама

Окрасила Ирида ткань плаща.

С откинутым забралом звёздный шлем

Являл прекрасный, мужественный лик

Архангела, как бы его черты

Недавние приметы юных лет

Утратили; висел огромный меч,

Гроза погибельная Сатаны,

На поясе, подобном зодиаку

Блистательному, при бедре; копьё

В его руке. Адам простёрся ниц,

Но Дух, по царски, не склонив главы,

О цели посещенья молвил так:

"– Небесным приговорам не нужны

Вступления. Услышаны мольбы

Твои чистосердечные и Смерть,

Чьей жертвою ты присуждён был стать

В день прегрешенья твоего, теперь

Надолго без добычи. Много дней

Даровано тебе, дабы ты мог,

Раскаявшись, посредством добрых дел

Исправить зло; тогда Господь, смягчась,

Тебя, возможно, искупит совсем

От алчной пасти Смерти, но в Раю

Не дозволяет дольше обитать.

Тебя я прибыл выдворить, чтоб землю

Ты стал возделывать, откуда взят.

Она гораздо свойственней тебе!"

Умолк Архангел, ибо эта весть

Адама поразила; он застыл,

Окаменев от скорби ледяной,

Но выдал Евы исступлённый вопль

Её убежище в густых кустах:

"– О, бедствие нежданное, грозней,

Жесточе Смерти! Как покину Рай,

Как Рай утрачу, родину мою,

Вас, уголки тенистые и рощи

Блаженные, достойные богов,

Где я мечтала мирно провести,

Хотя и грустно, отведённый срок,

До смерти, неминуемой для нас?

Вы, райские цветы! В иных краях

Нигде вы не растёте, только здесь!

Я холила вас первых, на заре,

Последних навещала ввечеру

И почки ваши бережной рукой

Лелеяла, давала имена!

Кто вас любовно к Солнцу обратит,

Кто по родам распределит, польёт

Живой водой амврозийных ручьёв?

Ты, куща брачная! Всем, что отрадно

Ласкает обоняние и взор,

Тебя я украшала! Как могу

С тобою разлучиться и бродить

В угрюмом, полном дикости и тьмы,

Гораздо низшем мире? Как же мы,

Вкушавшие бессмертные плоды,

Нечистым будем воздухом дышать?"

Прервал Архангел кротко Евин плач:

"– Не сетуй и с терпеньем покорись

Утрате справедливой! Чересчур

Не прилепляйся всей душой к вещам,

Которыми не вправе обладать.

Уйдёшь ты не одна, с тобою – муж;

Ступай за ним, и где б он ни избрал

Пристанище, твоя отчизна – там!"

От скорби ледяной в себя придя,

Адам скрепился и обрёл слова,

Смиренно к Михаилу обратясь:

"– Небесный! Ты, наверно, из числа

Престолов иль, возможно, их Глава.

Князь над князьями, с кроткой добротой,

Ты страшное известье сообщил;

Сурово сообщённое, оно

Безмерную бы причинило боль,

А исполненье бы могло убить,

Столь много нам, бессильным, доведётся

Перенести отчаянья, тоски

И горя, ибо мы принуждены

Покинуть благодатные места,

Счастливую обитель, дивный Сад,

Единую утеху наших глаз!

Нам прочие покажутся края

Пустыней нелюдимой и чужой,

Враждебной нам, безвестным чужакам,

Когда б я, неотвязчиво молясь,

Надеялся веленья изменить

Того, Кто может все, – я день и ночь

Вопил бы, но беспомощны мольбы

Пред непреложной волей Божества,

Как против ветра дуновенье уст,

Что возвращается опять в уста

И удушает дерзкого. Итак,

Я покоряюсь Высочайшей воле;

Но горше, чем изгнаньем, удручён

Я тем, что. Рай покинув, удалюсь

От Лика Божьего и навсегда

Лишусь блаженства Бога лицезреть.

Благоговейно посещал бы здесь

Я те места, которые Творец

Святым Своим присутствием почтил;

Сынам повествовал бы: "– На горе,

Вот этой, мне являлся Царь Небес,

Под этим деревом стоял Господь,

Средь этих сосен я Ему внимал,

У этого источника с Творцом

Беседовал!" Я всюду бы воздвиг

Из дёрна жертвенники, алтари

И, камни яркие в ручьях собрав,

На поминанье будущим векам

Сложил бы грудами, дабы цветы,

Плоды и ароматную смолу

Миродержавцу в жертву приносить.

Где в мире низменном я отыщу

Явленье Всемогущего, следы

Его священных стоп? Хоть я бежал

От гнева Божьего, но снова Он

Призвал распаянного, и продлил

Мне жизнь, и семя обещал моё

Умножить; я, утешенный, готов

Хотя бы слабый отсвет созерцать

Господней славы и к Его стопам

Моленья воссылать издалека!"

Приветно глядя, молвил Михаил:

"– Ты ведаешь – Творцу принадлежат

Земля и Небо, – не один утёс

Эдемский этот! Сушу, и моря,

И воздух вездесущностью своей

Он наполняет и любую тварь

Могучей силой действенной живит,

Питает, согревает. Он во власть

Всю Землю дал тебе, – не малый дар;

Так не считай, что ограничил Бог

Эдемским или Райским рубежом

Своё присутствие. Здесь, может быть,

Располагался бы твой главный стан,

Отсюда поколенья сыновей

Твоих бы разошлись и вновь сюда

Стекались бы со всех концов Земли,

На поклоненье Праотцу людей

Великому. Но ты свои права

Высокие утратил; на равнину

Ты будешь низведён, чтоб наравне

С твоими сыновьями обитать.

Откинь сомненья; в долах и полях,

Равно как здесь, присутствует Господь.

Его благие знаменья везде

Ты встретишь, милостиво осенён

Отеческой любовью, и во всем

Увидишь образ Божий и следы

Священного присутствия Творца.

Дабы ты веру эту укрепил

До твоего исхода в нижний мир,

Твою судьбу и твоего потомства

Тебе открыть я послан. Будь готов

Узнать о добрых и дурных делах,

О благости Всевышнего в борьбе

С людской греховностью и научись

Терпенью истинному; умеряй

Веселье – страхом набожным, слезой

Печали благочестной и сноси

Равно преуспеяньеи беду

Умеренно. Так жизнь ты проведёшь

Наиспокойней, смертный переход

Свершить готовясь в надлежащий час.

Взойди на этот холм. Пусть Ева снит,

Пока грядущее ты узришь въявь.

Я очи ей сомкнул; ты пребывал

В таком же сне, когда она была

Из твоего ребра сотворена".

Признательно Адам сказал в ответ:

"– Иди, я за тобой, надёжный Вождь,

Последую; карающей Руке

Всевышнего покорно подчинюсь

И грудью встречу будущее зло,

Для одоления вооружась

Терпением, и отдых заслужу

Трудом прилежным, ежели покой

Возможно обрести подобной жизнью".

Они в виденьях Божьих поднялись

На гору, высочайшую в Раю;

С вершины этой открывался вид

Земного полушария и взор

До самых дальних проникал границ.

Её не превышала вышиной,

Обширней вида не могла открыть

Гора, куда Врагом второй Адам

Был по иной причине вознесён,

В пустыне, для того, чтоб он узрел

Земные царства и всю славу их.

Оттуда Пращур взглядом охватил

Простор, где возвышались города


Сейчас читают про: