double arrow

Живопись. Партийное и советское руководство РСФСР уделяло значительное внимание управлению наукой

Литература

Наука

Партийное и советское руководство РСФСР уделяло значительное внимание управлению наукой. Российская Академия наук, которой руководил А.П. Карпинский, в начале 1918 г. заявила о своей готовности участвовать в решении задач, выдвигаемых нуждами Советской республики. В апреле 1918 г. СНК постановил начать финансирование работ Академии наук. Ее сеть, несмотря на экономические трудности, постепенно расширялась. В 1918–1920 гг. было открыто свыше 40 самостоятельных и входивших в состав Академии научных институтов и высших учебных заведений. Среди них Центральный аэрогидродинамический, Государственный рентгенологический и радиологический, химический и другие институты.

С целью централизации и планирования развития науки в январе 1918 г. при Наркомпросе создается Отдел мобилизации науки, а в апреле — научный отдел. В марте при ВСНХ был образован Научно-технический отдел (НТО) во главе с Н. П. Горбуновым. При НТО в качестве постоянных сотрудников, консультантов, экспертов к концу 1919 г. работало более 200 академиков и профессоров (Н.Е. Жуковский, Н. Д. Зелинский, А.Н. Бах и др.), 300 инженеров и 240 других специалистов. В составе НТО действовало 12 научно-исследовательских институтов, несколько технических бюро и ряд других учреждений, издавался журнал «Научно-технический вестник». В 1929 г. была основана Всесоюзная Академия сельскохозяйственных наук (ВАСХНИЛ) с 12 институтами (президент Н.И. Вавилов), создана Белорусская Академия наук.

В области развития общественных наукновая власть взяла курс на внедрение коммунистической идеологии. Совнарком РСФСР 15 июня 1918 г. утвердил положение о Социалистической академии общественных наук (САОН). В ее деятельности участвовали в основном члены партии большевиков В. Д. Бонч-Бруевич, А.В. Луначарский, Н.К. Крупская и др. Возглавлял САОН М. Н. Покровский. Академия занималась изучением и пропагандой марксистской теории, подготовкой кадров. В 1920 г. с целью изучения научных методов во всех областях знания в духе революционного марксизма был открыт Институт научной методологии.

Российская Академия наук (РАН) занималась как прикладными, так и фундаментальными научными исследованиями. Под руководством П.П. Лазарева велось изучение Курской магнитной аномалии. В.И. Вернадский и В.Г. Хлопин руководили изучением и добычей радиоактивных веществ, И.П. Павлов продолжал исследование условных рефлексов, Ф.А. Цандер — разработку теории реактивных двигателей. Н.И. Вавилов сформулировал закон гомологических рядов в наследственной изменчивости. Одновременно велись исследования по рентгенографии кристаллов и полупроводников, по решению задач теории вероятностей и математической статистике и др. С 1925 г. Российская Академия наук стала именоваться Академией наук СССР.

Наряду с заботой о развитии науки руководство партии большевиков и советское правительство боролось с той частью интеллигенции, которая, по их мнению, являлась антисоветской. Осенью 1922 г. из России за границу были высланы ученые 1-го Московского университета, Петровско-Разумовской сельскохозяйственной академии, агрономы, врачи, инженеры, литераторы. Среди них Н.А. Бердяев, П.А. Сорокин, Н.О. Лосский, Ф.А. Степун и др.

Первое послеоктябрьское десятилетие потребовало создания «пролетарской культуры», противостоящей всей художественной культуре прошлого. В теоретических разработках двадцатых годов было много противоречивого. В абсолютизации классового подхода в художественной культуре особо выделялись две творческие организации — Пролеткульт и РАПП.

Пролеткульт — культурно-просветительная и литературно-художественная организация, отрицающая культурное наследие прошлого. Его теоретики А.А. Богданов, В.Ф. Плетнев, Ф.И. Калинин утверждали, что пролетарская культура может быть создана только (!) представителями рабочего класса. Деятельность Пролеткульта была подвергнута резкой критике даже руководством большевистской партии (знаменитое письмо В.И. Ленина в ЦК РКП (б) «О пролетарской культуре», 1920 г.).

Другой очень влиятельной творческой группой была РАПП (Российская ассоциацияпролетарских писателей). Организационно ассоциация оформилась на Первом Всероссийском съезде пролетарских писателей в Москве в октябре 1920 г. В разные годы ведущую роль в ассоциации играли Л. Авербах, Ф. В. Гладков, А. С. Серафимович, Ф.И. Панферов и др. Призывая к борьбе за высокое художественное мастерство, полемизируя с теоретиками Пролеткульта, РАПП оставалась на позициях пролетарской культуры.

В литературе 20-х гг., которая еще не оказалась под жестким контролем идеологии, наблюдались разнообразные литературные группы и течения:

  • «Серапионовы братья»: объединяло преимущественно прозаиков — К. Федин, Вс. Иванов, М. Зощенко, В. Каверин и др.; четкой эстетической платформы не имели, экспериментировали в области языка и стиля, искали новые художественные формы;
  • «Перевал»: создано при журнале «Красная новь», ее членами были писатели М. Пришвин, В. Катаев, Артем Веселый, П. Павленко и др.; выступали за сохранение преемственности традиций русской и мировой литературы, против рационализма и конструктивизма;
  • «Кузница»: выделилось из «Пролеткульта»; члены — С. Обрадович, Н. Полетаев, Ф. Гладков и др.; для их произведений были характерны поиски такой художественной формы, которая смогла бы наиболее ярко выразить содержание послереволюционного времени;
  • «Литературный центр конструктивистов» —И. Сельвинский, В. Инбер, Н. Адуев называли себя выразителями «умонастроений нашей переходной эпохи», проповедовали «советское западничество»; в области поэзии упор делался на «математизацию» и «геометризацию» стиля;
  • «Левый фронт искусств»В. Маяковский, Н. Асеев, В. Каменский, С. Третьяков и др. были подвержены пролеткультовским и футуристским теориям, концепции «литературы факта», отрицавшей художественный вымысел, психологизм.

Многие писатели и поэты не относились ни к каким группам и объединениям. В 20-х гг. появляются новые повести и романы крупных мастеров дореволюционной реалистической прозы: В. Короленко («История моего современника», 1921); А. Толстого («Хождение по мукам», 1921); В. Вересаева («В тупике», 1922); С. Сергеева-Ценского («Преображение», 1923) и др.

В середине 20-х гг. ЦК РКП (б) принял резолюцию «О политике партии в области художественной литературы», которая положила начало идеологизации литературы и искусства, закрепила над ними партийный контроль. Формально осудив действия РАППа, призывая к свободному соревнованию группировок и течений, в то же время рекомендовала писателям-попутчикам переходить на сторону коммунистической идеологии.

Всех деятелей культуры в этот период делили по одному принципу — их отношению к социалистической революции. Прогрессивным признавалось лишь творчество М. Горького (только ранние произведения), Д. Бедного, С. Серафимовича и отчасти В. Маяковского, В. Брюсова, А. Блока. Достижения тех, кто с 20-х гг. находился за рубежом, — И. Бунина, А. Куприна, Л. Андреева А. Ремизова, Б. Зайцева, К. Бальмонта, И. Северянина, М. Цветаевой и очень многих других — были отвергнуты. Не были удостоены достаточного внимания талантливые литераторы, оставшиеся на Родине, но по-своему воспринявшие революционные события: Ф. Сологуб, А. Белый, М. Волошин, А. Ахматова, С. Есенин и др.

В изобразительном искусстве продолжали поиски художники многочисленных направлений, школ и группировок: Ассоциация художников революционной России (АХР) — И. Бродский, С. Малютин, В. Мешков и др.; «Общество художников-станковистов» (ОСТ) — А. Дейнека, Д. Штеренберг, А. Лабас, Ю. Пименов и др.; «Общество художников «Четыре искусства» — П. Кузнецов, В. Фаворский, К. Петров-Водкин и др.; «Общество московских живописцев» — Р. Фальк, И. Машков, И. Грабарь и др.; «Мастера аналитического искусства» — Н. Евграфов, П. Кондратьев, И. Суворов и др.

Директором Государственного института художественной культуры (ГИНХУК) в Ленинграде стал К. Малевич. Институт художественной культуры (ИНХУК) в Москве находился под значительным влиянием идей В. Кандинского. Эти два художественных объединения сближали попытки осмыслить художественную практику, постичь ее законы и логику.

Своеобразным явлением было то, что в 20-е гг. относительно благоприятные условия для развития в изобразительном искусстве сложились для развития течений модернистского плана, куда трагичней была судьба художников старой школы реализма. Так, в нищите умер выдающийся живописец В.М. Васнецов. Материальные трудности и лишения испытывали и другие художники, ориентированные не ценности традиционной русской культуры.

В то же время необычайно популярным становится агитационно-массовое искусство. Основную роль в нем играли плакат, монументальные и агитационно-декоративные росписи, агитфарфор. В праздничном оформлении городов участвовали живописцы и графики Н.И. Альтман, И.И. Бродский, С.В. Герасимов, Б. М. Кустодиев, архитекторы А. А. и В.А. Веснины, Л.В. Руднев, скульптор Л.В. Шервуд и др. Петроградский фарфоровый завод выпускал фарфоровые тарелки с революционными лозунгами в сочетании с декоративными элементами и сюжетными изображениями.

Произведения искусства, собранные в Эрмитаже, Русском музее, Третьяковской галерее и в других сокровищницах культуры, стали достоянием широких народных масс. В стране были созданы новые музеи, постоянные и передвижные выставки (если до революции в России было 30 музеев, то в начале 20-х гг. — 310).


Сейчас читают про: