double arrow

Нравственно-этические и социальные суждения


 

Многие возрастные психологи высказывают мнение, что способность ребенка судить о том, что нравственно, а что — нет, формируется в несколько этапов. Хотя эти исследователи не занимались изучением лжи как таковой, их открытия помогут родителям понять, какую ложь дети считают приемлемой, а какую — нет.

Большую и самую противоречивую часть работы проделал Лоуренс Колберг [29], исследования которого строились на принципах Жана Пиаже. Колберг предлагал детям рассмотреть ситуации с моральными дилеммами, где необходимость следовать законам, правилам, а также приказаниям руководителей вступала в конфликт с потребностями или благополучием других людей. Вот одна из таких проблемных ситуаций, которую использовали Колберг и другие ученые.

 

В одной из европейских стран женщина умирала от особой разновидности рака. Существовало одно лекарство, которое могло бы спасти ей жизнь. Это была форма радия, которую обнаружил один фармацевт, живший в ее городе. Для изготовления лекарства требовалась большая сумма денег, но фармацевт увеличил цену еще в десять раз по отношению к его себестоимости. Он заплатил за радий 200 долларов, а за маленькую дозу лекарства запросил 2000 долларов. Муж больной женщины Хайнц обратился ко всем за помощью, чтобы собрать необходимую сумму, но люди пожертвовали лишь 1000 долларов. Он попросил фармацевта продать это лекарство дешевле (а потом он доплатит остальную часть). Но фармацевт ответил: «Нет, я сделал это открытие, и я собираюсь на этом заработать». В отчаянии Хайнц ограбил аптеку, чтобы достать лекарство для своей жены.




 

Колберг опросил детей разных возрастов, задавая им один и тот же вопрос: кто был прав в этой истории? Дело было не в том, как они поступили бы в аналогичной ситуации, а в том, как они решали проблему, определяя, что допустимо

с моральной точки зрения, а что — нет. Колберг обнаружил, что, вынося суждения о моральной стороне вопроса, дети проходили в своих размышлениях несколько уровней, которые изменялись в зависимости от возраста испытуемых (см. таблицу ниже) [30].

 

Если Колберг прав, а многие психологи считают именно так, то родителям полезно знать об этих уровнях и понимать, на каком из них в данный момент находится их ребенок. Полагаясь на стиль рассуждений, который характерен для данного этапа развития вашего ребенка, вы сможете более убедительно объяснять ему, почему врать нехорошо.

Колберг также выявил два последних уровня, основанных на личных этических убеждениях человека. На этих уровнях человек больше не верит в то, что подчиняться этическим нормам, ожиданиям и общепринятым правилам всегда оправданно. Теперь понятие о том, что правильно и достойно, основано на взаимной договоренности, а также на принципах. Подростки и даже взрослые редко поднимаются до этого уровня.



Разные возрастные категории, перечисленные в таблице, выбраны весьма приблизительно. Не каждый испытуемый достигает уровня 4. Многие взрослые редко поднимаются выше уровня 2. Даже когда дети и взрослые достигают уровня 3 или 4, они не всегда мыслят именно в этих категориях. Испытывая сильные чувства, они могут соскользнуть на предыдущие уровни.

Давайте рассмотрим, как дети выражали свое отношение к обману на каждом уровне и как это знание поможет вам поговорить о лжи с вашим ребенком.

На нулевом уровне дошкольники учитывают в основном собственные желания, и все, что им соответствует, — правильно. Для них врать не так плохо, если в результате получишь то, что хочешь. На этом уровне нужно объяснить детям, что вы счастливы, когда они говорят вам правду, и что вы не хотите, чтобы ребенок врал. Но не ждите, что они до конца поймут, почему врать нехорошо.

На детей, которые находятся на уровне 1, производит впечатление власть старших. Они гораздо более готовы к сотрудничеству, чем на предыдущем этапе, но не потому, что понимают правила, а потому, что стремятся подчиняться взрослым. В этот период развития дети верят, что вы всегда можете точно определить, когда они вас обманывают. Дайте понять ребенку, что вам не нравится, когда он врет. В этот момент пора приобщать детей к тем понятиям, которые станут актуальны на следующем уровне, помогая им сформировать и развить представления о том, что нравственно, а что — нет. Объясните, как несправедливо обманывать человека. Спросите у ребенка, как бы он себя почувствовал, если бы его кто-то обманывал.



На уровне 2 дети больше не думают, что взрослые всегда правы. Справедливость — это золотое правило для них: око за око, зуб за зуб. На этом уровне детям трудно представить, что обман может причинить кому-то вред. Попробуйте использовать важный для них принцип «око за око», чтобы они осознали, что будет с их семьей, друзьями или одноклассниками, если все начнут лгать и изворачиваться. И постарайтесь усилить рациональный компонент этих размышлений, который будет актуален на следующем уровне, ясно давая ребенку понять, насколько вы им разочарованы, если он обманывает.

На уровне 3 ребенок хочет оправдать ожидания окружающих. Это стадия конформизма, когда важно быть «хорошим мальчиком» или «хорошей девочкой». Подросткам на этом этапе развития настолько важно мнение их друзей, что все другие нравственные принципы ослабевают, если они противоречат тому, чего ждут от них сверстники. В этот момент сознание подростков пробуждается в том смысле, что они теперь мотивированы не стремлением избежать наказания, а желанием соответствовать представлениям о себе. Дети в этом возрасте будут врать, чтобы избежать наказания со стороны родителей и чтобы завоевать авторитет среди своих друзей. На данном этапе вы можете взывать к желанию подростка сохранить свою репутацию, объясняя, какой урон ей будет нанесен, если он прослывет обманщиком. Вы также можете использовать принципы уровня 4, рассуждая о том, какой вред будет нанесен обществу, если все станут лгать.

Подростки, достигающие уровня 4 (Колберг считает, что это получится не у всех), чувствуют, что для них важно добиться уважения в округе, где они живут, школе и обществе в целом. Теперь их пониманию доступна моральная дилемма, когда необходимо выбирать между преданностью другу, который совершил преступление, и долгом перед обществом, которому может угрожать опасность. Это благоприятный момент для того, чтобы донести до подростков, как страшно, когда тебе перестали доверять. Это нужно объяснять и маленьким детям, но не стоит рассчитывать на то, что они сразу все поймут.

Хотя я считаю, что родителям будет полезно познакомиться с этими идеями, я должен сообщить, что концепция уровней нравственных суждений Колберга подвергалась критике в силу различных причин. Например, утверждалось, что его выводы касаются исключительно детей из западных стран, что это относится только к мальчикам, что необходимо иметь высшее образование и прослушать полный курс этики, чтобы осознать эти идеи, а также что это ярко выраженная либеральная концепция. Критики считают, что Колберг представил развитие ребенка более упорядоченно и структурно, чем есть на самом деле [31]. Другие оппоненты полагают, что даже если все эти данные верны, то они скорее говорят о том, что дети высказывают вслух, а не о том, как они поступают в действительности [32]. Дети, как и взрослые, могут не подтверждать свои слова реальными поступками. Возрастной психолог Аугусто Блази подверг критическому анализу данные, полученные в ходе нескольких исследований, и пришел к выводу, что уровень этических суждении человека непосредственно зависит от того, насколько этично его поведение [33].

Но Колберг никогда и не утверждал, что обман обусловлен лишь уровнем нравственного развития человека. Люди могут понимать, что хорошо, а что плохо, и все равно совершать неблаговидные поступки, потому что на них оказывают влияние другие факторы. Было проведено исследование с участием студентов колледжа [34], которое продемонстрировало, какое разнообразие факторов воздействует на нечестное поведение и обман, а также какую роль во всем этом играют нравственно-этические убеждения. Доктора Карл Малиновски и Чарльз Смит создали искусственную экспериментальную ситуацию, в которой участники могли проявить нечестность (наподобие ранее рассмотренного эксперимента Хартшорна и Мея). Испытуемым выдавали стилос, который нужно было перемещать за постоянно двигающимся в пространстве пятном света. Им объяснили, что так измеряется степень развития внимания и концентрации, необходимых в ряде профессий. Участникам предъявили завышенные нормы выполнения этого задания и пояснили, что они были выработаны на основе тестирования спортсменов и студентов колледжа, а нижний порог этой нормы был продемонстрирован школьниками. Результаты пяти пробных испытаний убедили студентов, что они с этим тестом справились посредственно. После этого экспериментатор подвергал испытуемого искушению схитрить, предлагая ему самостоятельно засекать время в течение десяти секунд, после чего его оставляли в комнате одного. Участник эксперимента не знал, что настоящее время фиксировалось другим организатором исследования, который находился в соседней комнате.

Большинство студентов (77 %) схитрили как минимум один раз; те же, кто продемонстрировал более высокий этический уровень, обманывали меньше и позже тех, у кого этот уровень ниже. Из тех, кто никогда не обманывал, все, кроме одного, обладали высоким этическим уровнем. Из тех, кто набрал наименьшее количество баллов при определении этического уровня, схитрили 96 %.

Еще одним важным фактором, который влиял на то, станет человек обманывать или нет, были его показатели на пробных тестах. Те, кто справился с ними успешнее, хитрили меньше. Это согласуется с данными, полученными Хартшорном и Меем, которые установили, что во время тестов меньше списывали дети с более высокой успеваемостью.

Ответы на один из пунктов анкеты также помогли предсказать, кто именно постарается схитрить. Те, кто указал в анкете, что уже заранее чувствует себя виноватым, если хочет обмануть, обманывали меньше. Но такой ответ не помогал построить точный прогноз на любом из уровней этических суждений или при учете ранее существовавших у испытуемых навыков. Те, кто, по данным анкетирования, меньше волновался из-за тестов и меньше зависел от одобрения других людей, хитрили тоже меньше. Но ни один из этих факторов не позволил точно и надежно предсказать вероятность обмана по сравнению с уровнем нравственно-этических суждений или практическими навыками испытуемых.

Это исследование демонстрирует, какое разнообразие факторов необходимо рассмотреть, чтобы понять, почему кто-то проявляет нечестность. Один из них (но не единственный) — это уровень нравственно-этических суждений. Другие факторы также имеют значение, например, насколько хорошо вы владеете навыками, благодаря которым можете справиться с заданием, не прибегая к обману. Уровень нравственно-этического развития соотносится с тем, насколько нравственно ведет себя человек, но другие факторы тоже играют роль.

Родителям необходимо знать, что их точка зрения на ложь и нравственно-этические проблемы может отличаться от мнения детей. Отношение детей к этим проблемам с возрастом меняется, хотя этапы этого развития необязательно последовательно вписываются в уровни, выделенные Колбергом. Важно понять, как ваш ребенок относится к обману. Выслушайте его внимательно, пусть он спокойно выскажет все, что думает. Рассказывайте ему истории, содержащие проблемы морального выбора, такие как история о Хайнце. Постарайтесь определить, какими критериями руководствуется ваш ребенок. Если вы будете полагаться именно на них, то сможете более эффективно влиять на него.

 

* * *

 

Хотя в том, насколько часто дети лгут, могут быть исключения, практически все, что касается обмана, меняется по мере того, как дети взрослеют. Их представления о том, что такое ложь и когда врать нехорошо, их способность лгать и не попадаться, их нравственные и социально обусловленные суждения об этом — все меняется, когда они растут.

Есть два принципиально важных детских возраста. Первый — 3-4 года, когда дети в состоянии понять, что такое осознанная ложь. Как мы убедились, то, что ребенок может понять на этом этапе развития, коренным образом отличается от его преставлений в дальнейшем.

Подростковый возраст — другой важнейший этап. Некоторые данные свидетельствуют, что ложь и влияние сверстников в этом возрасте достигают максимума, а в дальнейшем ослабевают. Я полагаю, что очень многое будет зависеть от того, насколько родители сумеют удовлетворить потребность подростка в неприкосновенности его личного пространства и будут ли они предоставлять ему больше ответственности в новых сферах его жизни.

 

 







Сейчас читают про: