double arrow

О красоте в собственном смысле


С широким и общим значением термина «красота» связано понятие гармонии. Так, говорят, что бог создал весь мир в музыкальной, гармонической композиции, но, так же как термин «гармония» в широком смысле можно употреблять для обозначения составленное всякого творения, а в собственном смысле он означает лишь слияние нескольких голосов в мелодию, так и красотой можно назвать надлежащую композицию всякой вещи, хотя ее собственное значение относится лишь к вещам видимым, как гармония—к вещам слышимым. Это такая красота, желание обладать которой называется любовью. Но эта любовь рождается только из одной познавательной способности, а именно из способности видеть, что отмечалось My сеем42, Проперцием43 и вообще всеми греческими и латинскими поэтами. Поэтому Плотин склонен думать, что «эрос», по-гречески—любовь, происходит от слова «орарис», что означает зрение. Но, могут возразить, если красота существует только в видимых вещах, то как можно относить ее к идеям, которые вообще невидимы? Для разъяснения этого—а здесь скрыто существо данного вопроса— необходимо заметить, что есть два зрения—телесное и нетелесное. Первое обычно называют зрением, которое, как говорит Аристотель, мы любим более всех прочих чувств. Второе—это способность души, придающая нам сходство с ангелами, как было показано в предпоследней




 

==282


главе первой книги. Эту способность все платоники называют зрением, но это—не телесное зрение, а иное, лишь образ телесного. Аристотель в «Этике» и во многих других работах говорит, что между интеллектом и душой возможно только такое отношение, как между зрением и телом. Отсюда и Паллада—символ интеллектуальной мудрости (la intellettuale sapienzia)—у Гомера повсюду воспевается за красоту глаз. Этим зрением Моисей, Павел и многие другие избранные лицезрели бога, это—то, что наши теологи называют интеллектуальным сознанием (la cognizione intellettuale), интуитивным сознанием (la cognizione intuitiva). Этим зрением, как говорит Иоанн Евангелист, праведным дано созерцать высшего бога, в чем и заключена вся наша награда.

ГЛАВА X

О двух видах красоты в собственном смысле— красоте телесной и красоте интеллигибельной

Поскольку красота заключена в видимых вещах и имеется два зрения—телесное и нетелесное, то должны существовать и два объекта зрения, а следовательно, две красоты. Это и есть две Венеры, воспетые Платоном44 и нашим поэтом45, то есть красота телесная и чувственная— так называемая Венера вульгарная, и красота интеллигибельная, существующая в той Идее, которая, как мы показали выше, является объектом интеллекта, так же как цвет для зрения, и которая называется Венерой небесной. Отсюда следует, что поскольку любовь есть желание красоты, то двум видам красоты должны соответствовать два вида любви— вульгарная и небесная; в первом случае любят красоту вульгарную и чувственную, во втором—небесную и интеллигибельную. Ведь Платон указал в «Пире»: сколько Венер, столько и видов любви46.



ГЛАВА XI


Почему говорят, что Венера, то есть красота,—мать любви

Итак, Венера не какая-либо способность души или разума, но красота, которая рождает любовь. Красота есть причина любви, но не в смысле производительного начала, а как объект любви, поэтому Венеру по справедливости называют матерью любви. Согласно платоникам, душа является побуждающей причиной духовной деятельности, а ее объекты представляют собой как бы материю, в отношении которой душа совершает этот акт любви. Отсюда следует, что красота есть материальная причина любви, а Венера—мать любви.

Философы отождествляют материальную природу с матерью, а причину побуждающую—с отцом; теологи, считая Вулкана кузнецом и творцом телесного мира, утверждали, что Венера была замужем за ним, поскольку он был очень красив. Итак, все это предполагалось в известном споре, в котором Марсилио должен был быть очень осторожным, чтобы не

==283


ошибиться в том, от чего зависит понимание почти всего этого предмета, и кто здесь ошибется, тот, сам того не желая, немало удалится от истины и в других вопросах.

ГЛАВА XII

Краткий эпилог о Венере, Любви и Идеях

Итак, Венера—красота, что рождает любовь,—идеальную небесную любовь, которая определяется следующим образом: небесная любовь есть интеллектуальное желание идеальной красоты. Выше было объяснено, что такое желание и что такое интеллектуальное желание. Об идеях было сказано в шестой главе первой книги; они, коротко говоря, являются лишь образами формы вещей; ими наполнен всякий интеллект, ими он мыслит, о чем сказано в «Книге причин»: всякий ум полон образами47. В последней главе первой книги говорилось, что эти образы, называемые идеями, присутствуют в боге как в своем источнике и начале, существуют субстанционально в ангельском разуме, где они с самого начала были заложены богом, и наконец, причастны рациональной душе, которая в силу причастности к субстанции интеллекта причастна и к идеям и, следовательно, к их красоте. Из этого мы может заключить, что любовь к красоте души является не совершенной небесной любовью, а совершенным и близким образом той, которая существует, следовательно, в первом разуме, каковой украшает непосредственно сам бог—творец красоты идей.



глава XIII








Сейчас читают про: