double arrow

Как Тенали Раман и его сын перехитрили садовых сторожей


 

Сын Тенали Рамана частенько прокрадывался в дворцовый сад и рвал розы для своей матери. Рано или поздно всякий вор попадается. Попался и сын Рамана. Сторожа позвали отца и сказали ему:

– Твой сын украл розы и завязал их в край набедренной повязки. Мы поймали его на месте преступления. После допроса император накажет его со всей подобающей строгостью.

Тенали Раман нарочито громким голосом, так чтобы его слышал сын, ответил:

– Мой сын – честный мальчик. Он ни за что не станет воровать розы. В худшем случае он сорвал несколько цветов жасмина для матери, которая кладет их в лекарственную настойку.

Сметливый мальчуган незаметно отбросил розы, сорвал несколько цветов жасмина и завязал их в край набедренной повязки.

Так он избежал обвинения в воровстве.

 

36. Как Тенали Раман заслужил похвалы Бабура[67]

 

Прослышал делийский император Бабур о находчивости и остроумии Тенали Рамана и написал Кришне Деве Райе письмо с просьбой прислать к нему шута‑поэта на один месяц.

Обрадовался повелитель Виджаянагара.

– Тенали Раман! Если ты сумеешь заслужить похвалы делийского императора и получишь от него хоть один узелок с золотом в знак признания способностей южан, я награжу тебя тысячей золотых монет. Если же осрамишься – пеняй на себя: прикажу тебя обрить наголо и прогоню из своей страны.




Узнав о предстоящем приезде Тенали Рамана, Бабур строго‑настрого предупредил своих советников:

– Говорят, что этот человек чрезвычайно остроумен и хитер. Я хочу проверить, правда ли это. Что бы он ни вытворял, как бы ни острил, никто из вас не должен смеяться – иначе голова с плеч. Нельзя допустить, чтобы этот южный шут‑поэт получил награду на нашем высоком совете.

И когда Тенали Раман явился на дарбар, как ни исхищрялся он, никто даже не улыбнулся, не похвалил его искусства. И Бабур не дал ему ни одного узелка с золотом.

Раману не оставалось ничего другого, кроме как прибегнуть к хитрости.

Однажды, прогуливаясь со своими телохранителями, Бабур увидел престарелого факира, который сажал тамариндовое дерево.

– Зачем ты сажаешь тамаринд? – спросил его Бабур. – Ведь тебе не дожить до того времени, когда он станет приносить плоды. Какая же тебе от него прибыль?

– Ваше величество, – ответил старик, – до нынешнего дня я питался плодами деревьев, посаженных еще моими предками. Мой долг – позаботиться о потомках.

Похвалив старика, Бабур дал ему узелок с золотом.

Факир радостно вскричал:

– Ваше величество! Люди получают прибыль от посаженного дерева лишь после того, как оно вырастет. Я же получил узелок с золотом еще при посадке саженца. Добро, которое мы хотим сделать другим, приносит добро и нам самим.



Бабур снова наградил старика за ум.

А факир продолжал:

– Ваше величество! Люди, которые сажают деревья, получают плоды лишь один раз в год. Я же, милостью аллаха и вашим благоволением, дважды получил награду в тот день, когда посадил дерево.

Бабур протянул ему третий узелок с золотом, но, боясь, как бы старик не сказал еще чего‑нибудь, достойного награды, поспешил дальше.

– Обождите, – крикнул старик. Он сорвал с себя одежды факира, и Бабур увидел перед собой Тенали Рамана.

Расхвалив шута, император отдал ему все узелки с золотом, которые были у его телохранителей.

– Передай своему повелителю, Раман, – сказал он, – что ты одержал победу!

А Райя, выполняя свое обещание, пожаловал Раману тысячу золотых монет.

 

Как Тенали Раман умер и воскрес

 

Тенали Раман всегда говорил, что цари коварны, доверять им нельзя. И вот однажды он решил проверить, как к нему относится Райя.

– О государь, – сказал он, – в моем ларце хранится множество узелков с золотом. Сам я уже не смогу воспользоваться этим богатством, и меня тревожит мысль, кто же сбережет его, кто поддержит мою жену и детей.

– Не тревожься, Раман, – успокоил его император. – Я позабочусь о твоей семье.

Тенали Раман лег в постель и распустил слух, что он при смерти. А через десять дней он послал во дворец сказать, что умер.

Царское войско в это время испытывало большую нужду в деньгах. Советники и гуру сказали императору:

– Тенали Раман получил от вас столько узелков с золотом, что совсем опустошил казну. Заберите у него все деньги, а его жене и детям назначьте какое‑нибудь содержание.



Райя согласился с их доводами и велел доставить к нему во дворец все деньги Тенали Рамана.

Принесли большой ларь. Неожиданно крышка его откинулась. Изнутри выпрыгнул… Тенали Раман.

– А мне сказали, что ты умер, – вздрогнув, проговорил Райя.

– Не на кого мне было оставить свою жену и детей, некому доверить свои деньги. Вот и пришлось мне воскреснуть, – сказал Тенали Раман.

А император от стыда склонил голову.

 

Смерть Тенали Рамана

 

Как ни силен и умен человек, а смерть ему не одолеть.

Однажды, когда Тенали Раман бродил по дворцовому саду, его укусила кобра.

Раман попросил передать императору, что умирает.

Кришна Дева занимался в тот день государственными делами.

– Ничего, не умрет он, – сказал император. – Этот шут самого бога Яму проведет. Нет у меня сейчас времени смотреть на его шутовские проделки.

Так и не дождался его Тенали Раман.

– Не верит император своему викадакави, – сказал он на смертном ложе. – Когда он узнает, что я и впрямь умер, он очень огорчится… Где же ты, моя возлюбленная мать? Где твои лики? – весь в слезах, обратился он к богине Кали. Но тут же смахнул слезы, пошутил последний раз и с улыбкой на лице умер. А его веселые шутки до сих пор продолжают жить среди людей.

 

 

Рассказы о хитрых проделках сеттияра

 

Терпеливый вор

 

Как‑то поздним вечером к комутти сеттияру в сад забрался вор. После ужина хозяин пошел мыть руки и заметил вора, притаившегося под навесом, оплетенным бобами.

– Эй, жена, принеси мне кувшин воды, – крикнул сеттияр. – Я хочу прополоскать рот.

Каждый раз, прополоскав рот, сеттияр сплевывал воду на вора. Тот, конечно, молчал. Торговец опустошил целый кувшин воды и велел жене принести еще один. Вор и на этот раз молча стерпел плевки. Сеттияр велел жене принести третий кувшин и, набрав полный рот воды, вдруг окатил ею жену с головы до ног.

Женщина не знала, что и подумать: то ли муж спятил с ума, то ли решил над ней поиздеваться. Она выскочила на улицу и подняла такой крик, что сбежались все соседи.

– Ты что, рехнулся?! – заступились они за женщину. – Тратишь столько воды попусту и оплевал жену ни за что ни про что.

Сеттияр возразил:

– Я женился на этой женщине, когда ей было пять лет, и с тех пор ничего, кроме любви и ласки, она от меня не видела. Сколько денег тратил я на ее наряды и украшения! Как жалел и лелеял! А она не захотела стерпеть от меня несколько плевков! Вон там, под навесом, – совершенно чужой мне человек, я ни единого вараха не потратил на него за всю свою жизнь, а он молча стерпел от меня столько плевков, что на нем сухого места не осталось. Вот это божественное терпение!.. Не верите – спросите у него самого.

Смекнули соседи, что в саду прячется вор, поймали его и отвели к деревенскому сторожу.

 

Вор на чердаке

 

Как‑то ночью на чердак к сеттияру залез вор. Хозяин догадался об этом по шорохам над головой. «Хорошо бы позвать соседей, – подумал купец. – Но вдруг этот разбойник' вооружен? Если я подниму крик, он прирежет нас с женой в ту же минуту».

Прилег сеттияр рядом с женой и завел такой разговор:

– Женушка, если бы у нас родилась дочь, как бы ты ее назвала?

– Сита, – ответила жена. И размечталась: – Вырастет она красавицей‑раскрасавицей. Придет время – подыщу ей в мужья хорошего человека и все, что у меня есть отдам любимой дочери.

– Нет, – говорит сеттияр. – Мне хочется, чтобы у нас родился мальчик. И назовем мы его Раманом. Будет сынок расти нам на радость красивый и умный, хоть и большой озорник. Ох и строг же я буду с ним, если мальчишка будет шалить! Чуть что, закричу на него, вот так: «Эй, Раман, а ну‑ка иди сюда! Раман, немедленно войди в дом! Эй, Рама‑а‑а‑ан!»

А по‑соседству жил деревенский сторож, и звали его Раманом. Услышав в ночной тишине крики: «Эй, Раман, а ну‑ка иди сюда!» – он помчался к дому сеттияра. А с ним вместе побежало еще десять стражников.

– Это ты меня звал? – спросил Раман хозяина.

– Да нет же, сторож, я звал не тебя, а своего будущего сынка. Когда у меня родится малыш, я назову его Раманом и, если мальчишка будет шалить, сразу же его приструню. Не верите? Там на чердаке сидит какой‑то человек – спросите‑ка у него, он слышал весь наш разговор с женой и не даст мне соврать.

Тут стражники догадались, что за незнакомец притаился на чердаке, стащили его оттуда и увели с собой.

 

Вор и яд

 

Поздним вечером на чердак к сеттияру забрался вор. Хозяин услышал шорохи над головой и сразу же догадался о его присутствии. Однако поднять крик он побоялся – а вдруг грабитель вооружен, и не успеют соседи сбежаться, как он пустит в ход свой кинжал…

Вместо того чтобы улечься спать, сеттияр сделал вид, будто осматривает ларцы с деньгами. И вдруг завопил во все горло:

– Ой‑ой‑ой! Скорпион! Меня укусил скорпион!

На крики сеттияра сбежались соседи и приложили к месту мнимого укуса листья маргозы – лучшее средство от яда скорпиона.

– Ну как, – спросили беднягу, – яд еще не успел глубоко проникнуть?

– Не знаю, как яд, – ответил хитрец, – а вот на мой чердак кто‑то проник. Проверьте‑ка, там ли он еще.

Соседи стащили грабителя с чердака и долго потом дивились хитрости сеттияра.

 

Деньги и дружба

 

Как‑то вечером, едва сеттияр уселся подсчитывать дневную выручку, к нему зашел приятель и стал весело болтать о том о сем. Внезапно светильник погас. Хозяин испугался, как бы его гость впотьмах не стянул деньги.

– Друг! – воскликнул он. – Ты должен мне поклясться в вечной дружбе! – и крепко сжал руки гостя. – Клянись же, что и впредь будешь таким же верным другом, каким был до сих пор. Клянись, положив руки на зажженный светильник.

Тут он позвал жену и велел ей зажечь огонь в лампе. И пока в комнате не стало светло, а изумленный гость не поклялся в вечной дружбе, сеттияр не выпустил его рук.

 

5. Попугай‑кладоискатель

 

Сеттияр вырастил красивого попугая и научил его на все вопросы отвечать одной и той же фразой: «Какое может быть сомнение?»

Прошло совсем немного времени, бедняга сеттияр разорился, осталась у него самая малость – всего сто вараха. Но этот хитрец придумал, как с помощью своего попугая опять разбогатеть.

Ежедневно припрятывал он оставшиеся деньги то в одном, то в другом укромном местечке. А потом, при большом стечении народа, приносил туда клетку с попугаем и, обращаясь к птице, как можно громче спрашивал:

– Нет ли здесь поблизости клада, мой попугай?

– Какое может быть сомнение? – отвечала заученной фразой птица.

Тогда сеттияр на глазах у всех раскапывал свой тайничок и извлекал сотню вараха.

Слава о чудо‑птице быстро разнеслась по городу. Один богач, прослышав о таком чудесном попугае, решил им завладеть. Долго шел торг, и наконец сеттияр уступил «кладоискателя» за тысячу вараха.

Жадный богач перекопал немало ям – ведь всякий раз на его вопрос о кладе попугай отвечал одно и то же: «Какое может быть сомнение?» Но однажды терпение алчного человека лопнуло, и он зло воскликнул:

– Да ты меня просто водишь за нос, попугай!

– Какое может быть сомнение? – услышал он в ответ.

 







Сейчас читают про: