double arrow

Вопрос №5. Происходит от слова «силлабос», то есть «слог». Это слоговая система стиха, когда в стихе учитывается лишь количество слогов (в строке должно быть равное


Силлабический стих

Происходит от слова «силлабос», то есть «слог». Это слоговая система стиха, когда в стихе учитывается лишь количество слогов (в строке должно быть равное количество слогов), а не число ударений и не место их расположения: «Уме недозрелый, плод недолгой науки,// покойся, не понуждай к перу мои руки» (А.Кантемир).

Пример (в каждой строке 13 слогов, кроме того, после 7 слога обязательный словораздел — цезура):

Уме недозрелый, плод недолгой науки!

Покойся, не понуждай к перу мои руки:

Не писав летящи дни века проводити

Можно, и славу достать, хоть творцом не слыти.

Ведут к ней нетрудные в наш век пути многи,

На которых смелые не запнутся ноги.

Антиох Кантемир

В стиховых системах, строящихся на изосиллабизме, основной мерой стиха считается обычно известное, равное во всех единицах число слогов с обязательным ударением на последнем (или предпоследнем) слоге. Если стих делится пополам цезурой на две меньших единицы, то каждое полустишие имеет постоянное равное число слогов и ударение на конце. Такого рода стихосложение, основанное на изосиллабизме, распространено преимущественно в языках, где ударение в слове всегда лежит на определенном слоге, а неударные слоги слабо редуцируются (напр. на последнем во французском языке, на предпоследнем — в польском и т. д.).

Кроме указанных, такое стихосложение встречается в итальянском, испанском, украинском (до Котляревского), русском (до Тредиаковского) и других языках. Во французском языке при счёте слогов в стихе считается и немое «е» («e muet», в разговорной речи не произносимое), кроме тех случаев, когда оно предшествует гласному в начале следующего слова («mon visag(e) est flétri»); в итальянском стихе соединение двух гласных как в середине слова, так и на стыке двух слов, может считаться за один слог (элизия). Понятие изосиллабизма как принципа соизмеримости ритмических единиц требует допущения, что все слоги, как ударные, так и безударные, равны между собой в ритмическом отношении: так, французский александрийский стих с этой точки зрения явится стихом с двумя ударениями (на концах полустиший) и полной свободой в расположении ударений внутри полустиший. Однако различие между ударным и безударным слогом настолько резко, что равносложность без учета тоники, то есть расположения в стихе ударных слогов, является понятием несколько фиктивным. Работы многих стиховедов обнаруживают в силлабических стихах наличие тонического фактора. Равным образом могут влиять на изосиллабизм метрический (античный стих) и мелодический (древнеиндийский стих) факторы.

Стихосложение в его акцентных речевых формах всегда соответствовало трём основным группам или системам стихосложения: силлабической, силлабо-тонической и тонической. Какой основой определялись и на чём базировались различия в этих группах? Конечно же, ритмической основой и соразмерностью, а также повторением ритмических слогов с определённым их расположением внутри строки, что усиливалось интонационным прочтением стиха.

Силлабический стих - это дошедший до нас отзвук переосмысленных средневековыми поэтами исторических, даже былинных речитативов и религиозного стиха. До начала XVII века песня и былина являются базисом и главной системой стихосложения. Распространение образования из-за монастырских стен в более широкие народные слои было тем самым толчком к переосмыслению народного стиха в его книжные «записные» варианты. Именно силлабический стих с его размерностью в каждой строке и рифмой, зачастую подогнанной под созвучие, стал необходимой системой записи стиха средневековыми авторами. Силлабическим стихом (многие называют его «польским заимствованием») написаны «вирши» С.Полоцкого, Д.Ростоцкого, раннего В.Тредиаковского, А.Кантемира и Ф.Прокоповича.

Главное в силлабическом стихосложении - это чёткий порядок и количество слогов в стихе. Наиболее «удобными» для силлабического стихосложения являются языки, ударение в которых постоянно. Это группа романских языков, некоторых тюркских, а также большинства славянских: польского, чешского, русского. Количество слогов в русском силлабическом стихе варьировалось от восьмисложного стиха до тринадцатисложного. Авторство термина «силлабический стих» принадлежит самому крупному поэту второй половины семнадцатого века Симеону Полоцкому. Монах, учёный, царский стольник, Симеон Полоцкий был автором большинства дошедших до наших дней «виршей»:

Монаху подобает в келии седети,

Во посте молитися, нищету терпети,

Искушения врагов силно побеждати

И похоти плотския труды умерщвляти…

…Не толико миряне чреву работают,

Елико то монаси поят, насыщают.

Постное избравши житие водити,

На то устремишася, дабы ясти, пити...

Из примера понятно, что главное правило силлабического стиха - равное количество слогов - даже невзирая на привычные ударения, применяется неукоснительно. Для сочетаний применяется разноударная рифма, то есть само ударение смещается: ве-лит – сте-лит, са-ма – ма-ма. Если не оперировать смещением ударения, то стихотворение постепенно арифмуется, превращаясь в белый стих и далее в прозу.

Название силлабических стихов «вирши», которое происходит от латинского слова versus, с течением лет приобретало все более негативную окраску, став синонимом стихов бездарных, рождённых графоманами и неучами. По-моему, это несправедливо. Каждое время рождает своих поэтов и свои литературные и стихотворные формы. Если силлабическое стихосложение было отменено литературной реформой Тредиаковского–Ломоносова в литературоведении, то своё место в истории литературы силлабический стих уже получил и, кто знает, может быть, его ещё ожидает ренессанс.

Тоническое стихосложение, родившись из скоморошьего хохота и пения, из тактовых частушек и народных сказочных стихов, переосмысленных великими русскими поэтами («…Не гонялся бы ты поп за дешевизной») не утратило своей значимости и сегодня. А в век прошлый – революционный – чисто-тоническое стихосложение долгое время служило своими грохочущими рифмами политической конъюнктуре пролетариата. В самом деле, как донести прямую как древко знамени мысль до массового слушателя? Только вбивая в строку одинаковое количество ударений, усиленных чугунными угловатыми рифмами.

Эй!

Господа!

Любители

святотатств,

преступлений,

боен,—

а самое страшное

видели —

лицо мое,

когда

я

абсолютно спокоен?

В.Маяковский.

Акцентное стихосложение без учёта слогового объёма междуударных пауз и есть тоническое стихосложение. Как обогатило оно русскую поэтическую традицию и есть ли у этой системы стихосложения отчётливо видимое будущее? Несомненно. Разнообразные формы тонического стихосложения использовали многие знаменитые поэты прошлого.

Дольник у А.Блока.

Форма, называемая дольник, разрешает изменять объём слога в 1 или 2.

«Вхожу я в темные храмы,

Свершаю бедный обряд...» А.Блок.

Тактовик у И. Сельвинского

«Я мог бы вот так: усесться против

И всё глядеть на тебя и глядеть…» И.Сельвинский.

И, конечно же, большая часть творчества Владимира Маяковского, написанная акцентным стихом.

Вы,

обеспокоенные мыслью одной —

«изящно пляшу ли»,—

смотрите, как развлекаюсь

я —

площадной

сутенер и карточный шулер.

От вас,

которые влюбленностью мокли,

от которых

в столетия слеза лилась,

уйду я,

солнце моноклем

вставлю в широко растопыренный глаз.

В.Маяковский.

Хотя тоническому стиху и присуща особенная выразительность и звучность, но эта акцентность не возникает сама по себе как продукт тонического стихосложения, а достигается только мастерством автора, его верности четкой, я бы сказал «стреляющей» рифме. Лесенковое построение стиха только усиливает это свойство тоники, и без подобного выстраивания стихотворения четкость исчезает и стихотворение бледнеет и, если можно так выразиться, «оскудевает» чувством. Количество ударений и аллитерации, как топливо, постоянно поддерживают огонь стиха, ведь без внутристрочного ритма он сразу же может потухнуть.

Как относиться к тонической системе стихосложения, каждый литератор определяет для себя самостоятельно. Многие дают ей только отрицательную оценку, что, наверное, не совсем правильно. Противники «тоники» утверждают, что тонический стих был и остаётся «империей» одного автора, имея ввиду Маяковского, но, во-первых, это не совсем так, а во-вторых, и сам Маяковский к концу жизни склонялся к силлабо-тонике.

Сегодня как силлабо-тоническое стихосложение, так и чисто тоническое стихосложение в новой русской литературе используются на одинаковых началах, однако, если быть точным, то силлабо-тоническое - наиболее часто.


Сейчас читают про: