double arrow

Источники права Феодальной Франции

3

Источники права. На протяжении всего периода средне­вековья, вплоть до буржуазной революции 1789 – 1794 гг., во Франции отсутствовала единая правовая система. Множествен­ность и партикуляризмфранцузского феодального права про­являлся в двух аспектах:

ü та или иная отдельно взятая правовая система распространялась либо на определенную социальную категорию, независимо от места ее проживания (духовенство, купечество, чиновничество),

ü либо на все социальные группы, проживавшие в пределах одной (иногда весьма ограниченной) административно-территориальной единицы.

Кутюмы: Важнейшим источником права являлся обычай.

С прекра­щением деятельности варварских правд (это произошло в X в.), в условиях феодальной раздробленности основной формой права стали территориальные правовые обычаи отдельных про­винций, округов, городов — так называемые кутюмы, особен­но широко распространенные в северных областях Франции (вследствие этого север Франции обычно именовался «страной обычного права» или «страной неписаного права» — pays de droit coutumier). Сила и авторитет кутюмов определялись их тра­диционностью, их реальным действием «с незапамятных вре­мен» среди многих поколений местного населения. Начиная с XII в. кутюмы стали записываться, причем первоначально на латинском языке, но с последующим переводом на французс­кий.




В середине XIII в. (около 1255 г.) был составлен Большой кутюм Нормандии, который в силу своей полноты и система­тичности мог быть использован к судебной практике. Во вто­рой половине XIII в. получили распространение частные запи­си кутюмов, также преследовавшие практические цели.

Самым ранним примером подобного рода явилась запись кутюмов об­ласти Вермандуа, составленная известным легистом Пьером де Фонтеном в 50-х годах XIII в. под наименованием «Советы другу»; запись сопровождалась параллельными выдержками из норм римского права.

Наиболее знаменитым, популярным и широко применя­емым в судебной практике стал сборник кутюмов, получив­ший наименование «Кутюмы Бовези» («Книги обычаев и обык­новений бовезийцев»), составленный в 1279 - 1283 гг. выдаю­щимся юристом Филиппом де Бомануаром (1247 - 1295 гг.), бывшим королевским бальи судебного округа Бове (в графстве Клермон на северо-западе Франции); до этого он был бальи в Вермандуа, Турени и Санлисе, а также сенешалом в Пуату и Сентоне.

Кутюмы Бовези, состоявшие из пролога и 70 глав, содержали систематизированный обзор самых различных сфер обычного права, определявший, в частности:

ü порядок судо­производства,

ü структуру судебных органов,

ü формы земельной собственности,

ü юридический статус различных категорий на­селения,



ü варианты крепостного состояния,

ü брачно-семейные и имущественные отношения и т. д.

Достоинством сборника являлись ссылки на кутюмы других областей, на нормы кано­нического и римского права, дополненные собственными ав­торскими идеями и обобщениями. Не ограничившись изложе­нием норм кутюмного права, Бомануар уделил значительное внимание характеристике правового положения королевской власти, определению статуса городских коммун, правам и обя­занностям участников правоприменительного процесса — ба­льи, адвокатов, судей. Труд Бомануара, одного из лучших пред­ставителей французской школы легистов, пользовался широ­чайшей популярностью на протяжении нескольких столетий, о чем свидетельствует его распространение в большом количе­стве списков, вплоть до его первого печатного издания в 1690 г.

В конце XIII и в XIV веке стали формироваться аналогич­ные сборники и в других регионах — примерами могут служить Кутюмы Тулузы (1296 г.), Древний кутюм Бретани (1330 г.) и др.

На основе многочисленных местных кутюмов (в том числе, распространенных в королевском домене Иль-де-Франсе) в 1389 г. королевским бальи Ж. Аблежем был составлен Большой ку­тюм Франции. С 1454 г. согласно ордонансу Карла VII всем ко­ролевским бальи предписывалось свести воедино кутюмы, дей­ствовавшие в пределах их бальяжей, и направить эти материа­лы в Парижский парламент; на последний была возложена обя­занность унификации кутюмов. На основании королевского распоряжения было составлено и отредактировано около 60 провинциальных («больших») и не менее 300 местных («ма­лых») кутюмов. Редактирование кутюмов фактически означало их государственное санкционирование. Однако унификации кутюмного права в общегосударственном масштабе так и не произошло, и партикуляризм права продолжал сохраняться. Только Великая буржуазная революция 1789 г. ликвидировала кутюмы в области собственности, брака, семейных имуществен­ных и неимущественных отношений. Окончательная отмена кутюмов произошла лишь на основании Гражданского кодекса Франции 1804 г. («Кодекса Наполеона»).



Рецепция Римского права. На юге Франции (в так называемой «стране писаного пра­ва» — pays de droit ecrit) важнейшим источником права посте­пенно становилось римское право. Оно имело в этом регионе глубокие исторические корни: истоки римской правовой тра­диции восходили еще ко временам галльских походов Юлия Цезаря. До конца XII в. здесь действовало не классическое рим­ское право, систематизированное Юстинианом, а его варваризованный вариант, испытавший сильное влияние местной гал­льской традиции. Однако с начала XIII в. на юге Франции на­чалось подлинное возрождение римского права, причем имен­но в его классическом виде. Впервые преподавание римского права было введено на юридическом факультете университета города Монпелье; впоследствии эта практика была распрост­ранена и на другие университеты (преподавание римского права в Парижском университете было разрешено значительно поз­же, лишь в 1679 г.). С XVI в. Франция стала общепризнанным европейским центром изучения римского права. Одним из ос­нователей французской школы римского права (получившей наименование школы гуманистов) был Гильом Буде (1467 - 1540 гг.), а наиболее видными ее представителями были Жак Куяций (1522 - 1590 гг.), чьи толкования источников римского права сохраняют свое научное значение вплоть до наших дней, и Дени Годфруа (1549 - 1622 гг.), впервые издавший в 1583 г. полный свод юстиниановских законов и предложивший его наименование Corpus iuris civilis, которое впоследствии стало общепризнанным.

Следует, однако, отметить, что римское право в его чис­том виде имело весьма ограниченное применение в судебной практике. Были нередки случаи, когда королевская власть, руководствуясь политическими соображениями, препятствовала изучению и распространению римского права, отдавая явное предпочтение старинным традициям кутюмного права. Поэто­му римское право на протяжении всего средневековья в значи­тельной степени оставалось лишь «правом ученых». Заслуга пос­ледних состояла в том, что они своими научными исследова­ниями закладывали теоретические основы буржуазного права послереволюционной Франции.

Каноническое право. В качестве важных источников права, действовавших бо­лее или менее равномерно на всей территории Франции, выс­тупали нормы и институты канонического права, которые при­менялись церковными судами, но распространялись и на ши­рокие категории мирян.

Помимо рассмотрения чисто религи­озных преступлений (ересь, вероотступничество, магия, кол­довство и т. п.), церковные суды фактически монополизирова­ли право на рассмотрение дел, касающихся сферы брачно-семейных отношений (определение условий и препятствий к зак­лючению и расторжению брака, определение законнорожден­ности детей и др.) и наследственных (особенно завещатель­ных) отношений, ростовщичества и ренты, а также всех со­глашений, скрепленных клятвами. Особенно большого размаха церковная юрисдикция достигла в XII—XIII вв.; после периода так называемого «авиньонского пленения пап» (1309 - 1378 гг.), в ходе которого королевская власть одержала победу над пап­ством, сфера действия церковных судов стала постепенно су­жаться. Королевский ордонанс 1539 г. окончательно запретил церковным судам рассматривать дела, касающиеся мирян; от­ныне юрисдикция этих судов распространялась только на кли­риков.

Нормы старого канонического права, по распоряжению папы систематизированные в виде единого собрания, состояв­шего из шести книг и изданного в 1582 г. под наименованием «Свода канонического права» (Corpus iuris canonici), считались признанными королевской властью.

Новые же нормы, прини­маемые церковью уже после этого времени, могли действовать в пределах Франции только после того, как они получали спе­циальную королевскую санкцию в виде грамоты, прошедшей регистрацию в Парижском парламенте. Вследствие такой ус­ложненной процедуры открывалась возможность вводить в дей­ствие новые церковные установления не в полном объеме, а с определенными изъятиями, если это отвечало интересам ук­репления королевской власти.

Городское право. Особой разновидностью обычного права первоначально являлось городское право. Его основу составляли хартии, полу­ченные в свое время городами от короля или нижестоящего сеньора.В дальнейшем нормы городского права разрабатыва­лись в решениях, принимаемых муниципальными (в том числе судебными) органами по отдельным частным случаям. Эти ре­шения, занесенные в специальные книги, в дальнейшем игра­ли роль прецедентов. Накапливаемые в течение времени, они приобретали вид систематизированных городских законов. Естественно, что эти законы отличались исключительной пест­ротой и разнообразием, хотя им были свойственны и некото­рые общие черты, относившиеся, в частности, к регламента­ции торгово-ростовщической деятельности и организации ре­месленного производства.

По мере дальнейшего развития товарно-денежных отно­шений, вовлечения Франции в международную торговлю на ее территории стали использоваться нормы международного морского и торгового права. Являясь первоначально своеобраз­ным ответвление городского права, эти нормы зародились в практике судебных разбирательств, возникавших между купца­ми различных стран в процессе их профессиональных контак­тов. Первые записи морских обычаев и торговых обыкновений были сделаны в Италии, откуда они через Испанию распрост­ранились на западное побережье Франции. Главной целью этих установлений являлось обеспечение безопасности мореплава­ния; в предусмотренных ими судебных процедурах проявилось стремление сделать процесс разбирательства как можно более коротким. Наибольшей известностью пользовалась частная ко­дификация морского права, составленная в XII в. на острове Олерон, входившем в состав герцогства Гиень. Источником кодификации послужили решения местных судов; ее действие распространялось на атлантическое побережье Франции и Ан­глии. Впоследствии многие ее нормы были усвоены Висбийским морским кодексом (Швеция, 1407 г.), который регулиро­вал мореплавание в Балтийском и Северном морях.

Королевские указы. По мере укрепления королевской власти, особенно на стадиях сословно-представительной и абсолютной монархии, все большее значение в качестве источников права приобрета­ли нормативные акты, издаваемые королевской властью. Выс­шую юридическую силу среди них имели ордонансы – королев­ские акты, составленные с участием сословно-представительных учреждений. Издаваемые в разное время и по различным поводам, акты королевской власти зачастую страдали деклара­тивностью и не обладали систематизацией, которая позволяла бы судебным органам пользоваться ими как актами прямого действия. По мере накопления их общего количества все более настоятельной становилась необходимость их кодификации с целью установления единообразия и устранения имевшихся в них противоречий. Первые попытки кодификаций имели част­ный характер. Их примером может служить так называемый «Кодекс Генриха III», опубликованный видным юристом Б. Бриссоном в 1587 г. и получивший широкую известность среди юристов-практиков.

В годы правления Людовика XIV кодификационные рабо­ты приобрели широкий размах и принесли существенные ре­зультаты. Они проводились под руководством специального координационного Совета по реформе законодательства, воз­главляемого Ж.-Б. Кольбером и работавшего под патронажем самого короля. К работе Совета были привлечены видные пра­воведы, юристы-практики и администраторы. Было издано шесть так называемых Больших ордонансов, которые являлись, по существу, специализированными кодексами. Именно таким способом произошла, в частности, кодификация гражданско­го судопроизводства (1667 г.), а также кодификация уголовно-процессуального права, завершившаяся изданием Большого уголовного ордонанса (1670 г.). В 1673 г. были издан ордонанс о торговле, известный под наименование «Кодекса Савари» (по имени крупнейшего предпринимателя и экономиста Ж. Сава­ри, одного из идеологов меркантилизма). В 1674 г. был издан ордонанс о водных ресурсах и лесном хозяйстве, которые при­знавались находящимися под верховным покровительством короны. В 1683 г. аналогичным образом было кодифицировано морское право.

Наконец, в 1686 г. был опубликован ордонансоб использовании труда рабов-негров в американских колони­ях (т. н. «Черный кодекс»), основным источником которого явились соответствующие нормы Кодекса Юстиниана. В целом, результаты деятельности Совета во главе с Кольбером не усту­пают по своему значению заслугам позднейших кодификато­ров эпохи Первой империи, вдохновляемых Наполеоном. Од­нако основной массив абсолютистского законодательства XVII — XVIII вв. так и остался несистематизированным.

Приведенный обзор свидетельствует, что правовая систе­ма феодальной Франции основывалась на широком круге ис­точников, существенно отличавшихся друг от друга и по со­держанию, и по времени происхождения. Партикуляризм пра­ва, составлявший характернейшее свойство этой системы, был одновременно и причиной, и следствием указанного обстоя­тельства.

 





3




Сейчас читают про: