double arrow

Историография традиционного общества


Древнейшая китайская историография

Средневековая христианская историография

Повышение статуса христианской церкви в Римской империи, начиная с правления Константина I, привело к отделению нарождавшейся новой христианской историографии от древней античной. Если древние авторы предпочитали записывать устные рассказы об исторических событиях, христианские авторы прежде всего опирались на письменные источники, начиная, разумеется, с Библии. В центре их повествования находились не войны и биографии политиков, а религиозное развитие общества. Первым христианским историком был Евсевий Кесарийский. Христиане видели историю как результат осуществления божественного плана, в котором общество развивается линейно, а не циклически, как это свойственно, например, взглядам китайских историков.

Для Историография этой эпохи, когда характер исторического мышления определяла преимущественно феодально-церковная идеология, характерен провиденциалистский взгляд на историю, при котором исторические события рассматривались как результат вмешательства божественной воли, как осуществление «божественного плана».

На западноевропейскую феодально-христианскую Историография наряду с Библией огромное влияние оказали философско-исторические концепции христианского теолога Августина Блаженного, на мусульманскую Историография — Коран.

Средневековые авторы, как правило, видели лишь внешнюю связь явлений в виде их хронологической последовательности, отсюда характерная форма исторических сочинений с погодной записью событий — анналы, русские летописи (наиболее известный из ранних русских летописных сводов — «Повесть временных лет»).

Древнейшими текстами по истории Китая являются книги Шу-Цзин, Чуньцю и Цзо-чжуань. Автором первых двух книг считается Конфуций, а последняя является их комментарием. Первый профессиональный историк Китая, отделивший собственно историю от конфуцианской философии, — Сыма Цянь, автор «Исторических записок» (Ши-цзи). Его сочинение содержит множество биографий как членов императорской династии, так и простых людей. Он создал первую всеобщую историю Китая, отойдя от чисто хронологического принципа исторического повествования и пытаясь осветить не только политические, но и др. стороны жизни Древнего Китая.

Постепенно происходило усложнение исторического повествования. На смену примитивным анналам приходят более сложные хроники, по мере развития городов появляются городские хроники; в процессе государственной централизации возникают летописные своды. Одна из ранних в средневековой Историография попыток перейти от чисто повествовательной истории к изложению исторических событий в их причинной связи (на светской основе) была предпринята в 14 в. арабским историком Ибн Хальдуном, отвергшим объяснение истории с позиций религиозной идеологии и рассматривавшим историю как постоянное изменение быта и нравов людей, как непрерывный процесс возвышения и падения государств.

Историография эпохи Возрождения (15—16 вв.). Её наиболее выдающиеся представители увидели движущую силу исторического процесса в политической борьбе партий и социальных групп, сменяющих друг друга у власти (итальянские гуманисты Н. Макиавелли, Ф. Гвиччардини), разрабатывая вопросы влияния географической среды на историю (французский мыслитель Ж. Боден). Такой — светский — подход к истории означал разрыв с феодально-теологической её трактовкой и был огромным прогрессивным шагом в развитии Историография

Исключительное значение для Историография имело изобретение (середина 15 в.) и распространение книгопечатания. Историки-гуманисты, опираясь на успехи филологии, положили начало систематической критике исторических источников (итальянские гуманисты Флавио Бьондо, Лоренцо Валла и др.), которая стала мощным орудием преодоления представлений, выработанных феодальной Историография. Они заложили основы (итальянский гуманист Л. Бруни) новой периодизации истории (деление её на древнюю, среднюю, новую). Гуманистическая Историография подорвала монополию феодальной И в Западной Европе.

С развитием капиталистических отношений в 17 в. голландские и английские буржуазные мыслители (Г. Гроций, Т. Гоббс) предприняли первые попытки создать теории общественного развития на принципах естественного права и др. рационалистических учений; итальянский мыслитель Дж. Вико возродил и развил идею круговорота в истории.

С неизвестной до того времени отчётливостью вопрос о законах истории был поставлен французскими просветителями 18 в. Подойдя к истории с позиций рационализма, они искали законы истории или в разумной сущности человека, или во взаимодействии общества с природой, механически уподобляя законы истории законам природы.

Французские просветители выдвинули идею создания всеобщей истории человечества, исходя из признания единства судеб человеческого рода (Вольтер), теорию естественного состояния, утверждавшую, что в начале исторического развития человек был только частью природы (Ж. Ж. Руссо), идею непрерывного прогресса в истории (Ж. Кондорсе и др.), разработали учение о влиянии на общественное развитие естественно-географической среды (Ш. Монтескьё). Основным предметом занятия историков они считали не только политическую историю, но и историю культуры (в широком смысле слова).

Против просветительской Историография и её идей выступили в начале 19 в. представители романтизма. Это направление романтической Историография (особенно сильное в немецкой исторической и историко-юридической науке) отвергало существование переворотов в истории, идеализировало средневековье, отрицало рационалистическое объяснение истории.

Однако романтики — при всей реакционности их общих позиций — внесли в поступательное развитие исторической науки плодотворные идеи. Они настаивали на наличии внутренней связи в исторических эпохах, полагая, что современное состояние каждого народа является продуктом его длительного исторического развития, обращали внимание на качественное своеобразие истории отдельных народов и др.


Сейчас читают про: