double arrow

Пешие походы, «Кильки в томате» и патефон


Кончался 1946-й - первый послевоенный год. В деревни и села района стали прибывать юноши-комсомоль­цы из госпиталей и воинских частей. Это в 1946-1947 годах было редкостью, так как война подобрала почти весь 1925-й, частично - 1926 и даже 1927 годы рождения. В комсомоль­ских организациях сел и деревень практически остались одни девочки, юноши были редкостью.

Первым секретарем райкома комсомола в 1947 году работал Анатолий Милютин - мой друг. Мы учились вместе в Артинской средней (тогда единственной в районе) школе с 5 класса, он был демобили­зованный участник Великой Отечественной войны, воевав­ший в составе ВДВ на Карель­ском перешейке. Еще в школе он был комсоргом. В феврале 1943 года мы вместе с 55 юно­шами из Артинского района были направлены на обучение в Черкасское пехотное учили­ще в г. Свердловск, где Толя был избран комсоргом нашей роты. Так сложилась его судьба, что он повсюду, независимо от своего желания, был комсо­мольским вожаком, лидером.

Что могло оживить работу комсомольских органи­заций в этой очень трудный для жизни период? Война была цементирующим фактором для молодежи, но все смертельно устали и морально, и физически от дикого напряжения военных лет. Так было и у нас, на артин- ской земле. Опустели деревен­ские вечеринки - ни гармонис­тов, ни плясунов, ни настроения.




Во весь рост встала проблема: как перешагнуть че­рез эту психологическую трав­му, оживить жизнь сельской молодежи, пополнить поредев­шие ряды ВЛКСМ и вдохнуть в них идею созидания и восста­новления сельского хозяйства. Единственной базой для роста рядов были школьники, кото­рые уже подросли и возмужали на сельхозработах. Райком партии направил в помощь райкому комсомола молодых участников Великой Отечес­твенной войны-комсомольцев, проходящих кандидатский стаж для вступления в члены партии. Конкретно - Максима Корлыханова - заведующего отделом культуры Артинского райиспол­кома, меня - инспектором отдела культуры, Михаила Голованова - заведующего отделом физкультуры и спорта Артинского райисполкома, Устюгова - уполномоченного комитета госбезопасности.

У каждого из нас были свои объекты работы, населен­ные пункты, колхозы, клубы, дома культуры, оговоренные на бюро райкома, план работы со сроками исполнения. Посколь­ку транспорта у нас не было, легковой автомобиль был только у первого секретаря райкома партии да полуторка в райбольнице, она же и грузо­вая, она и «скорая помощь». Остальные все начальники, включая и председателя рай­исполкома, ездили на лошадях: кто - в повозках, а кто - верхом, особенно в грязь и распутицу. Несколько грузовиков было у завода. Поэтому я предпочитал не искать попутный транспорт долго и упорно, а ходил в командировку по району пеш­ком. Обычно уходил на неделю. Шел из Артей в Пантелейково. Поскольку все мероприятия проводились тогда только после основной работы и после вечерней дойки коров дома, то все мероприятия кончались очень поздно вечером, практи­чески ночью. Обычно это были моя лекция о международном и внутреннем положении стра­ны, беседа о комсомоле агит­массового характера, неболь­шой концерт местной само­деятельности или просто общее пение и пляски типа посиделок и, конечно, танцы под патефон. Смотришь, а уже около часа ночи. Ночевал обычно в клубе. Поутру шел в магазин и покупал единствен­ные консервы «Килька в томате» и пряники артинской пекарни. Хлебом свободно не торговали, столовых не было. А «Кильку в томате» и пряники я до сих пор не люблю. Поутру шел в Ста­рые Арти, потом в Сенную, По- ташку, Березовку. На следую­щей неделе я дежурил по отделу, а Максим, мой началь­ник, уходил по своему маршру­ту - и тоже на неделю. Такая работа в гуще молодежи мне нравилась, налаживалось тесное живое общение с людьми. И результат не замедлил ска­заться. Начались межклубные и районные смотры самодея­тельности. В них включились и школы. А главное - сердца молодых начали оттаивать от нанесенных войной ран.



Максим Корлыханов максимально обновлял оборудование культпросвет- учреждений. Всюду были уста­новлены батарейные приемни­ки «Родина», патефоны с плас­тинками для танцев. Баянисты и гармонисты клубов и домов культуры обучались на 3-месячных курсах. Пополнялись библиотеки. Михаил Голованов обеспечивал комсомольские организации колхозов и спортивные секции сел спортинвентарем, организо­вывал спортивные мероприятия и в поселке, и на селе. Веду­щей, конечно, была комсомоль­ская организация Артинского механического завода. В эти годы в заводскую организацию влились выпускницы индустри­альных техникумов, молодые рабочие игольного производ­ства, которые принесли в поселок и рабочий клуб более высокий уровень культуры. Да работали в те годы люди с высокими требованиями к себе. Клуб тех лет был настоящим театром драмы и комедии поселка. Профсоюз завода не жалел ни денег, ни времени на работу с молодежью. Смотры, лыжные и другие спортивные соревнования сменяли друг друга. На селе лучшие результаты были в Поташкинской, Сухановской, Староартинской, Березовской комсомольских организациях в границах старого района - без манчажской и сажинской зон и в соответствующих учрежде­ниях культуры.



 







Сейчас читают про: