double arrow

Тема: Композиционная структура и особенности жанра романа. Система внутренних соответствий в рамках романа. Смысл финала.


Литература. Группа БУ-1

Теория:

1. Прочитайте лекцию, ответьте на вопросы:

Композиционная структура романа.Композиция «Мастера и Маргариты» оригинальна и многопланова. В рамках единого произведения сложно взаимодействуют два романа – повествование о жизненной судьбе Мастера и созданный им роман о Понтии Пилате. Главы вставного романа об одном дне римского прокуратора рассредоточены в основном повествовании о московской жизни главного героя и окружающих его людей. Таким образом, в итоговой книге Булгакова сопряжены два временных плана и два по-разному организованных художественных пространства.

Среди литературоведов нет единого мнения о том, когда происходят события, относящиеся к современной, московской линии романа. По ряду деталей можно заключить, что писатель соединил (контаминировал) реалии 1929 и 1936 годов. Тем самым современности, как всегда у Булгакова, в романе придан несколько условный, исторически обобщенный характер.

Московские события начинаются со встречи и спора только что появившегося в столице «иностранного специалиста» с председателем МАССОЛИТа Михаилом Александровичем Берлиозом и поэтом Иваном Бездомным, а завершаются через четыре дня, когда Воланд и его свита вместе с Мастером и его возлюбленной покидают российскую столицу. За это время булгаковский сатана со своими помощниками успевает немало накуролесить, растревожить покой московских обывателей, выставить на осмеяние нелепости советских учреждений и пороки отдельных лиц.




Роман Булгакова – сокровищница необыкновенно разнообразных красок и стилевых приемов. Писатель охотно пользуется и романтическим стилем (история любви Мастера и Маргариты); и щедринской сатирой (вспомните, например, костюм, который без владельца-бюрократа самостоятельно принимает резолюции); и гоголевской фантастикой (сцены шабаша, полетов на метле и человеке-борове); и народной буффонадой (таков характер приключений Коровьева – Фагота и кота Бегемота).

Все это напоминает порой веселое, а порой страшное дьявольское издевательство над святынями, литургию наоборот: даже модный фокстрот, гремящий то в ресторане писателей, то за стеной квартиры сходящего с ума профессора, то на балу у сатаны, – кощунственно называется «Аллилуйя». Другая метафора происходящего – «сумасшедший дом», каковым в пространстве романа оказывается не только клиника доктора Стравинского, но и весь изображенный в нем современный мир. «О, боги, боги», – систематически восклицают по ходу сюжета то автор, то кто-нибудь из персонажей.

В 27 озорных глав романа вклиниваются строгие, заданные ритмизированным началом второй главы описания истории Понтия Пилата и бродячего философа Иешуа Га-Ноцри. Фрагменты этой истории по-разному вводятся в текст: то как рассказ Воланда, то как сон Ивана Бездомного, то как части созданного Мастером романа.



Обе линии единого произведения – современная и мифологическая – явно или неявно перекликаются друг с другом, соединяясь на разных повествовательных уровнях текста. От умения заметить и осмыслить эти переклички во многом зависит понимание смысловых глубин «Мастера и Маргариты».

2. Система внутренних соответствий в рамках романа.Почти все персонажи московского сюжета имеют своеобразных «двойников» в мифологическом мире. Мастер похож на Иешуа, Берлиоз – на Кайфу, Иван Бездомный – на Левия Матвея, Алоизий – на Иуду. Палачи, корыстолюбцы, доносчики, изменники, явившиеся на бал сатаны, соотносятся в московской части романа со Степой Лиходеевым, взяточником Никанором Босым, жадной старушенцией Аннушкой, жуликом-буфетчиком Андреем Фомичом, прелюбодеем Семплияровым (разница между этими двумя группами, быть может, лишь в том, что «нынешние» негодяи помельче масштабом).

Параллель Москва – Ершалаим подчеркивается календарными перекличками решающих действий: арест Иешуа и встреча Воланда с литераторами происходят в среду; казнь и последующие события в Ершалаиме завершаются, как и прощание героев с Москвой, в ночь на воскресенье. Системой соответствий пронизаны и пейзажные описания, и даже метеорологические характеристики в двух романных пластах: переулки Арбата похожи на Нижний Город, ресторан «Грибоедов» – на дворец Ирода Великого. Гора, где совершается шабаш сатаны, и место казни Иешуа носят одно и то же название, хотя между ними – огромное географическое пространство. В обоих городах днем нещадно палит солнце (в Москве оно «разбито на куски», в Ершалаиме в момент казни Га-Ноцри просто «лопнуло» – картина страшная!), а вечером властвует Луна. Наконец, над обоими городами сгущается Тьма (понятие многозначное, апокалиптическое) и проходит гроза.



Все эти совпадения призваны развернуть характерную для Булгакова эсхатологическую картину наступления Судного часа: и во времена Иешуа, и в XX веке.

3. Жанр произведения и его нравственный потенциал.Писатель не случайно обратился к жанру романа-мифа. Миф – это такая художественная структура, которая воплощает систематически повторяющееся в жизни человечества, несет в себе широкое обобщение, отвлекается от пестрой повседневности. Вместе с тем миф представляет собой не абстрактное логическое обобщение, а живую, убедительную в своей конкретности картину. С этой точки зрения не только каждая эпоха, но и каждый человек оказываются в использованном Булгаковым мифе в «экстремальной ситуации» конца света, ждет Страшного (высшего) суда и получает или должен получить «по делам своим».

В романном мире «Мастера и Маргариты» жизнь продолжает свое течение. Одни герои нашли подлинные нравственные ценности (Иван Бездомный обретает дом и – что символично – становится профессором истории), другие совершили первые шаги к нормам человеческого поведения (стал добрым Варенуха, занялся делом Семплияров, поздоровел Лиходеев), а третьи (в том числе доносчик и предатель Алоизий) благоденствуют и ведут прежнюю жизнь.

Иное дело – в мифологизированном, условном сюжете посещения сатаной Москвы. Почти так же, как в Ершалаиме, потухает московское разбитое солнце в стекле и одновременно приоткрывается завеса будущего: «все будет правильно», «будет так, как надо». Предвозвестием этого грядущего поднимается в романе очистительное пламя, охватывающее не только «нехорошую квартиру», подвал на Арбате, но и писательский дом «Грибоедова». Символичен полушутливый-полусерьезный разговор Воланда с Коровьевым, якобы помогавшим пожарным. ««Ах, если это так», – говорит сатана, – то, конечно, придется строить новое здание. – Оно будет построено, мессир, – отозвался Коровьев, – смею уверить вас в этом». Характерно, что в ершалаимском сюжете о строительстве Нового Храма говорит Га-Ноцри.

Помимо исторического и реального в романе выделяется и фантастический пласт, который делает роман еще более загадочным и привлекательным. И здесь на передний план Булгаков выводит князя тьмы Воланда как представителя абсолютного зла. Не случайно сам М.Булгаков называл свой роман фантастическим. Так же обычно его жанр определяют и читатели, так как фантастические картины в нем, действительно, колоритны и занимают значительное место в романе.

Однако фантастика у Булгакова не является самоцелью. Такую сложную структуру построения произведения автор использует с целью разоблачения зла реального, порожденного новым строем. И поэтому вместе с фантастикой в повествование врывается сатира, которая, в свою очередь, так же является средством разоблачения «бесчисленных уродств» быта, бесчеловечных проявлений тоталитарного режима, царящего в Москве 30-х годов. Не имея возможности высказать свои мысли прямо, писатель обращается к фантастике, которая, с одной стороны, как бы отдаляет содержание романа от действительности, а, с другой стороны, помогает увидеть за невероятными событиями алогичность и жестокую бессмысленность многого из того, что происходит в стране в эти годы. Фантастика позволяет сатире Булгакова проникать в совершенно запретные для литературы зоны, она, как увеличительное стекло, наведённое на недостатки общества и человеческие пороки, делает их видимыми для всех, разоблачает их в глазах читателей.

И стоит заметить, что сатиру автор использует только в изображении мира московских обывателей. Таким образом назвать просто философским, или фантастическим, или сатирическим этот роман нельзя.

Таким образом, автор подводит читателя к выводу, что борьба света и тьмы, черных туч и огня завершится победой света. Несмотря на все недостатки человечества, на страдания его лучших сынов, на непосильный груз, который они несут, писатель утверждает, что благополучный исход и есть великая тайна жизни. Так в роман входит тема любви к людям и милосердия.

Принципиально важны с этой точки зрения слова Иешуа о том, что все люди добры, перекликающиеся в сцене бала у Воланда с советом Коровьева Маргарите: «Если кто-нибудь не понравится, <…> нужно полюбить его, полюбить, королева». По мнению М. Булгакова, человек достоин любви, если в нем проснулось хотя бы малейшее человеческое качество. Прощенные Понтий Пилат и Фрида – подтверждение тому. Даже Иуда, произносящий в момент смерти имя возлюбленной, на мгновение приобретает черты трагического персонажа.

Мысль о сосуществовании в человеке и человечестве противоположных нравственных устремлений, духовного и бездуховного проводится писателем не только в сопоставлениях и противопоставлениях отдельных персонажей, но и в коллективном портрете толпы во время объявления приговора и казни Иешуа в Ершалаиме и на сеансе черной магии в Москве. Любопытство людей, их равнодушие сменяются ужасом при виде кровавого зрелища, радостью за спасенного и сочувствием к мучимому. «Они люди как люди, – резюмирует наблюдения над москвичами Воланд. – Любят деньги, но ведь это всегда было… Ну, легкомысленны… Ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца… Обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних…»

Труден будет их путь, но залог будущего успеха – наличие у людей извечных нравственных ценностей. Именно об этом был спор Воланда с Берлиозом в первой главе романа, хотя речь на первый взгляд шла о наличии Бога и дьявола, света и тьмы. Здесь М. Булгаков как никогда близок к Ф. Достоевскому, понимавшему Бога не как чудотворца, а как проявление высшей нравственности, категорического императива, как называл это И. Кант, имя которого, разумеется, вполне сознательно писатель тут же вводит в роман.

Решающим доказательством бытия Бога немецкий философ считал существование в сознании человека морального закона, «доброй воли», идеи добра. Для Берлиоза, Каифы и Понтия Пилата в момент принятия последним решения о казни Иешуа нет нравственного императива, нет извечных нравственных законов. Все они руководствуются сиюминутными интересами, как, впрочем, и ряд других персонажей романа – от Иуды до буфетчика варьете.

Доказательством вечности и незыблемости нравственных законов служат в романе образы Иешуа и Воланда. При этом, как неоднократно отмечалось литературоведами, эти два мифических персонажа, в отличие от действующих лиц библейских и литературных преданий, не противостоят друг другу. На это указывает и эпиграф к первой половине романа («Я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо»),и висящий на шее дьявола знак золотого жука, символизировавший в Древнем Египте зло, порождающее добро. Без тени не было бы света, поучает Левия Матвея Воланд в одной из заключительных глав романа. Другими словами, Иешуа и Воланд – всего лишь «разные ведомства» единого миропорядка, в котором тем не менее ведущим остается свет, добро. Знаменательно, что, несмотря на попытки Воланда «обзавестись тряпками и заткнуть все щели», милосердие то и дело проникает и в его владения.

Художественным доказательством приоритета вечной нравственности над сиюминутными интересами служит и судьба Понтия Пилата, двенадцать тысяч лун расплачивающегося за свою слабость, и отречение Ивана Бездомного от графоманской утилитарной поэзии и превращение его в серьезного ученого. На то же, хотя и в сниженном плане, намекает и рассказ о Николае Ивановиче, с сожалением вспоминающем в эпилоге об упущенной возможности жить подлинной жизнью.

4. Тема судьбы и личной ответственности в романе.Наиболее прочно скреплены два разных пласта булгаковского романа общей для них проблематикой: противостояния творческой личности и толпы, личного выбора, отношения выпавшей человеку судьбы и его личной ответственности. Судьба у Булгакова – цепь взаимосвязанных обстоятельств (смерть Берлиоза, встреча Мастера с Маргаритой, зависимость жизни Иешуа от римского наместника). Человек смертен. И потому не должен преувеличивать своих возможностей планировать жизнь. Однако в каждом случае сюжет выстраивается писателем так, что от самого персонажа хотя бы отчасти зависит, по каким законам развивается его жизнь. Более того, автор настойчиво «облегчает» любимым героям возможность повернуть свою личную участь в благоприятную в бытовом плане сторону: нужно лишь отказаться от того или иного нравственного принципа.

Стоит Иешуа покривить душой, на что ему едва ли не прямым текстом намекает Пилат, – и жизнь его будет спасена. Стоит Мастеру начать писать так же, как все, т. е. подлаживаясь под господствующие нормы, – и он окажется в МАССОЛИТе. Трижды подвергается испытаниям Маргарита: когда Воланд спрашивает, нет ли у нее «какой-нибудь отравляющей душу печали»; когда она отказывается от убийства пусть даже ненавистного ей критика Латунского и когда, наконец, просит за Фриду, вместо того чтобы попросить за себя и Мастера.

В ряде случаев М. Булгаков дает персонажам равные возможности изменить свою жизнь. И если одни используют предоставленный им шанс, то другие так и остаются поклонниками мамоны. В частности, в шестой главе перед поэтом Рюхиным, осознавшим ничтожность своего таланта, открывается тот же путь к изменению его судьбы, который выбрал Иван Бездомный. Однако вместо этого он лишь продолжает завидовать Пушкину.

5. Образ Маргариты и тема творчества в романе.Примером следования нравственной заповеди любви является в романе Маргарита. Это единственный персонаж, не имеющий двойника в мифологическом сюжете повествования. Тем самым Булгаков подчеркивает неповторимость Маргариты и владеющего ею чувства, доходящего до полного самопожертвования (Маргарита во имя спасения Мастера заключает договор с дьяволом, т. е. губит свою душу). Любовь к Мастеру сочетается в героине с ненавистью к его гонителям, но даже ненависть не в состоянии подавить в ней милосердия. Так, разгромив квартиру Латунского и перепугав взрослых обитателей писательского дома, она успокаивает заплакавшего ребенка.

С образом Маргариты связана излюбленная булгаковская тема любви к семейному очагу. Комната Мастера в доме закройщика с неизменной для художественного мира Булгакова настольной лампой, книгами и печкой становится еще уютнее после появления здесь Маргариты – музы Мастера.

Так входит в роман важнейшая для писателя тема творчества. Булгаков и здесь решает проблему соотношения вечного и временного: он убежден, что только полная отдача истине, желание писателя нести правду сердца и ума обеспечивают произведению незыблемую ценность, такую же, какой наделены музыка Ш. Гуно или И. Баха. Музыкальные ассоциации с творчеством этих и некоторых других композиторов составляют фон романа, что тоже характерно для всего творчества писателя. Мастеру противостоит равнодушная толпа, к которой относятся и занимающиеся псевдотворчеством люди, заботящиеся лишь о своем благополучии. В романе создана целая галерея членов МАССОЛИТа (сама эта аббревиатура в тексте Булгакова более чем иронична), начиная от литературных генералов Михаила Александровича Берлиоза и упоминаемого завистливыми коллегами сибарита-драматурга Лавровича и кончая критиком Абабковым и поэтами Павиановым, Богохульским, Шпичкиным, Бузняк, чьи фамилии говорят сами за себя. Эти бездари травят Мастера, доводят его до сумасшедшего дома и полного отказа от своего детища – романа.

Литературоведы сходятся во мнении об автобиографичности образа Мастера. Действительно, достаточно обратиться к письмам М. А. Булгакова и воспоминаниям о нем, чтобы увидеть и чисто внешнее сходство автора и героя (от фигуры до шапочки-ермолки), и общее для обоих чувство отчаяния от работы «в стол». В то же время перед нами широкое обобщение. Судьба Мастера – участь многих художников России, вынужденных замолчать в эпоху тоталитаризма.

«Мне нужен абсолютный покой, – писал жене М. А. Булгаков, измученный обрушивающимися на него друг за другом несчастьями. – Да, вот именно, абсолютный!» Такой покой и дарует по просьбе Иешуа Мастеру и Маргарите Воланд.

6. Смысл финала романа.Исследователи творчества М. Булгакова не едины в вопросе о том, почему Мастер «не заслужил света, а заслужил покой». Одни утверждают, что это наказание за малодушие. Ведь он так и не дописал роман, сдался, что отличает его от повелителя света Иешуа. Последняя фраза Мастера, которой он «отпустил» Понтия Пилата («Свободен! Свободен!»), не соответствует той, которой Мастер хотел закончить роман. Этими задуманными Мастером словами дважды (в 32-й главе и в эпилоге) завершит повествование сам М. Булгаков. Что, кстати, позволяет увидеть и разницу между Мастером и автором романа.

Противники «концепции наказания» считают, что Мастер обрел именно то, что необходимо художнику-романтику. Он преобразился в рыцаря-менестреля. Он будет писать теперь в полном согласии со своей совестью. Мастер обрел желанный уют, верную спутницу, он погружается в музыку, постигает мудрость жизни. Вполне возможно, что судьбу мастера проясняет реминисценция с пушкинским утверждением «на свете счастья нет, но есть покой и воля». (Пушкин был любимым автором Булгакова.) В книге И. Л. Галинской дан очень простой ответ: свет уготован для святых, а покой предназначен “истинному” человеку. Что же не позволяет причислить булгаковского Мастера к святым? Можно предположить: и в жизни, и за смертным порогом герой остаётся слишком земным. Он не хочет преодолевать в себе человеческое, телесное начало и забыть, например, свою великую, но грешную любовь к Маргарите. Он мечтает остаться с ней и в загробном мире. Второе предположение — Мастер не выдержал испытаний и отчаялся, он не принял подвига, который был уготован ему судьбой, и сжёг свою книгу. Воланд предлагает ему продолжить роман об Иешуа и Понтии Пилате, но Мастер отказывается: “Он ненавистен мне, этот роман... Я слишком много испытал из-за него” (2, 24). Третье предположение — сам Мастер и не стремился к божественному свету, то есть не имел истинной веры. Доказательством этому может служить образ Иешуа в романе Мастера: автор изображает Иешуа как нравственно прекрасного человека, что недостаточно для верующего (посмертное воскресение так и не показано)).

 

Ответьте письменно на следующие вопросы:

1. В чем заключается смысл эпиграфа к роману М. Булгакова "Мастер и Маргарита"?

2. Каковы особенности композиции романа М. Булгакова "Мастер и Маргарита"?

3. Какие эксперименты над зрителями проводит свита Воланда? Какие человеческие пороки выявляются в ходе представления?

4. Какое значение вкладывал М. Булгаков в слова «покой» и «свет»?

5. Как соотносятся в романе милосердие, всепрощение и справедливость?

6. Напишите сочинение-рассуждение на одну из тем:

А) «Кто сказал тебе, что нет на свете настоящей, верной, вечной любви?..» (По роману М.А. Булгакова «Мастер н Маргарита».)

Б) Почему в романе М.А. Булгакова "Мастер и Маргарита" утверждается, что "трусость – самый страшный порок"?

В) "Так кто ж ты, наконец? - Я - часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо. (Традиционное и новаторское в изображении образа Воланда и его свиты).

Г) Тема ответственности в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Сфотографируйте свои работы и отправьте на электронную почту с указанием группы, фамилии, имени: zarema.ignatova.20@mail.ru

Убедительная просьба, если есть возможность, выполните задания в электронном виде, например, в программе Word!







Сейчас читают про: