double arrow

ОРГАНИЗАЦИЯ СУДЕБНО-ПСИХИАТРИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ


Организация и проведение судебно-психиатрической экспертизы в нашей республике регулируются нормами уголовного, уголовно-процессуального и гражданского законодательства. Для производства судебно-психиатрической экспертизы органами здравоохранения созданы специальные судебно-психиатрические комиссии при психиатрических больницах и диспансерах.

Судебно-психиатрическая экспертиза проводится врачами-психиатрами органов здравоохранения. Она может быть осуществлена только: по постановлению следователя, прокурора, органа дознания; по определению суда, а также по определению (постановлению), вынесенному судьей единолично по делу частного обвинения или в порядке досудебной подготовки гражданского дела; по предложению администрации мест лишения свободы.

Проведение судебно-психиатрической экспертизы обязательно, когда у лица, производящего дознание, следователя, прокурора или суда возникают сомнения. Ходатайствовать о назначении судебно-психиатрической экспертизы перед вышестоящими должностными лицами и органами могут обвиняемый, подозреваемый или потерпевший, их родственники, адвокат с момента его участия в процессе, прокурор, истец, ответчик и их представители. В случае сомнения в психическом состоянии обвиняемого или подозреваемого при отсутствии внешних поводов для преступления и особой жесткости его совершения следователь или суд сами могут назначить психиатрическую экспертизу независимо от желания обвиняемого и наличия указанных ходатайств. Экспертиза потерпевшего и свидетеля (в связи с неправильным поведением или нелепыми показаниями) может быть назначена самим судом или следователем. Назначение психиатрической экспертизы, когда для этого есть основания, содействует укреплению законности.




На практике судебно-психиатрическая экспертиза проводится, если сомнения в психическом состоянии подэкспертного или иного лица вызывают:

- странное поведение обвиняемого или подозреваемого (до совершения преступления, во время его совершения или после), а также свидетелей, потерпевших. Например, испытуемый В., 22 лет, в прошлом слесарь, в течение года не работал, уединялся. Явился в школу, где ранее учился, встретил свою бывшую учительницу русского языка и литературы и стал требовать, чтобы она занималась с ним английским языком, так как, с его слов, он собирается поехать за границу. Когда учительница отказалась, В. во дворе школы в присутствии учеников начал избивать ее. Был признан невменяемьм, как страдающий хроническим душевным заболеванием в форме шизофрении;

- нелепые показания;

- «безмотивные» правонарушения (отсутствие психологически понятных поводов для совершения умышленного преступления). Испытуемый Д., 48 лет, ударил стамеской девочку, которая наблюдала за его работой. Свои действия он объяснил тем, что она насмехалась над ним, превращаясь то в черта, то в собаку. Комиссия пришла к заключению, что испытуемый находился в состоянии острого алкогольного психоза;



- особо жестокие преступные деяния. Испытуемый X., 24 лет, во время обеда набросился на брата и престарелого отца, нанес им множественные ранения, изуродовал трупы, выбежал во двор и топором зарубил собаку. Как страдающий эпилепсией с сумеречными расстройствами сознания, был признан невменяемым. Крайняя жестокость совершенного преступления не всегда свидетельствует о психическом заболевании. Тяжесть преступления не является основанием для назначения психиатрической экспертизы, если нет данных, свидетельствующих о болезненном расстройстве психики обвиняемого;

- показания, носящие характер оговоров и самооговоров;

а также при:

- сутяжных проявлениях;

- указании на пребывание лица в психиатрических больницах или нахождении на учете в психоневрологическом диспансере. Вместе с тем пребывание в больнице или посещение психиатра еще не говорит о выраженной психической болезни, так как в психоневрологических больницах на лечении находятся лица, не обнаруживающие психоза (невротики, психопаты, алкоголики);

- самоубийствах;

- прохождении ранее лицом судебно-психиатрической, трудовой или военно-психиатрической экспертиз.



Экспертное освидетельствование следует проводить и в отношении лиц, перенесших в прошлом такие заболевания головного мозга, как энцефалит, менингоэнцефалит, травма черепа, если после них наблюдалось отставание в обучении или снижение трудоспособности, а также обучавшихся во вспомогательной школе.

Установив факт лечения обвиняемого у психиатра и назначая экспертизу, следователь обязан истребовать подробные выписки из истории болезни, а в ряде случаев подлинники (копии) истории болезни. Если имеются сведения о психических расстройствах, наблюдавшихся после травмы черепа, инфекционных болезней, профессиональных отравлений и других соматических страданий, то медицинская документация должна быть истребована из тех лечебных учреждений, в которых лечился обвиняемый по поводу этих заболеваний.

Решая вопрос о проведении экспертизы, следователь, суд руководствуются требованиями закона о всесторонности, полноте и объективности исследования обстоятельств дела. Основанием для проведения психиатрической экспертизы, как указывалось выше, является определение суда или постановление следователя. В этих документах должна быть изложена фабула дела, мотивы для назначения экспертизы, кому поручается ее проведение, какие вопросы ставятся на разрешение экспертизы.

Следователь, признав необходимым производство судебно-психиатрической экспертизы, выносит мотивированное постановление, в котором отражает основания ее назначения. В обоснование назначения экспертизы приводятся только обстоятельства, нашедшие отражение в материалах дела.

Во вводной части постановления указываются наименование уголовного дела, его номер, фамилия, имя, отчество лица, направленного на экспертизу, статьи уголовного кодекса, которые предусматривают совершенное правонарушение.

В описательной части кратко излагается сущность противоправных действий лица, направляемого на экспертизу, и те основания, которые вызывают сомнение в его психическом состоянии. Здесь же указывается учреждение, экспертам которого поручается проведение экспертизы.

В постановлении или определении о производстве экспертизы наиболее важный раздел составляют вопросы, которые ставятся на разрешение экспертизы. При судебно-психиатрической экспертизе, например, обвиняемых, могут быть следующие вопросы:

– не страдал ли обвиняемый психическим расстройством в момент совершения общественно опасного деяния. Если страдал, то каким именно;

– при наличии психического расстройства мог ли обвиняемый отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими, т. е. являлся ли он вменяемым;

– в случае вменяемости указать, не страдает ли обвиняемый психическим расстройством в настоящее время. Если страдает, то каким;

– при наличии психического расстройства в настоящее время установить, не лишает ли он обвиняемого возможности отдавать себе отчет в своих действиях или руководить ими;

– если данное лицо страдает психическим заболеванием, то в каких мерах медицинского характера оно нуждается.

В зависимости от особенностей дела могут быть поставлены и иные вопросы, касающиеся, например, обоснованности заключений предыдущих экспертиз, а также установленных ранее диагнозов болезни в психиатрических больницах, о симуляции со стороны обвиняемого. На практике нередко наблюдаются случаи неправильной постановки вопросов. Например, в определении нарсуда о посмертной экспертизе, вызванной завещанием гр-ки М., ставился вопрос о вменяемости умершей, в то время как надо было решить вопрос о ее дееспособности. В вынесенном следователем Н. постановлении в отношении обвиняемого Л. ставился вопрос о вменяемости подэкспертного не в момент совершения преступления, а до содеянного.

В тех случаях, когда психическое заболевание возникло после совершения преступления, перед экспертами ставится вопрос: какой характер имеет заболевание - временный; преходящий или хронический, и может ли обвиняемый в связи с этим заболеванием предстать перед следствием и судом и нести наказание. Как в отношении обвиняемых, признанных невменяемыми, так и лиц, заболевших неизлечимым тяжелым заболеванием после совершения преступления (обвиняемых, осужденных), перед экспертами должен быть поставлен вопрос, в каких мерах социальной защиты медицинского характера эти лица нуждаются.

Относительно свидетелей и потерпевших суд интересует вопрос о наличии или отсутствии психического заболевания, поскольку оно может повлиять на достоверность свидетельских показаний. Не подлежат допросу в качестве свидетелей лица, которые ввиду их физических или психических недостатков не могут правильно воспринять обстоятельства и явления, имеющие значение для уголовного дела, и правильно давать о них показания. Поэтому, если возникают сомнения в психической полноценности свидетеля или потерпевшего, перед экспертами надо ставить вопрос, являются ли такие показания психически здорового или психически больного человека. О примерах неправильной формулировки вопросов в отношении свидетелей и потерпевших свидетельствуют следующие случаи: следователь А. в своем постановлении в отношении свидетельницы Ш. поставил вопрос о её вменяемости, а следователь Н. в отношении свидетельницы М. - о достоверности ее показаний.

Перед экспертами-психиатрами могут ставиться и другие вопросы, требующие разъяснения специалиста, например, уточнение времени начала заболевания, характер его дальнейшего течения, возможности выздоровления.

Нельзя перед экспертами-психиатрами формулировать вопросы, не относящиеся к их компетенции: о мотивах преступления, целесообразных мерах наказания лиц, признанных психически здоровыми и вменяемыми. Например, в постановлении следователя К. был такой вопрос: «Если считать обвиняемого невменяемым, может ли он учиться в институте?». Этот вопрос решает врачебно-трудовой экспертной комиссией (ВТЭК). Все вопросы, поставленные перед экспертом, должны быть ясными, четкими, конкретными и сформулированы по возможности так, чтобы получить утвердительный или отрицательный ответ. Если следователь, не обладая достаточными знаниями в области психиатрии, испытывает затруднения при редактировании предлагаемых эксперту вопросов, он может предварительно проконсультироваться с психиатром.

Опыт судебно-психиатрической практики свидетельствует о том, что при проведении экспертизы нередко встречаются обстоятельства, связанные с психическим состоянием подэкспертного и имеющие значение для дела, пo которым, однако, следствием и судом вопросы не ставятся.

Администрация мест лишения свободы, направляя осужденных на судебно-психиатрическую экспертизу, ставит перед экспертами вопрос, может ли осужденный по своему психическому состоянию находиться в местах лишения свободы и отбывать наказание. В то же время обследование этих лиц нередко свидетельствует о том, что признаки психического заболевания у них обнаруживались и ранее. В таких случаях важно установить время начала заболевания, так как с этим связана оценка судебно-психиатрического состояния лица в момент совершения правонарушения. Однако положительный ответ на указанный вопрос возможен тогда, когда эксперты располагают материалами архивного уголовного дела, всеми данными о наличии признаков психического заболевания у осужденного еще к моменту совершения общественно опасного деяния.

Если судебно-следственные органы на психиатрическую экспертизу направляют осужденных, которые после вынесения приговора совершили повторное правонарушение, то обычно ставят вопрос о вменяемости этих лиц в отношении последнего общественно опасного деяния и о возможности их отбывать наказание по ранее вынесенному приговору. При наличии хронического психического заболевания, которое началось еще до привлечения обвиняемого к ответственности, эксперты должны ответить не только на поставленные вопросы, но и оценить способность субъекта отдавать отчет в своих действиях и руководить ими в период совершения первого общественно опасного деяния.







Сейчас читают про: