double arrow

Двойственная природа сердца


Разговор о самом главном

     

Согласно школьной программе сердечно-сосудистая система человека изучается, как и другие системы органов, с точки зрения её анатомо-физиологических особенностей. Сердце рассматривается как анатомический орган, имеющий ряд неповторимых характеристик. Давайте попытаемся осмыслить духовную роль сердца и проследить, как уникальный духовный план сердца может себя проявлять на уровне биологической материи.

Строение органа предопределяет его функции – это единое правило для строения биологических органов и их систем. Неповторимая духовная сущность любой системы не может не сказываться и на её материальном плане: на строении и функциях. Духовное сердце и сердце биологическое – это различные проявления одного и того же принципа.

Главенствующая роль духовного сердца имеет своё отражение в материальной структуре сердца и это интересно проследить. 

В литературе, искусстве, религии, обычном опыте человека духовному сердцу уделяется особое внимания. Святитель Лука (Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий), в миру известный хирург, автор книги «Очерки гнойной хирургии», отмеченной Сталинской премией и до настоящего времени хорошо известной всем практикующим хирургам, в книге «Дух, Душа и Тело» называет сердце «органом высшего познания».




Он отмечает: «О сердце речь идёт чуть ли не на каждой странице Библии, и впервые читающий её не может не заметить, что сердцу придаётся значение не только органа чувств, но и важнейшего органа познания, органа мысли и восприятия духовных воздействий. И больше того: Сердце, по Священному Писанию, есть орган общения человека с Богом, следовательно, оно есть орган высшего познания». Дальше он запишет: «Сердце получает из мозга обработанные мысли, сенсорные восприятия, но и само обладает удивительной, важнейшей способностью получать из мира духовного экзогенные, нисколько не адекватные органам чувств ощущения самого высшего порядка...».  

Одухотворение есть соединение сердечного познания и познания посредством ума. Известные философы Панфил Юркевич, Григорий Сковорода, Владимир Соловьёв основали особое направление в философской мысли – философию сердца, в которой сердцу отводилась роль органа высшего познания. 

Всё творчество Фёдора Достоевского – это призыв к милосердию, к тому, «что всё могло бы сладиться, если бы люди любили друг друга!» Его произведения – повествования о любви, горе, сострадании, преображении сердца. Сам Фёдор Михайлович был убеждён в том, что «жизнь без сердца» уводит человека от Бога, а без Бога бесы одолевают его. Жизнь Алексея Карамазова, одного из самых тонких и проникновенных героев романа «Братья Карамазовы» – жизнь человека, который слышит своё сердце. 



«Сердце – это царь и наиболее важный орган в теле человека. Даже если голова будет отделена от тела, сердце ещё будет биться тридцать минут... То место в сердце, которое умирает последним, является местом пребывания жизни, центром всего, первой точкой, которая живёт в зародыше, и последней, которая умирает... Сердце – это средоточие духовного сознания, так же как мозг есть средоточие рассудочного сознания... Из сердца происходят угрызения, укоры совести».

Может возникнуть закономерный вопрос: «Какое отношение имеют эти философские высказывания к сердцу, как анатомическому органу, которому свойственна вполне определённая функция перекачки крови?»

Валентин Феликсович Войно-Ясенецкий (святитель Лука) имел медицинское образование, был талантливым врачом и учёным. Он в совершенстве знал анатомическое строение сердца, и это не противоречило его представлениям о сердце как органе высшего познания. 

Анатомическое сердце для Николая Ивановича Пирогова, известного хирурга и Войно-Ясенецкого не несло полной информации об этом органе. Для них человек представлял собой целую Вселенную, построенную по «мировой мысли», и потому он нёс в себе нечто большее, чем набор органов и их систем. Они оценивали суть явления с точки зрения его двойственности, а всё их знание основывалось на глубоком мировоззрении, корнями уходившем в духовные прозрения метанаучного знания. 



Рассмотрим биологические особенности строения сердца и попытаемся проследить, как проявляется духовная суть сердца в его анатомическом и функциональном строении.

Сердечная мышечная ткань, из которой состоит сердце, является одной из разновидностей мышечной ткани. Она образует сердце и больше нигде в организме не встречается. Особенностью сердечной мышцы является то, «что клетки, из которых она состоит, на концах разветвляются и соединяются друг с другом при помощи особых отростков – вставочных дисков, образуя сложную сеть. Это обеспечивает быстрое распространение волн сокращения по волокнам, так что каждая камера сердца (их четыре) сокращается как одно целое. В стенках сердца не содержится никаких нейронов» (нейрон – единица нервной ткани).

Сердечная ткань работает как единый комплекс, быстро и согласованно. Начав сокращаться, сердечная мышца, уже не может отвечать ни на какие другие стимулы до тех пор, пока она не начнёт расслабляться. Эта стадия называется рефрактерным периодом, а отрезок времени, в течение которого мышца не отвечает ни на какие другие стимулы – периодом абсолютной рефрактерности. «У сердечной мышцы этот период более продолжителен, чем у мышц других типов, и это позволяет ей энергично и быстро сокращаться, не испытывая утомления». 

Работу всех клеток сердечной мышцы можно сравнить с добровольной согласованной работой сплочённого коллектива, а рефрактерный период – с общей устремлённостью. Проявление «клеточного эгоизма» исключается, работать на себя каждая отдельная клетка не может. Клетки сердца «рождаются альтруистами». 

Вспомним, что способность жертвовать собой на общее благо всегда приписывалась людям с любящим сердцем. Человек, имеющий любящее сердце, не может быть эгоистом. Строение сердечной мышцы образно показывает принципы организации общины: устремлённость, альтруизм, согласованная работа во имя общей цели. Эти принципы на уровне организма обеспечивают здоровье, а добровольно применённые на социальном уровне, могут обеспечить процветание общества. Особенно подчеркнём необходимость соблюдения принципа добровольности. В стенках сердца нет нейронов, «цели ставит» не нервная система, а само сердце, сама община, но они не противоречат целям существования Вселенной организма! 

Сердечная мышца – единственная в организме ткань, которая обладает качеством нервных волокон, то есть способна самопроизвольно сокращаться без участия нервной системы, эта способность называется автоматией. Сердце имеет свой собственный «встроенный» в него механизм возбуждения – миогенный контроль (на рисунке обозначен как проводящая система), осуществляемый в четырёх участках, из которых возникшее возбуждение распространяется по всем частям сердца. Это синусно-предсердный узел, предсердно-желудочковый узел, пучок Гиса и волокна Пуркинье (на рисунке пучок Гиса и волокна Пуркинье обозначены как проводящий пучок). В этих участках с определённым интервалом закладывается импульсация, связанная с сокращением и расслаблением мышцы. Первичный ритм возникает в самом сердце. Участки миогенного контроля сердца связаны с нервными окончаниями вегетативной нервной системы, парасимпатическими и симпатическими нервными волокнами. Импульсы, поступающие от парасимпатических волокон уменьшают частоту сердечных сокращений, а от симпатических – ускоряют его работу. Командные сигналы вегетативной нервной системы о потребности ускорить или замедлить ритм сердца могут корректировать миогенный контроль в зависимости от требований внешней и внутренней среды. 

Собственный ритм сердца – это неповторимый ритм каждого организма, он закладывается до рождения на стадии эмбриона. «Зачаток сердца появляется ко 2-й неделе развития эмбриона и на 23-й день начинает сокращаться. Его сокращения пока не улавливаются ни акушерским, ни даже ультразвуковым стетоскопом. Но сердце работает и одновременно создаёт себя – формируются его полости, внутрисердечные перегородки, клапаны». 

Можно предположить, что сердечный ритм связан с жизненной программой организма, с биоритмами, с индивидуальными биологическими часами и их согласованием с течением времени в нашем мире.     Ритмичность     биологических процессов, определённым образом связана с ритмичной     работой сердца. Собственные первичные сердечные ритмы закладываются не на уровне нервной системы, а на уровне сердца, нервная система лишь вносит свои коррективы в зависимости от требований среды. Вспоминаются в связи с этим афоризмы «умное сердце», «мудрое сердце».

Сердце обладает «своим мозгом» – центрами миогенного контроля. В этом сердце поистине уникальный орган. 

Кандидат медицинских наук А.И.Гончаренко и его коллеги в ходе научных экспериментов установили, что «сердечно-сосудистая система является отдельной высокоорганизованной структурой нашего тела. Она обладает собственным мозгом (мозгом сердца), собственным сердцем (сердцем сердца). Кроме того, она материализует и распределяет все формы времени в организме и служит системой опережения сознания» [33, с. 25]. Автор научно обосновывает тот факт, что сердце участвует в перераспределении различных порций крови из единого кровяного русла. Каждая порция несёт не только необходимые кислород и вещества к органу, но и информацию. Внутренняя поверхность желудочков сердца представляет собой своеобразные ячейки – трабекулы. Трабекулы – это минисердца, участвующие в перераспределении крови. Подобных ячеек – минисердец на внутренней поверхности сердца насчитывается сотни. «Специфическая мускулатура сердца, трабекулярные ячейки внутренней поверхности сердца, клапаны, система коронарных (сердечных) сосудов – всё это средства, необходимые сердцу для создания устойчивых вихревых упаковок крови, каждая из которых направляется в конкретный орган. Внутренняя поверхность сердца благодаря трабекулярным ячейкам, представлена множеством минисердец, каждое из которых контролирует поступление крови в конкретный орган. Минисердца в ходе эмбрионального развития включают в свою структуру ткани, родственные сопряженному органу. Материальным носителем представительства каждого минисердца в сопряжённом ему органе служит специфическая мускулатура, благодаря этому минисердца и сопряженные органы имеют частотно-резонансные совпадения, координирующие поступление крови. Основание для такой предпосылки дают факты эмбрионального развития сердца. Оно формирует организм, а минисердца сами участвуют в образовании сопряжённых тканей. При выталкивании крови из желудочков трабекулярная сеть придаёт порциям крови вращательное движение, благодаря которому в едином кровотоке каждая порция сохраняет свою целостность. Именно поэтому плацента зародыша всегда получает кровь с большим количеством питательных веществ, чем в это же время бедренная артерия» [33, с. 30–31]. 

Объяснение А.И.Гончаренко регуляции кровотока с точки зрения трабекулярной системы поясняет первичность регуляторной функции сердца, а не нервной системы. Вновь мы приходим к выводу, что «сердце умнее». Зная эти факты о роли сердца в регуляции важнейших физиологических процессов, нельзя не принять особую духовную роль сердца и необходимость «прислушиваться к своему сердцу», «руководствоваться своим сердцем». 

Сердечные качества человека: альтруизм, любовь, сострадание – обязательное условие для работы самого сердца. На физиологическом уровне они проявляются в согласованной работе сердца во имя всего организма. Сердце – иерархический центр и объединяющий фактор. Кровообращение обеспечивает «неравное равенство» органов и тканей или соблюдение закона Справедливости. Каждая структура получает порцию крови, соответствующую её потребностям. Аналогии нам подсказывают, что «справедливость» на уровне целостного организма может осуществляться только с помощью сердца и сердечных качеств. «Справедливость по самому существу своему любовна: она родится от сердца и есть живое проявление любви... Справедливость не «система», а жизнь. Её нужно представлять себе в виде потока живой и предметной любви к людям» (И.А.Ильин). 

Сердце своим строением и функциями учит нас справедливости и любви. Непрерывные потоки крови, несущие органам и клеткам всё необходимое на физическом плане – это неиссякаемые потоки любви и тепла, исходящие от духовного сердца. Сердечнососудистая система, зная программу развития других систем, закладывает материальную основу для их развития и роста. Можно сказать, что сердце выращивает наш мозг. «Сердце зародыша человека начинает сокращаться на первом месяце беременности, когда размеры его составляют – 0,75 см, а масса 2–3 г. В этот период появляются только первые признаки позвоночника и головного мозга». 

«Зачаток сердца появляется ко второй неделе развития эмбриона человека. К 23-му дню однокамерное сердце начинает сокращаться. На второй и третьей неделе сердце работает и одновременно создаёт себя. На 4-й неделе оно проходит стадии двухкамерного и трёхкамерного сердца. В этот период сердце бьётся с частотой 15–35 ударов в минуту.

Четырёхкамерное сердце начинает развиваться на 5-й неделе. К 12-й неделе через ультразвуковой стетоскоп можно услышать биение сердца ребёнка. Четвёртый месяц: сердце бьётся очень быстро – в 2 раза чаще, чем у взрослого человека, 120–140 ударов в минуту. Пятый месяц: врач слышит сокращения сердца через обычный акушерский стетоскоп. Сердце продолжает биться в учащённом ритме. Оно уже той формы и вида, что и у новорожденного, но кровь движется в нём не совсем так, как после рождения. На последних месяцах беременности у ребёнка биение сердца уже достигает 140–160 ударов в минуту».

Эмбриология свидетельствует о приоритетном развитии сердечно-сосудистой системы и о ритмических сокращениях сердца, возникающих на самых ранних стадиях развития эмбриона. Возможно, «фиолетовая точка» сердца – это первичный источник ритма в сердце, который связывает мир проявленный с миром непроявленным, и тот трансформатор, который преобразует информацию о будущем организме в реальный организм. Анализируя данные эмбриологии, можно предположить, что точка эта должна появиться вместе с зачатком сердца – на 14-й день беременности, а на 23-й день она проявляет себя через ритмические импульсы, которые не улавливаются ни акушерским, ни даже ультразвуковым стетоскопом. Однако именно ритм, определённым образом связан с дальнейшим разворачиванием программы развития эмбриона.

Сердце обладает собственным мозгом. Согласно экспериментам А.И.Гончаренко: «Мозг сердца обнажен у входа в правое предсердие (синусно-предсердный узел). Здесь он контролирует поступление элементов крови и формирует из них вихревые упаковки. Мимо его поля зрения не проходит ни один эритроцит, потому что мозг использует эффект биолокации. Локатор находится рядом с мозгом, в виде полулунной складки. Его периодические электромагнитные импульсы сканируют информацию с эритроцитов.

«Сердце собирает информацию обо всем организме, анализирует её и координирует. Миллиарды капилляров служат устройствами получения информации для сердца. Их общая длина около 100 тысяч километров. Эти сосудистые датчики образуют границу взаимодействия с внешним и внутренним миром. К ним сердце не допускает нервную систему. Вся информация от Вселенной организма впитывается через капилляры подвижными структурами эритроцитов. Резервуаром накопления информации в системе сердца служит кругодвижение крови». 

Человек, который руководствуется своим сердцем, открыт миру, получает информацию из мира через рецепторы и органы чувств и согласует свою жизнь с законом любви и справедливости. Сердце на материальном плане – это физиологический орган, функционирующий по биологическим законам, которые по глубинной своей сути космичны. На духовном плане оно же является органом высшего познания и приобщения человека к нравственным основам построения Бытия. Глубокое изучение строения и работы сердца показывает, что общепринятые представления о сердце, как об органе, подчиненном только контролирующим программам нервной и гуморальной систем, не совсем верны.

Нервная система и сердце взаимосвязаны в своей работе, но «сердце умнее».

 «Летом 1912 г. Войно-Ясенецкому пришлось публично выступать в суде. К нему обратился общественный обвинитель Петерс: 

– Как это вы верите в Бога, поп и профессор Ясенецкий-Войно? Разве вы его видели, своего Бога?

– Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил». 

Строение органа всегда согласуется с его функциями. Сердце – носитель двойственности и духоматериальности. Анатомическое строение сердца не только не противоречит этому утверждению, а подтверждает его. Нравственно-духовные основы работы сердца проявляются на его анатомическом уровне. Если бы все люди планеты могли «слышать своё сердце» и жить по «законам сердца», тогда, знакомясь с его строением, постигая нравственные основы Бытия, заложенные в его основу, учились бы строить свою жизнь по законам Любви, Добра и Справедливости. 

 

 







Сейчас читают про: