double arrow

В суде апелляционной инстанции


 

1. Структура апелляционного судебного разбирательства. Согласно ч. 1 ст. 389.13 УПК РФ производство по уголовному делу в суде апелляционной инстанции осуществляется в порядке, установленном для судебного разбирательства в суде первой инстанции (гл. 35 - 39 УПК РФ) с изъятиями, предусмотренными гл. 45.1 УПК РФ. Структурно апелляционное производство в целом совпадает с рассмотрением дела по существу. После того как в суд апелляционной инстанции (из суда, рассматривавшего дело в первой инстанции) переданы жалоба (представление) вместе с материалами уголовного дела[13] <1>, судья после изучения поступивших материалов выносит постановление о назначении судебного заседания, о чем обязательно извещаются стороны не менее чем за семь суток до начала судебного заседания (ст. 389.11 УПК РФ)[14] <2>. После открытия судебного заседания в нормативно закрепленной последовательности подготовительная часть судебного заседания сменяется этапом судебного следствия, затем производятся прения сторон, предоставляется последнее слово лицу, в отношении которого проверяется судебное решение, и, наконец, завершающим этапом является постановление апелляционного приговора (вынесение апелляционного определения, постановления) и обращение его к исполнению. Секретарь судебного заседания ведет протокол судебного заседания в соответствии с требованиями ст. 259 УПК РФ.




Общая ориентированность апелляции на процедуру разбирательства уголовного дела в суде первой инстанции объясняется широким предметом апелляционного производства, т.е. кругом тех вопросов, которые подлежат проверке (ст. 389.9 УПК РФ). В связи с тем что исследуются не только вопросы права, но и фактические обстоятельства дела, которые могут быть установлены только путем непосредственного и устного исследования доказательств, производства судебно-следственных действий и т.п., в судебном заседании появляется этап судебного следствия (который отсутствует в кассации и надзоре). Праву суда вынести новый приговор корреспондирует обязанность предоставить сторонам возможность донести до суда свою позицию по делу в прениях сторон. Кроме того, вопрос о виновности, составляющий основу апелляционной проверки, по общему правилу не может быть решен без учета позиции осужденного (оправданного; лица, в отношении которого уголовное дело прекращено; лица, в отношении которого принято решение о применении принудительной меры медицинского характера или об отказе в ее применении и т.п.) - отсюда необходимость предоставления ему последнего слова.

Вместе с тем апелляция - это все же в первую очередь проверочное производство, что неизменно влечет за собой определенные особенности, отличающие его от производства в суде первой инстанции. Главным образом различия затрагивают этап судебного следствия - этому вопросу будет уделено особое внимание во второй части настоящего параграфа.



Характеризуя прочие исключения из общего порядка, следует обратить внимание на этап прений сторон. Содержание выступлений сторон в прениях ограничено пределами, в которых уголовное дело рассматривалось в самом суде апелляционной инстанции (а не в полном объеме, как в суде первой инстанции). При этом первым выступает уже не обвинитель, а лицо, подавшее апелляционные жалобу или представление (ч. 1 ст. 389.14 УПК РФ).

Последнее слово предоставляется "лицу, в отношении которого проверяется судебное решение". Представляется, что изменение терминологии (ранее действовавшая до 1 января 2013 г. аналогичная по содержанию ст. 366 УПК РФ именовалась "Прения сторон. Последнее слово подсудимого") фактически не повлекло содержательных изменений в процедуре предоставления последнего слова, а также в круге лиц, которым оно представляется: речь по-прежнему идет о лице, в отношении которого велось уголовное преследование (подозреваемый, обвиняемый, осужденный, оправданный, т.е. лицо, находящееся в апелляционной инстанции на условной "скамье подсудимых"), хотя в сегодняшних условиях речь может также идти о лице, в отношении которого велось производство по применению принудительных мер медицинского характера. Стоит также отметить, что этапа последнего слова может и не быть, если указанное лицо не принимает участия в судебном заседании.



Осужденный (оправданный, лицо, в отношении которого уголовное дело прекращено, подозреваемый, обвиняемый и т.п.) в действующей модели апелляции не является лицом, чье участие признается безусловно-обязательным. Закон говорит лишь о случаях, когда оно является таковым: когда данное лицо ходатайствовало о своем участии, а также если суд признает его участие необходимым (ст. 389.12 УПК РФ). Буквальное следование ч. 1 ст. 389.12 УПК РФ фактически позволяет суду рассматривать уголовное дело по правилам, установленным для суда первой инстанции, и выносить решение, ухудшающее положение лица, без его участия. Судебная практика свидетельствует о том, что суды апелляционной инстанции в большинстве своем признают необходимым и обязательным участие осужденного в случае, когда производство инициировано стороной обвинения и может привести к изменению положения лица in defavorem.

Положительной для развития практики следует признать правовую позицию Пленума Верховного Суда РФ, сформулированную в Постановлении от 27 июня 2013 г. N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней". Верховный Суд в п. 10 разъяснил, что ст. 389.12 УПК РФ в контексте п. 1 ст. 6 Конвенции не предоставляет апелляционной инстанции право рассматривать уголовное дело без участия лица, осужденного к лишению свободы, если только указанное лицо явно недвусмысленно не выразит свое желание не присутствовать при рассмотрении апелляционной жалобы (представления). Формой такого удостоверения судебная практика признает письменный отказ осужденного от личного участия в апелляционном производстве. Аналогичная позиция была высказана Европейским судом в решениях по делу "Самохвалов против России", "Синичкин против России". Именно данное толкование в наибольшей степени отвечает интересам осужденного и интересам правосудия по вынесению законного, обоснованного решения в рамках справедливого судебного разбирательства.

Постановление апелляционного приговора, вынесение апелляционного определения, постановления осуществляется по общим правилам, установленным гл. 39 УПК РФ: решение выносится в совещательной комнате и подписывается всем составом суда. Судья, оставшийся при особом мнении, вправе изложить его в совещательной комнате. Особое мнение приобщается к уголовному делу и оглашению в зале судебного заседания не подлежит, но по ходатайству участников судебного разбирательства предоставляется им для ознакомления (ст. 389.33 УПК РФ).

При провозглашении апелляционного решения закон допускает отступление от принципа гласности, выражающееся в том, что суд по возвращении из совещательной комнаты оглашает только вводную и резолютивную части. Подобные ограничения по общему правилу в суде первой инстанции недопустимы в силу действия принципа единства приговора (ст. 310 УПК РФ), за исключением случаев, предусмотренных ч. 7 ст. 241 УПК РФ. Вынесение мотивированного решения может быть отложено не более чем на трое суток со дня окончания разбирательства уголовного дела (ч. 2 ст. 389.33 УПК РФ).

Действия суда апелляционной инстанции после провозглашения приговора закон не вполне корректно определяет как обращение его к исполнению (эта задача лежит на суде первой, а не апелляционной инстанции (ст. ст. 389.33, 393 УПК РФ)). Условно можно говорить об обращении к исполнению только оправдательного апелляционного приговора или в иных случаях, когда лицо подлежит освобождению из-под стражи или от отбывания наказания незамедлительно в зале суда. В остальном апелляционная инстанция лишь обеспечивает в течение семи суток передачу апелляционного решения вместе с уголовным делом для исполнения в суд, постановивший приговор.

2. Особенности производства судебного следствия в апелляционной инстанции. Судебное следствие является центральным этапом судебного разбирательства в суде апелляционной инстанции. Именно здесь реализуются основные полномочия суда и права сторон, которые и позволяют говорить об апелляции как о форме проверки судебного решения по существу с точки зрения законности, обоснованности и справедливости. А эффективная проверка обоснованности судебного акта, т.е. соответствия выводов суда, изложенных в приговоре, фактическим обстоятельствам дела (вопросы факта), возможна только в случае, если у вышестоящего суда есть право самостоятельно проверить и оценить любые доказательства, в том числе и новые, не представленные в суд первой инстанции.

Начинается судебное следствие с краткого изложения судьей-до-кладчиком (председательствующим или одним из трех судей коллегии) содержания приговора или иного обжалуемого судебного решения, существа апелляционной жалобы или представления, возражений на них, а также существа представленных дополнительных материалов, если они поступили[15]. После доклада председательствующего или судьи суд заслушивает выступления стороны, подавшей жалобу (представление), и возражения другой стороны. Затем суд переходит к проверке (исследованию) доказательств, уже имеющихся в уголовном деле, и эвентуально к собиранию в соответствующих случаях новых доказательств.

Основу судебного следствия составляет как гласное, непосредственное и устное исследование (проверка) имеющихся доказательств, так и собирание новых (общие принципы, установленные ст. ст. 240, 241 УПК РФ, распространяются на апелляционную инстанцию). Иначе говоря, апелляция предоставляет право на повторное доказывание обстоятельств дела. Тем не менее данное право, традиционно признаваемое неотъемлемым для апелляционного производства, в настоящее время может быть в ряде случаев ограничено и весьма существенно.

Обращение в апелляционную инстанцию предполагает, что заявитель намерен оспорить в суде фактическую сторону дела; если же он не согласен с применением права, апелляционные механизмы непосредственной проверки доказательств ему ни к чему, они излишни. Весьма частые расхождения между функциональным назначением апелляции и конкретными целями заявителей при обращении в суд второй инстанции[16] <1> вызвали в литературе появление и все большее распространение идеи существования двух видов апелляции[17]. Основой подобной дифференциации служат различные объемы проверки доказательств, объем судебного следствия, объем вопросов, поставленных перед судом апелляционной инстанции. Так, "полной" апелляцией признается юридико-фактическая проверка приговора (законность, обоснованность и справедливость), а "неполной" - проверка только вопросов права без исследования доказательств в судебном следствии, которое либо полностью отсутствует, либо проводится в ограниченных пределах по согласию сторон. Очевидно, что "неполная апелляция" по своему содержанию составляет самостоятельный процессуальный институт, существенно отличающийся от "полной апелляции" и в большой степени напоминающий классическую кассацию. Допустимо ли объединение в рамках апелляционного производства двух институтов с различающимся предметом разбирательства и различными полномочиями, поставленными в зависимость от воли сторон? Полагаем, что нет. Право на проверку доказательств в апелляционной инстанции составляет фундаментальное право каждого осужденного по уголовному делу, и его ограничение может привести к серьезным нарушениям, в том числе с точки зрения соблюдения требований, заложенных в Протоколе N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Поэтому в уголовном процессе сама постановка вопроса о делении апелляции на якобы "полную" и "неполную" является в теоретическом плане неудачной и неправомерной.

Тем не менее важно выделить некоторые новые законоположения, возможно, ставшие причиной появления идей "дифференцированной апелляции". С одной стороны, некоторые из них имеют классический для апелляции характер и связаны с тем, что повторное доказывание в апелляционной инстанции не предполагает обязательное непосредственное установление всех обстоятельств уголовного дела. Иначе говоря, здесь нет столь жесткого требования к принципу непосредственности, как это имеет место в первой инстанции (ч. 1 ст. 240 УПК РФ).

Так, в первую очередь необходимо отметить, что повторное исследование доказательств, получивших оценку суда первой инстанции, а также имеющихся в деле доказательств, которые не были исследованы судом первой инстанции, осуществляется при условии, что суд признает это необходимым, причем апелляционный суд не вправе автоматически отказать в удовлетворении такого ходатайства, сославшись на соответствующий отказ в его удовлетворении суда первой инстанции (ч. 6 ст. 389.13 УПК РФ). Повторный допрос свидетелей, экспертов, потерпевших и т.д., допрошенных в суде первой инстанции, также допускается, если суд признает их вызов необходимым, хотя в последнем случае речь будет идти не об исследовании имеющихся, а о собирании новых доказательств в виде соответствующих показаний, полученных в апелляционной инстанции.

Для исследования в суде совершенно новых доказательств (в гносеологическом, а не процессуальном смысле) также установлены специальные условия: лицо, заявившее ходатайство об их исследовании, должно обосновать невозможность их представления в суд первой инстанции по причинам, не зависящим от него, а суд должен признать эти причины уважительными (ч. 6.1 ст. 389.13 УПК РФ. Уважительными причинами непредставления доказательств ранее могут быть признаны: длительное нахождение свидетеля или эксперта за границей, болезнь и др. Тогда как часто встречающаяся на практике причина - вступление в процесс на стадии апелляционного производства нового защитника, напротив, уважительной причиной зачастую не признается [18]

При этом все то, что ранее признавалось судами так называемыми "дополнительными материалами", в настоящее время судами апелляционной инстанции совершенно обоснованно приобщается в качестве новых доказательств. Так, новыми доказательствами судами признаются характеристики с места работы, справки о состоянии здоровья осужденных либо членов их семьи, расписки о частичном возмещении ущерба и др. Строго говоря, с появлением в российском уголовном процессе полноценной апелляции с повторным доказыванием понятие "дополнительные материалы", служившее в рамках советской кассации неким паллиативом доказывания, вовсе утратило смысл - его упоминание в законе (ч. 4 ст. 389.13 УПК РФ) сегодня необъяснимо.

С другой стороны, апелляционная инстанция вправе рассмотреть жалобу (представление) вовсе без проверки доказательств, которые были исследованы судом первой инстанции (ч. 7 ст. 389.13 УПК РФ). Причем суды достаточно активно пользуются данным правом. Столь широкое применение судами исключительной по своему характеру нормы, позволяющей суду апелляционной инстанции обходиться без исследования доказательств, нельзя оценить положительно, как и отмеченную выше теоретическую попытку обосновать подобную практику через неизвестную уголовно-процессуальной теории конструкцию "неполной апелляции"[19] <1>. Полномочия апелляционной инстанции по вынесению нового судебного решения основываются на праве непосредственно исследовать доказательства, тогда как отказ от данного права не позволяет говорить об апелляции как эффективной форме проверки судебного решения по существу в полном объеме как по вопросам права, так и по вопросам факта, гарантированного Конституцией РФ.

Следует отметить еще один момент, отдаляющий порядок производства в апелляционной инстанции от порядка, установленного гл. 35 - 39 УПК РФ: в апелляционном суде допускается исследование доказательств с использованием систем видеоконференц-связи (далее - ВКС). Изначально данные системы вводились для обеспечения обвиняемому, содержащемуся под стражей, права на участие в заседании кассационной инстанции. Обращение к законодательству других стран, имеющих более богатую практику применения ВКС, свидетельствует о том, что такие системы традиционно используются для получения устных показаний, когда у лица нет возможности присутствовать на заседании. Недостатком действующего закона является максимально широкая формулировка, позволяющая исследовать "удаленно" и другие доказательства: вещественные, иные документы и др. Если с иными документами просто могут возникнуть технические сложности при их исследовании, то опосредованное видеоконференц-связью исследование вещественных доказательств видится принципиально невозможным в силу того, что исследоваться судом непосредственно должен именно сам предмет. Не отрицая в полной мере использование ВКС в уголовном судопроизводстве - зачастую при допросе тех или иных участников ВКС может использоваться весьма эффективно - представляется, что формулировка о возможности ее применения для исследования любых доказательств, предусмотренная ст. 389.13 УПК РФ, чрезмерно широка и должна толковаться ограничительно.

Отмеченные изъятия, установленные ст. 389.13 УПК РФ, в своей совокупности создают серьезные препятствия для реализации "исследовательского" потенциала суда второй инстанции, нивелируют преимущества апелляционной формы пересмотра судебных решений, превращая его в проверку, проводимую на основании оглашения имеющихся доказательств.

 







Сейчас читают про: