double arrow

Окрестности Царицына и Сарепта

2

В середине века в ближайших окрестностях Царицына стали селиться крестьяне. В основном такие села возникали при помещичьих усадьбах - Винновка, Разгуляевка, а также знаменитые Отрада и Бекетовка - владения астраханского губернатора Н.А. Бекетова. Их владельцы получали землю в собственность от государства за какие-либо заслуги, а затем переводили туда своих крепостных из центра России, либо приглашали туда селиться свободных крестьян с Украины. Дворец Бекетова в Отраде поражал путешественников своим размахом, там был даже бассейн с проточной водой, в котором плескались живые осетры. Сельская церковь Отрады - Никитский храм - является ныне старейшим сохранившимся зданием на территории Волгограда. Она построена в 1795 г. Но в целом вокруг города было еще пустынно.

Более активно крестьянская колонизация шла в северной части уезда, где был более благоприятный климат и пригодная для земледелия почва. К концу века в Царицынском уезде насчитывалось 21 село, в которых проживало 8900 душ крестьян мужского пола. Этого было явно недостаточно для настоящего освоения территории.

Заметным событием в истории нашего города стало основание немецкой колонии Сарепты. Желая цивилизовать малонаселенные южнорусские степи, Екатерина II пригласила всех желающих из Европы поселиться в южнорусских степях. Переселенцам гарантировалось свободное отправление их веры, освобождение от податей, служб и постоев на 30 лет, выделение земли, а также беспроцентная ссуда сроком на 10 лет. На эти привлекательные условия откликнулось множество иностранцев, преимущественно немцев. Большинство из приезжавших в Саратовское Поволжье направлялись в окрестности Дмитриевска (Камышина), а также на левый берег Волги напротив Саратова. Исключением стала Сарепта. Она была образована Евангелическим братским обществом из Верхней Саксонии. Поскольку один из центров общества находился в г. Гернгут, его членов называли еще и гернгутерами. Братство представляло собой своеобразную коммуну-секту с общностью имущества и полным посвящением жизни членов Иисусу Христу. Главным средством для этого считалась миссионерская деятельность. Нижневолжские степи с их дикими кочевниками-калмыками показались братьям наиболее подходящими для этого. Летом 1765 г. небольшая подготовительная экспедиция из пяти человек во главе с пресвитером Даниэлем Фиком, прибывшая в Россию, выбрала для поселения берега речки Сарпы. Обосновались братья на новом месте 3 сентября. Этот день и считается днем основания Сарепты. По указу Екатерины, на нужды колонии выделили тысячу рублей, на которые до весны были построены несколько домов и мельница. Затем в колонию стали прибывать переселенцы, и в 1771 г. их было уже около 200 человек. К началу 1770-х гг. Сарепта приобрела вид благоустроенного зажиточного поселка. Вокруг него был выкопан ров, насыпан вал. Для размещения пушек было сооружено пять деревянных бастионов, при них имелись три караульни, казарма для солдат, пороховой погреб. В колонии уже имелись каменные постройки, в частности, церковь, мукомольная и лесопильная мельницы на Сарпе, разнообразные мастерские - каретная, красильная, столярная, горшечная, свечная, : кожевенная, мыловарная. Сарептяне производили практически все необходимое для жизни на тогдашнем европейском уровне. Излишки в большом количестве продавались в Царицыне и калмыкам. Поскольку зерновое хозяйство и скотоводство в засушливой степи было возможно только для обеспечения своих собственных нужд, колонисты обратились к более прибыльным видам деятельности. Они занялись разведением табака, садоводством, виноградарством и винокурением, в чем немало преуспели. В первые годы колонисты торговали и товарами, привезенными с собой из Германии. Сарепта разительно отличалась от соседнего Царицына уже по внешнему виду. Здесь стояли добротные каменные дома, улицы были замощены. В Сарепте был проведен водопровод из источника в Ергенях, и жители ее практически не страдали от постоянных в этих местах эпидемий. Все дети обязательно обучались грамоте, здесь учили немецкому, латинскому и русскому языку, географии, истории, физике и химии. Несмотря на высокий уровень жизни и развивающуюся торгово-ремесленную деятельность, Сарепта не стала настоящим городком. В колонии все имущество считалось общим, вся прибыль от ремесла и торговли шла в кассу братства, не доставаясь конкретному человеку. Свои комнаты имели только семейные колонисты, все прочие обитали в «братских» или «сестринских» домах, разделяясь по полу и возрасту. Дети также воспитывались вместе. В колонии практиковались общие трапезы, где каждому доставалось поровну. Более того, в Сарепте не было места личной жизни - даже свадьбы устраивались по жребию, все свободное время сарептяне проводили в молитвах и религиозных песнопениях. Главная цель колонистов - миссионерская деятельность по обращению калмыков в христианство - поначалу была довольно успешной. В 1768 г. трое братьев - Иоганн Найц, Кристиан Хамель и Юстус Мальтин отправились в калмыцкую орду. Здесь они провели целый год, изучили калмыцкий язык и проповедовали Евангелие. Калмыки приняли их дружелюбно, однако в христианство перешли лишь немногие. Всероссийскую известность Сарепта получила благодаря открытию в 1769 г. доктором И. Виром минеральных источников на Ергенях. Близ колонии действовали два источника - Гезундбрунн и Шенбрунн. Сюда на лечение съезжался весь высший свет российского общества. Сарепта стала модным курортом. Привыкших к роскоши вельмож привлекали сюда не только чудесные качества минеральной воды, но и легкий путь по Волге, а главное - комфортные условия жизни в сарептских гостиницах. За лето сарептскими водами пользовались до 300 человек. Воду пили, принимали ванны, мазались грязью. Здесь бывали очень влиятельные люди - фаворит Екатерины II Г. Орлов, князья Голицыны, Гагарины, Воронцовы. Посещал Сарепту писатель Сумароков. Значение и популярность Сарепты упали лишь после открытия Кавказских минеральных вод.








. ИСТОРИЧЕСКИЙ ДОКУМЕНТ

 Из жалованной грамоты Екатерины II Сарептскому евангелическому обществу: «... Помянутой землею братьям евангелического общества владеть позволяем мы всегда, доколе в империи нашей жительствовать будут... Всем поселившимся и впредь поселяющимся в ново-заводимой колонии... позволяем пользоваться через целые 30 лет совершенною свободою от платежа податей в казну нашу, также от всяких земских, обыкновенных и чрезвычайных служб, кроме платежа пошлин и акцизов... Ежели кто из поселившихся в помянутой колонии вознамерится выехать из России, то в том даем полную свободу, с тем только, чтобы из нажитого имения... в России от одного года до 5 лет... отдать пятую часть, а кто в России пробыл от 5 до 10 лет и далее десятую часть...»

Народные движения

Во второй половине XVIII в. окрестности Царицына стали местом деятельности многочисленных разбойничьих шаек. Тяжелое положение народа, усиление крепостного гнета, войны с Польшей и Турцией влекли на Волгу множество беглых крестьян, дезертиров и каторжников. Среди волжских казаков появился первый самозванец, взявший на себя имя умершего вскоре после своего свержения царя Петра III. Этим человеком стал беглый крепостной Федор Богомолов, в январе 1772 г. записавшийся в волжские казаки под вымышленным именем казачьего сына Федота Казина. Находясь в учебной команде, Богомолов вскоре объявил своим сослуживцам, что на самом деле является чудесно спасшимся императором, приказал арестовать офицеров и идти на Дубовку. Но часть команды осталась верна присяге. Богомолов сам оказался под арестом и отправлен сначала в Дубовку, затем в Царицын. В царицынской тюрьме Богомолов провел апрель и май 1772 г., ожидая следствия и суда. Однако он продолжал представляться царем и сумел привлечь на свою сторону часть солдат и горожан. 25 июня при конвоировании через город его сторонники попытались освободить Богомолова. Лишь применением оружия коменданту И.Е. Цыплетеву удалось навести порядок. На городской площади лже-Петра выпороли кнутом, вырвали ноздри и выжгли на лбу слово «вор». Вскоре он умер по дороге на каторгу в Сибирь. Весь гарнизон Царицына был сменен, солдаты разосланы по разным крепостям и полкам. Окрестности Царицына кишели и просто разбойничьими шайками, чьи атаманы не прикрывались высокими именами. Условия Волго-Ахтубинской поймы с изобилием проток и островов создавали отличные возможности для разбойников, порой устраивавших в труднодоступных местах целые укрепленные лагеря.

 Весной 1772 г. в Качалинской станице были арестованы члены шайки атамана Иванова. Шайка численностью до 100 человек зимой отсиживалась на квартирах у казаков, а летом грабила суда на Волге. Летом 1773 г. солдаты Царицынского гарнизона взяли на Волге ватагу в 60 человек, также промышлявшую грабежом судов.

Ниже Сарепты на островах действовала еще одна шайка до 100 человек, поймать которую не удавалось.

В августе 1774 г. на Нижнюю Волгу вступила повстанческая армия самого известного самозванца - Е. Пугачева. Двигаясь на юг, восставшие взяли Дмитриевск (Камышин) и вошли в пределы Царицынского уезда. Волжские казаки не оказали сопротивления. У Балыклейской станицы на р. Пролейке 16 августа произошло крупное сражение пугачевцев с правительственными войсками. Донские казаки сражались неохотно, и когда перевес обозначился на стороне Пугачева, спаслись бегством. Часть казаков, калмыков и солдат перешли на сторону восставших. Майор Диц, взятый в плен, был казнен. На следующий день Пугачев вступил в Дубовку. Казаки присягнули ему, до 200 дубовчан влились в его войско. Вместо бежавшего в Царицын Персидского, атаманом был избран войсковой старшина А.И. Венеровский. Царицынский гарнизон был явно не в состоянии противостоять восставшим. Однако комендант города полковник И.Е. Цыплетев проявил себя как умелый организатор. Он загодя отремонтировал аварийную часть городского вала, снял с укрепленной линии между Волгой и Доном все пушки и сосредоточил их в городе, прикрыв батареями самые опасные места. Две батареи были устроены на судах на случай прорыва пугачевцев по Волге. К гарнизону были присоединены войска, снятые с Царицынской линии, бежавшие с поля боя у Пролейки казаки и калмыки, спасшиеся офицеры и солдаты из Саратова и Дмитриевска. Цыплетев произвел мобилизацию в городе и вооружил 300 местных жителей, вызывавших доверие. Предместье, закрывавшее обзор с вала и бастионов, было сожжено. В результате правительственные силы в Царицыне насчитывали до 6 тыс. чел. и 73 пушек против примерно 10-12 тыс. и 24 пушек у Пугачева. Правда, вскоре царицынский гарнизон уменьшился. После боя, 20 августа на р. Мечетке казачий полковник Кутейников попал в плен, а около 400 казаков перешли к Пугачеву.

Имя в истории края

Пугачев Емельян Иванович Родился в 1740, по др. данным в 1742 г. в ст. Зимовейской, ныне Октябрьский район Волгоградской области. Участвовал в Семилетней войне 1756-1762 гг., русско-турецкой войне 1768-1774 гг. В 1770 г. произведен в офицерский чин хорунжего. В 1771 г. дезертировал, жил на Тереке, затем в поселениях старообрядцев на территории Речи Посполитой. В 1772 г. воспользовался указом Екатерины II о разрешении старообрядцам переселяться в Россию и вернулся под чужим именем. Поселился на р. Иргиз в Саратовском Заволжье, но вскоре был опознан как дезертир, арестован и приговорен к ссылке на каторгу в Сибирь. В мае 1773 г. бежал из тюрьмы в Казани, осенью 1773 г. на Яике объявил себя императором Петром III. Казнен в Москве 10 января 1775 г.

Утром 21 августа пугачевцы показались на Сибирь-горе (район нынешней ул. Невской). Там были установлены их пушки, оттуда же под прикрытием орудий начался общий штурм города. В это же время до тысячи человек попытались высадиться на берег Волги у города с лодок. Масса пугачевцев атаковала город по всему фронту от Волги до вала Царицынской линии. Однако до крепостного вала нападавшие не дошли. Царицынская артиллерия оказалась намного эффективней пугачевской. Несколько повстанческих пушек было сбито метким огнем артиллеристов под командованием майора Харитонова. Пугачевцы, понеся потери, вернулись на исходные позиции. Лодки на Волге также были разогнаны огнем плавучих батарей, несколько лодок было потоплено. Вскоре Пугачев понял, что штурм не удался. Он отошел выше по Царицынской линии за пределы видимости и обошел город с запада. Грамотные действия коменданта спасли город. Важную роль в успешной обороне Царицына сыграла надежность гарнизона, смененного только два года назад. В награду за стойкость Екатерина II произвела всех офицеров в следующие чины, невзирая на выслугу лет. Цыплетев стал генерал-майором, а вскоре был назначен саратовским вице-губернатором. Солдаты были награждены серебряными рублями с изображением императрицы (они тогда использовались в качестве медалей). На следующий день Пугачев вошел в Сарепту, покинутую жителями (колонисты вовремя уехали в Астрахань). Здесь он провел три дня на отдыхе, имущество колонии было полностью разграблено. Наконец, 25 августа у Черного Яра Пугачев был настигнут карательным корпусом И.И. Михельсона и наголову разбит: 2 тысячи пугачевцев было убито, 6 тысяч взято в плен. Сам Михельсон потерял всего 16 человек убитыми. Пугачев с небольшим числом сподвижников бежал, но 14 сентября в Заволжье схвачен изменившими ему приближенными и выдан властям. 10 января 1775 г. он был казнен в Москве.

Направленный императрицей на борьбу с самозванцем, 1 сентября через Царицын проехал А.В. Суворов. 5 сентября он уехал в Николаевскую слободу, куда был доставлен из степи Пугачев. Город был переполнен войсками и пленными. Здесь публично казнили 5 пугачевцев, многих секли кнутом. Отсюда пленных пугачевцев вели в Россию колоннами. Однако разгром армии Пугачева не означал успокоения на Нижней Волге. Напротив, ускользнувшие от наказания пугачевцы составили новые разбойничьи шайки.

Только в 1775 г. здесь были ликвидированы несколько групп волжских пиратов.

Беглый солдат Игнат Заметаев с шайкой до 200 человек действовал по всему Нижнему Поволжью до побережья Каспийского моря. Его шайка была разбита в бою. Атаман по сенатскому указу был бит кнутом везде, где он грабил, для чего его возили по всей Нижней Волге.

Дважды беглец - из крестьян и солдат, атаман Кулага (К. Дудкин) был схвачен в Дубовке и отправлен в Сибирь, но его сообщники продолжали действовать и дальше.

Бывший пугачевец атаман Филиппов был пойман казаками Караваинской станицы. В 1776 г. в окрестностях Царицына разбойничали атаманы Овчинников, Збойков, Поскоков, Дегтярев. Особенно прославились атаманы Поляков по кличке Шагала и Рыжий (И. Овчинников). Последний в 1778 г. недалеко от Сарепты даже напал на отряд, сопровождавший астраханского губернатора И.В. Якоби. В 1780 г. недалеко от Царицына, на Иловле, объявился новый самозванец. На этот раз назвал себя Петром III донской казак Максим Ханин, воевавший ранее у Пугачева и работавший на хуторе полковника Персидского. Но уроки Богомолова и Пугачева не прошли для донских властей даром. Ханин был тут же схвачен и под строжайшей охраной в глубокой тайне отправлен в Саратов. Разбои на Волге не прекращались, и уже Павел I указом 20 июня 1797 г. создал для борьбы с речными пиратами флотилию легких гребных судов. Эти суда - гардкоуты - были вооружены пушкой и легкими орудиями, на их борту находились подготовленные воинские команды. Три таких судна постоянно крейсировали между Царицыном и Астраханью, три - между Царицыном и Казанью. Эта мера помогла несколько сократить набеги разбойников на купеческие суда.



2




Сейчас читают про: