double arrow

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ 2 страница


Рэха

Ах,

Отец, отец! Уж больше вашу Рэху

Одну не оставляйте вы надолго!

Ведь он куда-нибудь мог и уехать,

Не правда ли?

Натан

Ступайте! Да, конечно.

Я вижу, там какой-то мусульманин

Моих верблюдов хочет разглядеть

И груз на них. Знаком ли вам он?

Дайя

А!

Да это - ваш дервиш.

Натан

Кто?

Дайя

Ваш дервиш,

Товарищ шахматный.

Натан

Как? Аль-Гафи?

Дайя

Теперь султанский казначей.

Натан

Кто? Аль-Гафи?

Не грезишь ли ты снова?.. Верно, он!

Он самый! Он идет сюда - скорее,

Скорей уйдите! Что-то я услышу!

Явление третье

Натан и Дервиш.

Дервиш

Во все глаза смотрите! Шире, шире!

Натан

Да это ты? Ты или нет? Дервиш

В таком великолепии!

Дервиш

Ну да.

Чему же вы дивитесь? Что ж - дервиш

Совсем уж бесполезное созданье?

Натан

Ну нет, конечно!.. Только мне казалось,

Что истинный дервиш, призванью верный,

На службу не пойдет.

Дервиш

Пророк свидетель!

Быть может, я не истинный дервиш,

Но если вышло так, что я обязан...

Натан

Обязан? Кто? Дервиш обязан? Значит,

Он может быть обязан и к тому,

К чему никто обязан быть не может?

Что ж он обязан сделать?

Дервиш




Сделать то,

О чем его с открытым сердцем просят

И в чем добро он видит.

Натан

Бог свидетель!

Твои слова - святая правда. Дай

Обнять тебя. Ведь мы друзья все так же?

Дервиш

Спросили бы сперва, чем стал я ныне.

Натан

Да чем бы ты ни стал!

Дервиш

А если вдруг

Такою стал особой в государстве,

Что знаться вы со мной не захотите?

Натан

Куда ни шло - когда дервиш ты сердцем!

Ведь должность - только платье на тебе.

Дервиш

Почет-то ведь и платье любит! Ну-ка,

Ответьте мне: чем сделали б меня

Вы при своем дворе?

Натан

Не чем иным,

Как дервишем. Да заодно уж разве

И поваром.

Дервиш

Благодарю покорно!

Чтоб все свое искусство позабыть?

Я - поваром! Слугой - еще скажите.

Нет, Саладин меня вернее ценит:

Я - казначей султана.

Натан

Ты? Султана?

Дервиш

Не главный! Нет! Большою-то казной

Попрежнему его родитель правит;

А у меня домашняя казна.

Натан

Что ж, дом его велик.

Дервиш

И даже больше,

Чем вы предполагаете, считая

При доме всех иерусалимских нищих.

Натан

Но Саладин так ненавидит нищих...

Дервиш

Что их стереть с лица земли решился,

Хотя бы через это обнищать

И самому пришлось.

Натан

Хвала султану!

Я сам того же мнения.

Дервиш

Признаться,

Уж и теперь он нищий. Всякий вечер,

Лишь солнышко к закату, от казны

Намека на казну не остается.

С утра - прилив, чуть не потоп, а в полдень

Сошло на нет.

Натан

Такие есть протоки,

Что ни наполнить их, ни запрудить

Нельзя, как ни старайся.

Дервиш

Точка в точку

Попали вы!

Натан

Я это испытал!

Дервиш

Нехорошо, когда властитель - коршун



Средь падали; когда же сам он падаль

Меж коршунов - совсем уж дело дрянь.

Натан

Ну нет, дервиш!

Дервиш

Легко вам говорить!

Ну, сколько отступного? Место - ваше.

Натан

А что тебе оно приносит?

Дервиш

Мне?

Безделицу. Но вам была бы жатва!

Чуть-чуть у нас в казне отлив обычный

Сейчас же вы свои откройте шлюзы

И впустите водицы; за услугу ж

Возьмете рост какой угодно.

Натан

Так.

А после рост на рост от роста?

Дервиш

Верно!

Натан

И будет капитал в одних процентах?

Дервиш

Не по сердцу вам это? Значит, надо

Разводную писать и нашей дружбе!

По правде говоря, на вас я сильно

Рассчитывал.

Натан

По правде? В чем же? В чем?

Дервиш

Да в том, что вы поможете мне с честью

Служебный долг исполнить; что найду

Я ваш сундук во всякий час открытым.

Ни-ни?

Натан

Постой! Поговорим же толком.

Здесь разница большая. Ты? Еще бы!

Для дервиша, для Аль-Гафи всегда,

Что в силах, сделаю; но ради Аль-Гафи,

Чиновника султана Саладина,

Который... для которого...

Дервиш

Довольно!

Добры вы точно так же, как умны,

И так же точно вы умны, как мудры:

Я угадал. Терпение, однако!

Пусть два Гафи во мне сидят, но скоро



Опять один останется. Вот эту

Почетную одежду мне султан

Пожаловал. Еще не полиняет,

В лохмотья не износится, не станет

Для дервиша пригодною она,

Как будет уж висеть в Иерусалиме

На гвоздике, а я брожу у Ганга

Босой, полуодетый - по песку

Горячему с наставниками вместе.

Натан

Пожалуй, ты меня не удивил бы.

Дервиш

И в шахматы опять играю с ними.

Натан

Да, в этом счастье высшее твое!

Дервиш

И что меня, подумайте, прельстило!

Что больше уж не нужно побираться

Мне самому? Что в богача играть

Могу я перед нищими? Что стоит

Мне захотеть - и богатейший нищий

Стал бедным богачом в одно мгновенье?

Натан

На это не пошел бы ты.

Дервиш

Пошел

На худшее. Впервые сладость лести

Изведал я: польстил мне Саладин

Своим добросердечным заблужденьем.

Натан

Да суть-то в чем?

Дервиш

Лишь нищему известно,

Что значит нищим быть; лишь нищий может

Распределять разумно подаянья.

Твой, говорит, предшественник уж слишком

Был холоден и черств. Давал всегда

Без милости широкой; так упорно

Всех бедняков допросами пытал;

Доподлинно узнав, кто в чем нуждался,

Выведывал у каждого причину

Его нужды, чтоб дать потом в обрез

Подачку скудную. Но Аль-Гафи

Иначе будет действовать! Уж он-то

Таким нещедро-щедрым Саладина

Не выставит! Уж он-то не походит

На трубы засоренные, в которых

Спокойная и чистая струя

Становится какой-то мутной пеной.

И мыслит он и чувствует - как я!"

Так нежно пела дудка птицелова,

Пока снегирь в силке не очутился.

Вот вам бахвал, связавшийся с бахвалом!

Натан

Потише, друг! Дервиш, потише!

Дервиш

Э!

Ну, разве не бахвальство - сотни тысяч

Давить и грабить, мучить я душить,

И другом человечества являться

Для нескольких десятков? Не бахвальство

Тягаться в милосердии с предвечным,

Щедроты изливающим свои

Равно на добрых и на злых, на нивы

И на пустыни, в солнце и в дожде,

Тягаться, не имея полной благ

Руки всевышнего? И не бахвальство...

Натан

Довольно! Перестань!

Дервиш

Позвольте мне

В своем еще бахвальстве повиниться!

Что ж, не бахвальство разве - находить

Хорошее в заведомом бахвальстве

И, этому хорошему поддавшись,

В бахвальство самому втянуться? А?

Что скажете?

Натан

Скорей бы, Аль-Гафи,

В пустыню ты ушел! Боюсь я очень,

Что меж людей разучишься ты вовсе

И человеком быть.

Дервиш

И я боюсь.

Прощайте!

Натан

Как? Так скоро? Погоди же!

Иль убежит твоя пустыня? Стой!..

Не слушает!.. Эй, Аль-Гафи! Вернись же!

Вернись!.. - И след простыл; а я еще

Порасспросить хотел его о нашем

Храмовнике. Его он, верно, знает.

Явление четвертое

Дайя (поспешно входит), Натан.

Дайя

Натан! Натан!

Натан

Ну, что еще?

Дайя

Явился!

Опять явился!

Натан

Кто?

Дайя

Он! Он!

Натан

Он! Он!

Их мало ли является повсюду!

Ах, я забыл: ведь он у вас один.

Нехорошо! Будь это ангел даже

И то нехорошо!

Дайя

Взад и вперед

Под пальмами попрежнему он бродит

Да финики по временам срывает.

Натан

И ест их, как храмовник?

Дайя

Да не смейтесь!

Она своими жадными очами

Сквозь чащу пальм его тотчас узнала

И не теряет из виду теперь.

И вот она вас просит, заклинает:

Пойдите вы к нему! Скорей пойдите!

Туда ли он направится, обратно ль,

Она укажет из окна. Скорей же!

Натан

Едва успел с верблюда я сойти?

Пристойно ли! - Ступай сама скорей,

Предупреди его, что я вернулся.

Как честный человек, не захотел он

Войти в мой дом в отсутствие мое;

Когда же сам отец его попросит,

Он явится охотно, вот увидишь.

Ступай, скажи, что я его прошу,

Сердечно я прошу его...

Дайя

Напрасно!

К вам не пойдет он - говоря короче,

Он не пойдет к еврею.

Натан

Так ступай же

И задержи его по крайней мере;

Следи за ним. Ступай, я не замедлю.

Натан поспешно входит в дом. Дайя уходит.

Явление пятое

Сцена представляет площадь с пальмами, под которыми

Храмовник ходит взад и вперед. Послушник следует

за ним на некотором расстоянии, держась в стороне,

но, видимо, желая заговорить.

Храмовник

Следит за мной недаром этот малый!

Все на руки косится!.. - Добрый брат...

Иль, может быть, отец?

Послушник

Нет, только брат.

Я послушник - и ваш слуга покорный.

Храмовник

Будь у меня хоть что-нибудь! Ей-богу,

Нет ничего! Ей-богу, нет!

Послушник

И все же

Сердечную примите благодарность!

За доброе желанье да воздаст

Господь сторицей вам. Не тот податель,

Кто подает, а кто подать желает.

Но вовсе не за милостыней, впрочем,

Я прислан к вам.

Храмовник

За тем ли, за другим ли,

Но прислан все ж.

Послушник

Да, из монастыря.

Храмовник

Куда сейчас я заходил в надежде

Найти за братской трапезой местечко?

Послушник

Столы все были заняты как раз;

Не будет ли угодно господину

Пожаловать теперь?

Храмовник

К чему? Я мяса

Давно уже не ел; но мне поститься

Не привыкать. Вот финики созрели.

Послушник

Ах, фиников остерегаться надо:

От них, при невоздержности, всегда

И селезенка пухнет и в унынье

Впадает человек.

Храмовник

Да, может быть,

Мне нравится унынье? Но надеюсь,

Вас не затем прислали, чтоб меня

Предостеречь от фиников?

Послушник

О нет!

Изведать вас и раскусить я должен.

Храмовник

И мне же, мне вы это говорите?

Послушник

Так что ж?

Храмовник

(Лукавый брат!) А много ль в вашей

Обители таких, как вы?

Послушник

Не знаю.

Я знаю лишь свой долг - повиноваться.

Храмовник

Притом еще - не мудрствуя; я вижу,

Вы так и поступаете?

Послушник

Иначе

Где было бы тогда повиновенье?

Храмовник

(Святая простота!) А кто желает

Узнать меня поближе? Что не вы

Поклясться я готов.

Послушник

Какое право

Имею я? Какая мне нужда?

Храмовник

Кому ж нужда? И кто имеет право?

Послушник

Наверно, патриарх: я потому

Так думаю, что им-то я и послан.

Храмовник

Как? Патриарх? Кому ж известно лучше,

Что значат белый плащ и красный крест!

Послушник

Известно то и мне.

Храмовник

Ну? Так чего ж вам?

Храмовник я, взят в плен. Могу прибавить:

Взят в плен в бою при крепости Тебнин,

Которою мы овладеть пытались

В исходе перемирия, желая

Скорей себе к Сидону путь очистить.

Могу еще прибавить: взято в плен

Нас двадцать человек, но я один

Помилован султаном. Так да будет

Известно патриарху; это все,

Что нужно знать ему, и даже больше.

Послушник

Едва ли больше, чем ему известно.

Хотелось бы узнать ему еще,

Что за причина милости султана

К вам одному?

Храмовник

А я-то разве знаю!

Уж на коленях на своем плаще

Я с обнаженной шеей ждал удара;

Вдруг Саладин меня пронзает взглядом,

Спешит ко мне и знак дает рукой...

Я на ногах; я без оков; хочу

Благодарить его, он тронут, он

В слезах: молчит - и я молчу; уходит

Я остаюсь. Вот что со мной случилось.

Но почему и как случилось это

Пусть патриарх отгадывает сам.

Послушник

Пришел он к выводу, что для великих,

Великих дел вас сохранил всевышний.

Храмовник

Еще бы не великих! Из огня

Спасти еврейку, да водить к Синаю

Охочих богомольцев, и тому

Подобное.

Послушник

Все будет, подождите!

Хотя и то, что сделано, недурно,

Но, может быть, для вас у патриарха

Куда важней дела найдутся.

Храмовник

Да?

Вы думаете, брат? Он, без сомненья,

Вам намекнул?

Послушник

Конечно! Но сначала

Исследовать я должен господина:

Что он за человек.

Храмовник

Что ж, я готов

Исследуйте меня! (Прелюбопытно,

Как будет он исследовать!) Ну, что же?

Послушник

Чтоб времени не тратить, я уж прямо

Открою вам желанье патриарха.

Храмовник

Вот и прекрасно!

Послушник

Через господина

Он письмецо желал бы передать.

Храмовник

Через меня? Я не гонец. Так это

И есть оно, то дело, что гораздо

Славней, чем из огня спасти еврейку?

Оно и есть?

Послушник

Должно быть. Патриарх

Сказал, что в этом письмеце большое

Для мира христианского значенье.

Кто, говорит, его доставит, тот

На небесах от господа стяжает

Особенный венец. И, говорит,

Никто того венца так не достоин,

Как мой почтенный господин.

Храмовник

Как я?

Послушник

Он, говорит, гуляет здесь на воле;

Все высмотреть он может; понимает,

Как приступом берутся города,

Как защищать их надо; он, всех лучше

Определит и слабые места

Второй стены, воздвигнутой султаном

Для внутренней защиты, и о том

Борцам за веру принесет известье.

Храмовник

Ведь я всего не знаю, добрый брат,

Что в том письме содержится.

Послушник

Мне тоже

Не очень то известно. К королю

Филиппу письмецо - вот что я знаю.

Наш патриарх... Я часто удивляюсь,

Как может он, при святости такой,

Живя одним небесным, - как он может

Вникать в тончайшие дела земные!

Должно быть, нелегко ему.

Храмовник

Так что же

Ваш патриарх?

Послушник

Подробно, точно знает

Военные расчеты Саладина,

И силу войск, и их расположенье

Все знает.

Храмовник

Знает?

Послушник

Да, и королю

Филиппу сообщить все это хочет,

Чтоб тот сумел и взвесить и обдумать,

Большая ли грозит ему опасность

И нужно ли во что бы то ни стало

Продолжить перемирие, с которым

Так мужественно орден ваш решил

Покончить.

Храмовник

Ну и патриарх!.. Итак,

Любезному и доблестному мужу

Не как простой гонец угоден я,

А как лазутчик?.. Я прошу вас, брат,

Скажите патриарху, что, насколько

Вам удалось исследовать меня,

Я не гожусь для этого. Я пленник

И пленником себя держать обязан;

Да и храмовник я: мой долг - сражаться,

А не служить в лазутчиках.

Послушник

Я сам

Так полагал! И не вменю, конечно,

В обиду это господину. Все же

Есть у меня для вас получше нечто:

Наш патриарх успел еще проведать,

Что в крепости какой-то на Ливане

Отец предусмотрительный султана

Хранит его несметную казну

Для содержанья войска и для прочих

Военных нужд. По временам туда

Приходит Саладин, и в эту крепость

Он пробирается окольною тропинкой,

Почти не охраняемый... Понятно?

Храмовник

Пока - ничуть!

Послушник

Чего бы легче было

Напасть тогда врасплох на Саладина

И там его прикончить? Страшно вам?

О, есть уже охотники на это

Благочестивых двое маронитов.

Нашелся б только храбрый человек,

Который бы повел их за собою.

Храмовник

И этим человеком патриарх

Избрал меня?

Послушник

И по его расчетам

Король Филипп окажет в этом деле

Вам помощь из Птолемаиды.

Храмовник

Мне?

Мне, брат мой? Мне? Не слышали вы разве,

Не слышали, - я спрашиваю вас,

Чем Саладину я обязан?

Послушник

Слышал.

Храмовник

И все-таки?

Послушник

По мненью патриарха,

Все это хорошо; но бог и орден...

Храмовник

Не изменяют ничего! На гнусность

Благословенья не дают!

Послушник

То правда,

Однако же, по мненью патриарха,

Что гнусно может быть перед людьми,

То может быть не гнусно перед богом.

Храмовник

У Саладина жизнь отнять, когда

Я сам ему обязан жизнью?

Послушник

Гнусно!

Но Саладин - враг христианства: значит,

По мненью патриарха, он не смеет

Рассчитывать на вашу дружбу.

Храмовник

Дружбу?

Я не хочу лишь негодяем стать,

Неблагодарным негодяем!

Послушник

Верно!

Но мы от благодарности свободны,

По мненью патриарха, - и пред богом

И пред людьми свободны, - если нам

Не ради нас оказана услуга.

А так как все толкуют, будто вы

Лишь потому пощажены султаном,

Что облик ваш ему напомнил брата,

То, стало быть, по мненью патриарха...

Храмовник

И это знает патриарх? И все же?..

Ах! Если б знать наверно! Саладин!

Пускай одной моей черте природа

Мне сходство с братом придала твоим,

И той черте не будет отголоска

В моей душе? А если, хоть и робко,

Он прозвучит, - в угоду патриарху

Я должен заглушить его? Природа,

Не можешь так ты лгать! Противоречить

Не может бог себе в своих созданьях!

Ступайте, брат! Не то уж слишком желчь

Во мне вскипит, ступайте!

Послушник

Ухожу,

И ухожу без тех сомнений тяжких,

С какими шел сюда. Пусть господин

Простит меня. Повиноваться старшим

Обязаны мы все в монастыре.

Явление шестое

Храмовник и Дайя, которая давно уже за ним следила

и теперь подходит к нему.

Дайя

А послушник, сдается мне, его

Не в добром настроении оставил.

Но все равно должна я попытаться.

Храмовник

Великолепно! Разве не верна

Пословица: две пятерни у чорта

Монах да баба, баба да монах?

Сегодня из одной меня в другую

Швыряет он.

Дайя

Кого я вижу?.. Вас?

Ах, благородный рыцарь!.. Слава богу!

О слава, слава богу!.. Где же вы

Все это время были? Не хворали,

Надеюсь?

Храмовник

Нет.

Дайя







Сейчас читают про: