double arrow

Запрет обратной силы закона

Свидетельские иммунитеты.

Запрет повторного осуждения.

Этот общий принцип восходит еще к римскому праву. Действие этого принципа воспринимается КС весьма узко и формально. Так, если гражданин совершает какой-то противоправное деяние, то его одновременно могут привлечь к разным видам ответственности, и это не будет нарушением данного принципа. В этом случае рассмотрение принципа будет ограничено только одним видов юридической ответственности, т.е. только по одному юридическому основанию привлекать дважды к ответственности нельзя. В остальном этот принцип рассматривается в качестве достаточно универсального, в практике ЕСПЧ есть примеры того, что не привлекали дважды даже к дисциплинарной ответственности.

Право не свидетельствовать против себя и своих близких, круг которых определен законом. У нас про это право любят говорить, сравнивая его с положением дел в СССР. Сегодня это право защищает от государства. Когда в 2004 году перед КС была поставлена проблема о сокрытии с места совершения ДТП, КС сказал, что свидетельский иммунитет в данном случае не предполагает защиту от требований закона. О пределах принципа, наверное, можно спорить. Так, установлен перечень лиц, которые в силу своих доверительных отношений с гражданами также имеют свидетельский иммунитет (врачи, священники, адвокаты, депутаты).

Можно сформулировать как право гражданина – право не быть подвергнутым наказанию за то деяние, которое в момент его совершения не считалось противоправным. Этот запрет основан на более общем правовом принципе – принципе правовой определенности. Определенность тех последствий, которые у гражданина возникнут, и которые он должен отчетливо осознавать. Принцип, который закреплен в Конституции, заставляет задуматься о том, что есть обратная сила закона, и в каких случаях указанная норма должна применяться. Нужно сказать, что современная теория права для этого вопроса дает недостаточно четкий ответ. В отношении общего постулата можно сформулировать представление о том, что к правоотношениям, которые возникли до вступления в силу закона, его положения не должны применяться – это самое широкое и самое последовательное понимание принципа запрета обратной силы. Однако многие правоотношения носят характер длящийся, и потому трудно осознать, где начало и где конец у правоотношения. Можно привести пример из процессуальных правоотношений, когда обратная сила применяется только к процессуальным действиям, совершенным до вступления в силу закона, но не к процессуальным отношениям в целом. То же самое касается некоторых административных правоотношений, например, ситуация замены лицензирования на обязательное участие в СРО. С точки зрения правила о правовой определенности мы можем использовать принципы, которые выводил КС: гражданину в любом случае должны быть предоставлены условия для приспособления к новым условиям, срок на адаптацию.

Есть еще проблема соотношения регулятивных и охранительных правоотношений в части запрета обратной силы. В Конституции в качестве требования установлено, что обратная сила недопустима в отношении тех законов, которые ухудшают положение лица, а в отношении тех, которые улучшают положение, обратная сила не только допустима, но и обязательна. Изменение правил торговли будет ли считаться изменением ответственности? Практика нестабильна. Поэтому зачастую принцип толкуется очень узко и применяется только в отношении конкретных актов в отношении конкретного лица.

Частный случай применения обратной силы – введение нового налога – это всегда ухудшение положения лица.

4.8. Право на возмещение ущерба от незаконных действий государственных органов и должностных лиц.

По поводу этого права существуют различные мнения, особенно расходятся позиции цивилистов и специалистов по публичному праву. В деликтных обязательствах, в ГК действует принцип генерального деликта: если одно частное лицо причинило вред другому частному лицу, то этот вред априори противоправен и подлежит возмещению, если только не выполняются специальные условия, делающие причинение вреда допустимым. В частности, если вред причинен в рамках необходимой обороны. Цивилисты публично-правовую деятельность пытаются оценивать с той же самой позиции генерального деликта, пытаясь использовать те же самые критерии правомерности. И в представлении цивилистов, любой вред, причиненный государственными органами, подлежит возмещению. Это не соответствует 53 статье Конституции и смыслу, который ей придают в публичном праве, а также правовым позициям, высказанным КС. Логика публичного права: деятельность органов власти всегда связана с какими-то ограничениями для граждан. Соответственно, сама по себе эта деятельность неизбежно связана с причинением какого-то ущерба. Эта ситуация допустима, только если властный орган действует в пределах своих полномочий. И только если государственный орган начинает действовать за пределами своих полномочий, то только тогда его деятельность носит противоправный характер. Соответственно, для оценки условий возмещения вреда, причиненного органами публичной власти, принцип генерального деликта не применим. Органы правомерно причиняют вред, и этот вред не подлежит возмещению. С точки зрения конституционного смысла ст.53, есть 2 правовых условия, при которых государство обязано возместить причиненный вред: 1) действия органа должны быть оценены как противозаконные и неправомерные с точки зрения публичного права (т.е. должно быть принято решение о том, что конкретный акт власти принят с нарушениями); 2) только тогда возможно возмещение вреда.

…12.2011


Сейчас читают про: