double arrow

Тоталитаризм и культура (30 – начало 50-х гг

Кино

Музыка

Театр

Архитектура

Интенсивный поиск новых стилей и форм, начало жилищного строительства в рабочих кварталах, сооружение домов и дворцов культуры отличает развитие архитектуры 20-х гг.

Широкое развитие получил архитектурный конструктивизм, основой которого было производственное искусство. Объединившись в «Общество современных архитекторов» (ОСА) во главе с братьями А.В. Весниными и М. Гинзбургом, конструктивисты издавали журнал «Современная архитектура». Наибольшую известность получили конкурсные проекты братьев Весниных: Дворец труда в Москве, здание газеты «Ленинградская правда», Дворец культуры им. Лихачева и др.

Поисками выразительной архитектурной формы занималось еще одно влиятельное направление — «рационалисты». В 1923 г. Н. Ладовским была основана Ассоциация новых архитекторов (АСНОВА). Крупнейшим архитектурным сооружением 20-х гг. стал мавзолей Ленина (авторы В. Щуко и В. Гельфрейх).

По декрету совнаркома (1917) театры передавались в ведение Народного комиссариата просвещения. В 1919 г. принят подписанный В.И. Лениным Декрет СНК об объединении театрального дела, провозгласивший национализацию театра.

Большое значение в процессе развития театральной культуры имело творческое взаимодействие старейших русских театров, выделенных в группу академических, таких как Малый, МХАТ, Александринский (ныне Петербургский театр им. Пушкина), и вновь организованных — 3-я студия МХАТ (1921, позднее Театр им. Вахтангова), Театр Революции (1922, с 1954 — Театр им. Маяковского) и др.

Огромное воздействие на развитие театра этого времени оказали талантливые режиссеры — К. С. Станиславский, В. И. Немирович-Данченко, В.Э. Мейерхольд, Е.Б. Вахтангов, А. Я. Таиров и др. Продолжали выступать актеры старшего, дореволюционного поколения — М.Н. Ермолова, А.И. Южин, В. И. Качалов и др. Создавались новые театры и театральные студии, передвижные театры. На сцене появилось молодое поколение талантливых актеров — Н.П. Баталов, Б. Н. Ливанов, Б.В. Щукин, С.М. Михоэлс и др. Появились первые в мире детские театры.

Живую связь между дореволюционным прошлым русской музыки и новым, советским ее этапом осуществляла деятельность музыкантов старшего поколения: А.К. Глазунова, М. М. Ипполитова-Иванова, А.Д. Кастальского, Р. М. Глиэра, М.Ф. Гнесина, исполнителей и педагогов К.Н. Игумнова, Л.В. Николаева и др., критиков и музыковедов В.Г. Каратыгина, А.В. Оссовского, Б.Ф. Астафьева, Б. Л. Яворского, М. В. Иванова-Борецкого.

В декрете СНК РСФСР «О Московской и Петроградской консерваториях» от 12 июля 1918 г. впервые определяется понятие «государственное музыкальное строительство». В ведение государства были переданы Большой и Мариинский театры, Синодальное училище в Москве, консерватории, нотные издательства, фабрики музыкальных инструментов.

В просветительной работе активно участвовали многие композиторы, исполнители, музыканты. Среди них С.Н. Василенко, А.К. Глазунов, М.Ф. Гнесин, Ф.М. Шаляпин и др.

Получает значительное развитие киноискусство, расширяется его эмоциональное воздействие. Выпускаются первые игровые агитфильмы»: Уплотнение» (режиссер А. П. Пантелеев), «Восстание» (режиссер А.Е. Разумный) и др. В 1920 г. создана первая экранизация повести М. Горького «Мать». Широкое развитие получила кинохроника. В 1918–1919 гг. выходил периодический хроникальный советский киножурнал «Кинонеделя». В 1925 г. под руководством режиссера С. Эзенштейна создан один из лучших фильмов немого кино «Броненосец Потемкин». На Всемирной выставке в Париже в 1927 г. ему была присуждена высшая премия. Заметное место в репертуаре второй половины 20-х гг. отводилось экранизациям русской классики и произведений зарубежных писателей.

В конце 20-х гг. продолжается процесс углубления идеологизации культуры, усиления контроля за развитием духовной жизни общества, изменяется структура органов управления культурой. Новым наркомом просвещения был назначен А.С. Бубнов, ранее находившийся на руководящей работе в системе РККА. Перспективы развития культуры стали определяться пятилетними народно-хозяйственными планами. Обсуждение вопросов культурного строительства проходило на съездах и пленумах ЦК партии. Проводилась целенаправленная работа на преодоление буржуазной идеологии и утверждение марксизма в сознании людей.

Культура, как никакая другая область общественной жизни, чувствительна к политическому климату в стране и мире. В творчестве отдельных, наиболее сильных, независимых ее деятелей она может прогрессировать и в годы политического неблагополучия, но в целом ее развитие, подъем культурного уровня населения будут заторможены. Сложность положения заключалась в том, что развитие командно-административной системы и победоносные рапорты сочетались с песнями И. Дунаевского, фильмами И. Пырьева о жизни простых людей — все это сливалось в причудливый сплав правды и мифа. С одной стороны, радио, пресса, искусство широко вещали о новой истории человечества, о заре коммунизма, во имя которого призывали к героизму советских людей, прокладывающих путь в светлое будущее. Неслучайно так искренне чисты и полны оптимизма песни, фильмы, поэмы и картины прошлых лет.

А с другой — расстрелы, заключения в тюрьмы, которые вначале проводились с пропагандистским шумом как борьба с врагами революции, потом молча, тайно, и об арестах знали только те, кого это касалось. Внешне же в стране как будто ничего не происходило. Но все-таки все боялись, царил страх, вначале перед тем, как бы кто-нибудь не узнал о непролетарском происхождении, как бы не попасть в так называемые «классовые враги», потом — как бы вдруг не оказаться в «антисоветчиках». За эту «верность» (каждый ее понимал по-своему) боролись официальные лица: бюрократы и деятели партии всех рангов, лицемеры, стремившиеся к продвижению по службе, и простые, честные люди, одурманенные пропагандой, наивно полагая, что совершают благое дело.

«Культурная революция» понималась в те годы как составной элемент известной триады — индустриализация, коллективизация, культурная революция. Главная задача — коренное изменение личности. Происходило намеренное ограничение культурной работы на уровне расширения элементарных форм (ликвидация неграмотности, первоначальное школьное обучение), необходимых для создания массовых производственных кадров, и одновременное отторжение этой же массы от усвоения высших культурных ценностей. Партийно-номенклатурному режиму требовалась культура исполнительская, а не творческая («отец народов» боялся ее всегда). Процесс нивелировки личности и ее принижения (вспомните булгаковского Шарикова!) — своеобразный исторический «феномен» нашей многострадальной Родины.

Особое место в советской идеологии, навязываемой десятилетиями народу, заняла «опасность извне»: образ врага и лучше всего — внешнего, неведомого и поэтому особенно страшного.

Политический тоталитаризм тридцатых–сороковых годов, выразившийся в целом ряде судебных «показательных» процессов — трагедии инакомыслия в стране, — тесно взаимодействовал с культурным: трагедией ученого, честного художника, унижением человека.

В творчестве и гражданском подвижничестве, человеческих судьбах М. Булгакова, М. Цветаевой, О. Мандельштама, А. Ахматовой — «болевые точки» нашей истории — и социальной, и политической, и духовной. Искренность и боль звучит в словах писателя В. Солоухина: «Да, я — русский патриот. Я во всеуслышанье кричу, что в России уничтожено 92% храмов, икон, старинных книг. Я с гневом кричу о том, что в одной только Москве в тридцатые годы было взорвано 427 храмов и монастырей. Я открыто скорблю о 60 миллионах расстрелянных и замученных… Я открыто называю взрыв всенародного памятника войны 1812 года храма Христа Спасителя (равно как и разорение могилы Багратиона на Бородинском поле) актом вандализма, поруганием Веры, Памяти народной и Красоты…»

Отрицательно на развитии культуры сказалась кампания по борьбе с космополитизмом, которая развернулась в конце 40 — начале 50-х гг. Ее целью было очернить все несоветское, несоциалистическое, поставить барьер между СССР и другими странами. Удар был нанесен той части интеллигенции, которая стремилась показать мировые достижения более объективно, чем это допускалось в правительственных кругах. В результате этой кампании многие деятели науки, литературы и искусства подвергались репрессиям, были уволены со своих прежних должностей и даже попали в тюрьму и ссылку. Партия и правительство открыто и активно вмешивались в работу деятелей литературы и искусства, что приводило к формированию посредственной, приукрашивающей советскую действительность культуры. В 1946–1918 гг. были приняты решения ЦК партии: «О журналах «Звезда» и «Ленинград», «О репертуаре драматических театров и мерах по его улучшению», «О кинофильме «Большая жизнь», «Об опере В. Мурадели «Великая дружба». Гонениям подверглись известные композиторы, писатели, поэты Д. Шостакович, С. Прокофьев, А. Хачатурян, А. Ахматова, М. Зощенко и другие, чье творчество было отнесено к антинародному направлению. Это привело к сокращению числа новых фильмов, спектаклей и художественных произведений, снижению их художественного уровня.


Сейчас читают про: