double arrow

Клавдия Ивановна Шульженко


 

Более 30 лет назад перестало биться сердце Клавдии Ивановны Шульженко

В то далекое и трудное военное время ее голос поднимал бойцов и командиров Красной армии в атаки, исцелял раненых и вселял уверенность, что Победа уже близко. Клавдия Шульженко была и остается не просто национальным достоянием, а настоящей классикой и эталоном искусства. Казалось бы, не такой сильный голос, да и не такая привлекательная внешность, но «Синенький скромный платочек» или «Давай закурим» становились шлягерами. О ней без преувеличения говорят – советская Эдит Пиаф.

Шульженко родилась 24 марта 1906 года в Харькове в семье бухгалтера управления железной дороги. Когда отец начинал петь, со всей улицы, да и соседних тоже, подтягивались слушатели. Еще больше приходило в их двор народу, когда Иван Шульженко объявлял, что вечером состоится не только концерт, но и небольшой спектакль, который разыгрывали отец с матерью, их сын Коля, а также маленькая Клава.

Она мечтала стать актрисой. В Харькове был украинский драматический театр, где служил прославленный режиссер Николай Синельников. К 15 годам Клавдия пересмотрела весь репертуар театра и поклялась себе, что через два-три года обязательно станет актрисой. Но случилось это даже раньше запланированного срока. На просмотре она решила исполнить песню «Розпрягайте, хлопці, коней». Аккомпанировал юной Клаве тогда еще малоизвестный 22-летний заведующий музыкальной частью Исаак Дунаевский, который в то время жил в Харькове. Она мечтала о театре, но отец твердо гнул свою линию. И чуть ли не насильно привел ее за руку к профессору консерватории Никите Чемизову. Тот учил ее музыке, но однажды не выдержал, вздохнул: «Ты счастливая, у тебя голос поставлен от природы, тебе нужно только развивать и совершенствовать его».




Тогда же Клавдия впервые осознала, что ее предназначение – петь. «Ты должна играть песню и при этом исполнять в ней все роли». Эти слова Николая Синельникова она помнила всю жизнь. Она всегда учитывала мнение слушателей, пытаясь выстроить свой репертуар таким образом, чтобы у них не возникало желания покинуть зал еще до того, как закончится концерт.

В 1923 году Клавдия Шульженко впервые пела на сцене — романс «Звезды на небе» в спектакле «Казнь», а спустя всего пять лет артистка выступала на сцене Мариинского театра на концерте ко Дню печати. Молодая певица приехала уже со своим репертуаром. Еще в Харькове артист Брейтингам и тогда студент консерватории Юрий Мейтус написали для Шульженко «Силуэт», балладу «Красный маяк» и зарисовку «На санках», которую Клавдия Ивановна исполняла многие годы.

В Ленинграде, на сцене Мюзик-холла, она исполняла две песенки в спектакле «Условно убитый» на музыку Дмитрия Шостаковича. За дирижерским пультом был Исаак Дунаевский. Там же, на сцене Мюзик-холла, певица встретила будущего мужа — конферансье, исполнителя сатирических куплетов и чечеточника Владимира Коралли. Несмотря на рождение сына Георгия в 1930 году, творческая пара много гастролировала.



В середине 1930-х годов были сделаны первые записи ее песен на грампластинки. Именно это позволило ей стать не только узнаваемой, но и любимой миллионами людей.

Объявление о начале войны застало певицу на гастролях в Ереване. Добровольно вступив в ряды действующей армии, в первый год ленинградской блокады она дала 500 концертов. Сотни раз певица выезжала на фронт, выступая перед бойцами. Ее песни звучали на передовых и в госпиталях. Неизменное концертное платье и каблуки — будь-то Дом культуры, аэродром или лесная опушка. В 1942 году Клавдию Ивановну наградили медалью «За оборону Ленинграда», а 9 мая 1945года - орденом Красной Звезды.

 Голос Шульженко звучал на всех фронтах, а воплощением нежности и затаенной тоски по дому стала песня «Синий платочек», написанная изначально на польское стихотворение. Автором нового текста был лейтенант Михаил Максимов, и песня стала неизменной спутницей Клавдии Шульженко на всех концертах и военного, а потом и мирного времени.

Летом 1945 за выдающиеся заслуги в области вокального искусства» певице было присвоено звание заслуженной артистки РСФСР.Тогда журналисты писали, что окончательное творческое кредо Шульженко, ее художественная тема и лирическая героиня сформировались именно в годы войны, потому что в ее репертуаре больше не было «случайных» песен. На самом же деле песни по-прежнему были разными, просто артистка научилась делать их «своими», песни в ее исполнении становились историями из жизни, «окартиненными» то кастаньетами, то связкой писем, то веткой сирени, то синим платочком, что взмывал над сценой и «падал с опущенных плеч».



В послевоенные годы Шульженко буквально «воцарилась» на эстраде, задавая тон в вокальном жанре. Ее изящные пустячки мгновенно обретали популярность. Каждый месяц – десятки сольных выступлений. Каждый день – сотни поклонников.

С годами ее мастерство лишь оттачивалось. Став народной артисткой СССР, она не пыталась задерживать внимание зрителей на музыкальных ритмах, костюмах, косметике или прическе. Актриса заставляла видеть и слышать совсем другое, задумываться о чем-то действительно важном.

В 1947 году в её репертуаре появилась ставшая впоследствии широко известной песня «Друзья-однополчане». В 1954 году вышла первая долгоиграющая пластинка певицы. В марте того же года она снялась в кинофильме режиссёра В. П. Строевой «Весёлые звёзды».

В октябре 1965 года певица приняла участие в Первом фестивале советской эстрадной песни, проходившем в Московском государственном театре эстрады. Через два года, в 1967, она стала членом жюри этого фестиваля.

В 1980 году записала свою последнюю долгоиграющую пластинку «Портрет». В 1981 году в издательстве «Молодая гвардия» вышли её мемуары «Когда вы спросите меня…» (литературная запись Глеба Скороходова). В декабре 1983 года певица приняла участие в съёмках телевизионного фильма «Вас приглашает Клавдия Шульженко» (режиссёр — С. Журавлёв), премьера которого состоялась 18 декабря по первому каналу Центрального телевидения.

О ее характере ходили легенды, но певица всегда знала себе цену. «Я стала эпохой в нашей культуре», – как-то сказала она своему концертмейстеру. Тот возразил, что такой вывод должен сделать народ. «Народ может и забыть», – ответила Клавдия Шульженко.В последние годы жизни она стала с удовольствием слушать свои записи и каждый день ставила на проигрыватель пластинку. А ведь раньше, если кто-то заводил патефон с ее песнями, отмахивалась: «Боже, как мне надоела эта Шульженко!».

Умерла Клавдия Ивановна 17 июня 1984 года в своей московской квартире, где стоял рояль, который Дмитрий Шостакович проиграл когда-то Исааку Дунаевскому в преферанс, а певица выкупила его. Похоронена в Москве на Новодевичьем кладбище (участок № 10). По воспоминаниям очевидцев, в день её похорон шёл дождь, но, когда гроб опускали в могилу, вдруг выглянуло солнце.

Харковчане свято чтят ее память. В областном центре создан музей Клавдии Шульженко. Ежегодно проводятся «Шульженковские фестивали».

 







Сейчас читают про: