double arrow

Взаимодействие потребностей и производства


5.

Маркс и Энгельс впервые в истории общественной мысли выработали материалистический взгляд на общество, в соответствии с которым они приняли за главное, первичное в обществе материальное производство. Это позволило на общественном уровне раскрыть связь между производством, распределением, обменом и потреблением.

Потребности, как утверждал Маркс, - не внешняя цель производства, а его внутреннее свойство. Нельзя понимать потребности и как какие-то произвольные стремления индивидов. Потребности образуют определенную систему, и характер ее задается конкретно-историческим уровнем развития производства. “Производство, - писал Маркс, - создает потребление: 1) производя для него материал, 2) определяя способ потребления, 3) возбуждая в потребителе потребность, предметом которой является создаваемый продукт”.

Связь потребностей и производства характеризуется, с одной стороны, объективной обусловленностью потребностей состоянием производства, наличием предметов потребления и формами, способами самого потребления. С другой стороны, потребности выполняют функцию целеполагания по отношению к производству. Маркс отмечал, что “потребление полагает предмет производства идеально, как внутренний образ, как потребность, как влечение и как цель. Она создает предметы производства в их еще субъективной форме. Без потребности нет производства”.




Потребность как внутренний момент производства может выступить в самых различных формах: замысла творца (создать уникальную вещь, удовлетворить свое самолюбие, перестроить производство и т.д.), стремление победить в конкурентной борьбе, протеста против устоявшихся порядков в производстве, поиска нового или следования традициям и т.д.

Маркс показал, что, хотя потребности и выступают в качестве момента производства, но их удовлетворение не является единственной целью производства. Получение прибавочной стоимости (прибыли на вложенный в производство капитал) является второй важнейшей целью капиталистического производства. Отсюда всякая общественная потребность внутренне противоречива, ибо она существует как результат борьбы интересов разных классов (буржуа и пролетариев) и разных групп внутри этих классов.

Таким образом, Маркс доказал, что та или иная организация производства зависит от уже существующих в обществе потребностей, но развитие этих потребностей обусловлено в свою очередь конкретно-историческим развитием производства. Закон зависимости развития потребления от производства открыт Марксом на основе исследования антагонистических обществ, раздираемых непримиримой борьбой основных классов. И потому он, по справедливому замечанию В.Е.Кемерова, ”помогает понять, почему одни социальные группы в классово антагонистическом обществе развиваются главным образом как потребители накопленных обществом материальных и духовных ценностей, а другие – как их производители, почему одни люди, ”приспособлены” к физическому действию и существованию, а другие оказываются как бы предуготовлены к духовной деятельности. Этот закон вскрыл “неестественность”, то есть социально-экономическую природу того факта, что для одних личностей естественным и необходимым является удовлетворение потребностей, обеспечивающих лишь их физическое существование, а для других столь же естественным – удовлетворение потребностей в высших ценностях человеческой культуры и общественного богатства “.



Преодоление антагонистических противоречий в общественных потребностях Маркс и Энгельс связывали с ликвидацией частной и установлением общественной собственности на средства производства, с построением социалистического, а затем и коммунистического способа производства.

Исторический опыт человечества в ХХ веке подтвердил мысль Маркса о связи потребностей с производством, о их зависимости от конкретно- исторического уровня развития производства, о противоречивости, вытекающей из противоречивости самого производства. Однако Маркс и Энгельс преувеличили эту противоречивость, полагая, что антагонизм отношений между пролетариатом и буржуазией будет усиливаться и закономерно должен привести к социалистической революции. В России так и произошло. Вместе с тем результат социалистических преобразований в Советском Союзе оказался совсем не тем, который прогнозировался в марксизме. Противоречивость общественных потребностей сохранилась, только вместо буржуазии в противоречие с рабочим классом вступил новый класс – номенклатура. И разрешилось это противоречие в общественных потребностях прежде всего в пользу номенклатуры.



В то же время в развитых капиталистических странах мира антагонизм отношений между рабочим классом и буржуазией не обострялся в течение ХХ века, а все более смягчался и перешел в неантагонистическое противоречие, а затем и в отношения сотрудничества, партнерства. Об этом свидетельствует то, что трудящиеся развитых капиталистических стран утратили всякую революционность и не помышляют теперь о коммунистическом обществе. Внутренние противоречия общественных потребностей разрешаются при этом в пользу не того или иного класса, а каждого индивида.

Таким образом, классовый подход Маркса к общественным потребностям к концу ХХ века устарел, изжил себя и не соответствует современной действительности. Это означает, что двойственная роль потребностей в производстве сохраняется. То есть, с одной стороны, общественные потребности выступают внутренним моментом производства (его побудителем, движущей силой, целью производства и т.д.), с другой же стороны, целью производства остается и получение прибыли. Однако производство ориентируется в настоящее время не на общество и тем более не на те или иные большие социальные группы, а прежде всего на индивидов, на удовлетворение и развитие их потребностей. И уже через индивидуальные потребности производство восходит к общественным потребностям. Эта перемена ориентаций современного производства связана с тем, что уровень и качество жизни населения (и соответственно каждого индивида) в развитом обществе настолько возросли, что обслуживание производством индивидуального потребления приносит гораздо большие прибыли, чем обслуживание общественных потребностей. Более того, современное производство уже не просто обслуживает имеющиеся у индивида потребности, а активно создает с помощью рекламы и средств массовой информации новые потребности, производя зачастую такие предметы, которые предназначены для удовлетворения еще не существующих потребностей. Огромную роль при этом играет научно-технический прогресс, который выступает относительно самостоятельной силой развития человека и его потребностей.

Необходимость воспроизводства постоянно развивающегося человека (а через него и общества) лежит в основе современного производства и является его самым фундаментальным двигателем. Благодаря этой необходимости возникает общественное отношение между потребительной стоимостью, общественными потребностями (как обобщением множества индивидуальных потребностей), которые подлежат удовлетворению определенной массой полезных предметов, с одной стороны, и трудом, который должен быть затрачен на производство этих предметов – с другой. Способность вещи удовлетворять какую-либо потребность делает вещь потребительной стоимостью.

Потребительная стоимость и закон ее движения выражают не технологический способ придания продукту нужных для потребления свойств, а социальное отношение между людьми, вступающими в общественное взаимодействие в качестве производителей и потребителей. Труд и потребительная стоимость продукта – это общественное противоречие, а не технико-технологическое. Обе стороны его представляет человек, но с одной стороны, как производитель продукта, а с другой – как потребитель с определенным уровнем развития его потребностей. “Закон потребительной стоимости, - по определению В.Я.Ельмеева, - это закон воспроизводства человека. Потребление, составляя необходимое звено механизма действия данного закона, предполагает воспроизводство человека не только как предпосылки и творческого начала производства, но и как его конечный результат. Как потребительная деятельность, так и снятая ею трудовая деятельность человека превращаются в состояние его индивидуального и общественного бытия”.

Предлагаемая В.Я.Ельмеевым теория потребительной стоимости позволяет выразить функционирование труда как деятельности по созданию потребительной стоимости. Вместе с тем она отражает и общественное отношение потребительной стоимости, которое является специфической формой реализации производственных отношений современного общества массового потребления. В центре этого общественного производства находится воспроизводство постоянно развивающегося человека и отношения между людьми по поводу собственного воспроизводства. Правда, связывать эти отношения с отношениями общественной собственности (т.е. социалистического типа), как делает В.Я.Ельмеев неправомерно. Ибо это обусловлено не характером собственности на средства производства, а уровнем технико-технологического и гуманистического развития общества, которое строится не на классовом, а на индивидуалистическом подходе к человеку.

Производство и потребление составляют противоречивое единство процесса общественного воспроизводства. Характер, уровни развития и формы разрешения данного противоречия зависят от уровня развития производительных сил и характера производственных отношений. И это очевидно. Чем выше технико-технологический уровень развития производительных сил и чем демократичнее и гуманнее производственные отношения в обществе, тем более развиты не только производство, но и общественное потребление. В демократическом и гуманистическом обществе общественное потребление ориентировано на каждого индивида, а не на тот или иной класс (группу, элиту). Общественное потребление в таком обществе выступает следствием индивидуального потребления. Индивидуальное потребление, будучи реализацией продуктов питания, одежды, обуви, жилья, знаний, духовных ценностей, выступает конечной целью общественного производства. В то же время оно является воспроизводством индивида не только как биологического, но и как социального существа.

Взаимодействие потребностей и производства характеризуется следующими двумя моментами. С одной стороны, производство обусловлено существующим в обществе конкретно-историческим уровнем потребления (как индивидуального, так и общественного). С другой стороны, производство определяет способы и формы потребления и соответственно формы воспроизводства индивида и общества.

В тех или иных конкретно-исторических условиях на первый план может выходить то одна, то другая сторона в зависимости от того, какая из них получает в данный исторический момент опережающее развитие. Например, реализация плана большевиков по электрификации всей страны (ГОЭЛРО) опередила индивидуальное потребление, поскольку у большинства населения (особенно сельского) потребность в электричестве еще не сформировалась. И напротив, сейчас реальное электроснабжение страны отстает не только от индивидуального, но и от общественного потребления, это негативно сказывается не только на уровне жизни граждан, но и на общественном производстве.

Производство является основополагающей формой общественной жизнедеятельности. Оно есть обобщение деятельности множества индивидов. Поэтому воздействие производства и потребления конкретизируется во взаимодействии индивидуальной деятельности и потребностей.







Сейчас читают про: