double arrow

Эмпирическая проверка модели выученной беспомощности М. Селигмена


В рамках этой модели депрессии можно выделить два этапа исследований. На первом этапе в эксперименте с бо­левым воздействием участвовало три группы животных. Было обнаружено, что у группы собак, которые не могли избежать бо­левого воздействия, несмотря на длительные усилия, впоследствии формировалось поведение, получившее название «выученной беспомощности» — пассивное и покорное страдание без попыток избавиться от источника боли (см. подробнее т. 1, гл. 4).

168


Как полагали авторы концепции, психофизиологическое со­стояние выученной беспомощности у животных можно рассма­тривать как аналог депрессии у человека. Кульминационной точкой этого этапа стало исследование С.Хирото, который про-Юлил с людьми эксперименты, совершенно аналогичные опытам М.Селигмена с собаками, только вместо болевого шока исполь­зовались неприятные слуховые стимулы. Испытуемые, которые Никак не могли избежать их воздействия, в дальнейших испыта­ниях становились пассивными и беспомощными перед лицом Такого тривиального раздражителя, как неприятный звук.

Принципиально важным оказалось следующее наблюдение: каждый третий из тех, кого С.Хирото пытался ввергнуть в со­стояние беспомощности, не капитулировал. Впрочем, и каждое Третье из экспериментальных животных не удавалось сделать бес­помощным при воздействии неустранимого шока. Возник зако­номерный вопрос: каковы психологические характеристики тех, кто не сдается перед лицом неконтролируемых негативных со­бытий? Помимо влияния предшествующего неприятного опыта, С.Хирото удалось выявить еще два фактора, влияющих на возникновение беспомощности: 1) знание (или его отсутствие) о возможности отключить неприятный звук; 2) внутренний или внешний локус контроля. Испытуемые с внешним локусом были более склонны к беспомощному поведению. М.Селигмен и его коллеги сделали вывод о том, что состояние выученной бес­помощности приводит к тройственному дефициту. 1) моти-вационный 'проявляется в торможении попыток активно вмешаться в ситуацию; 2) когнитивный мешает научить­ся тому, что активное поведение в новых (уже подконтроль­ных для испытуемого) условиях может оказаться продуктив­ным; 3) эмоциональный проявляется в состоянии подавлен­ности или депрессии в силу бесплодности собственных дей­ствий (цит. по: Хекхаузен X. — 1986).




Второй этап исследований был посвящен стилю каузаль­ной атрибуции и его связи с депрессией (Seligmen M. — 1979). На основе предшествующих экспериментов М.Селигмен предпо­ложил, что беспомощность и депрессия связаны с атрибуциями, т.е. с тем, как люди определяют причины происходящих с ними событий. Для проверки данной гипотезы был разработан Опро­сник атрибутивного стиля (ASQ\ Seligmen M. — 1979). Эта процедура предлагает испытуемым описание 12 гипотетических событий, причем шесть из них с хорошим концом, а другие шесть — с плохим. Одна половина ситуаций описывает межлич­ностные события, другая — события в сфере достижений. Ин­струкция предлагает испытуемому высказать соображения о причине каждого события, а затем оценить эту причину по пара­метрам «интернальность», «стабильность», «глобальность».



169


Многочисленные исследования, проведенные на студенческой и клинической выборках, в значительной степени подтвердили новую версию модели «выученной беспомощности», которая ставит во главу угла не только отсутствие подкрепления активно­го поведения, но и когнитивный стиль в виде экстернальной атрибуции негативных событий, а также восприятия их как ста­бильных во временной перспективе и глобальных для разных сфержизни.









Сейчас читают про: