double arrow

Политическая система советского типа

Типы политической системы

Типологии политических систем. В современном мире существуют многообразные политические системы. В зависимости от различных критериев предлагаются разные классификации.

В соответствии с цивилизационным подходом политические системы подразделяют на традиционные, модернизированные демократии и тоталитарные. По характеру взаимодействия с внешней средой выделяют открытые и закрытые политические системы. Открытые системы активно обмениваются ресурсами с внешним миром, способны воспринимать ценности других стран. Закрытые политические системы характеризуются ограниченными контактами с внешней средой, не воспринимают иные системы ценностей.

Г. Алмонд в соответствии с доминирующим типом политической культуры выделил англо-американскую, континентально-европейскую, доиндустриальную и частично индустриальную, тоталитарную.

Ж. Блондель предложил в качестве критерия классификации политических систем рассматривать содержание и формы управления. В соответствии с этим он выдели пять основных типов: либеральные демократии, коммунистические (авторитарно-радикальные), традиционные, популистские, авторитарно-консервативные.

С.Н. Айзенштадт рассматривает шесть типов политической системы: примитивные системы, патримониальные империи, кочевые или завоевательные империи, феодальные системы, централизованные бюрократические империи и современные системы. Современные, в свою очередь, подразделяются на демократические, автократические, тоталитарные.

Также не менее известна классификация систем на открытые (с динамичной структурой, широкими взаимосвязями со средой) и закрытые (с жестко фиксированной структурой, с предельно ограниченными связями со средой). Типичным примером закрытых политических систем были системы в бывшем СССР и современном Китае.

Широко распространена классификация политических систем, различаемых в зависимости от типа политического режима. Политический режим – это совокупность способов и методов осуществления власти, отражающих реальное состояние прав и свобод граждан в обществе. В этом отношении выделяют три основных типа политической системы: тоталитарную, авторитарную, демократическую.

Развитие политической системы в СССР прошло несколько этапов.

Первый этап – 1917-1953 гг., когда политическую систему советского государства можно охарактеризовать как тоталитарную (коммунистическая разновидность). Для неё характерно:

1. Наличие развернутой идеологической доктрины, которая охватывает все жизненно важные стороны человеческого бытия, которая стремится ответить на все потенциально возникающие у членов общества вопросы и которой предположительно придерживаются все, живущие л данном обществе. Эта идеология ориентирует общество на некое конечное совершенное состояние – коммунизм. Иначе говоря, она содержит в себе призыв, основанный на категорическом неприятии существующего общества и стремлении завоевать мир ради построения нового общества. "Образ врага" всегда выступает важнейшим компонентом тоталитарной идеологии, позволяющим режиму сплотить общество перед угрозой как со стороны вредителей и диверсантов внутри общества, так и со стороны враждебного внешнего окружения.

2. Единственная массовая партия, как правило, ( коммунистическая партия) возглавляемая одним человеком, лидером харизматического склада и вбирающая в себя относительно небольшую часть населения (до 10 %); партия, чье ядро страстно и непоколебимо предано идеологии и готово всемерно способствовать ее широкому распространению; партия, которая организована по иерархическому, олигархическому принципу и, как правило, либо стоит над бюрократической государственной организацией, либо полностью слита с нею.

3. Система террористического полицейского контроля, поддерживающего партию, и одновременно осуществляющего надзор над ней самой в интересах ее вождей. Такая система может быть направлена не только против "врагов" режима, но и против произвольно выбираемых классов населения, причем террор служб безопасности систематически использует современную науку, в особенности, психологию.

4. Технологически обусловленный и почти всеобъемлющий контроль партии и се преданных кадров над всеми средствами массовой коммуникации и информации — прессой, радио, кино.

5. Аналогичный, технологически обусловленный и почти полный контроль над всеми вооруженными силами.

6. Централизованный контроль над всей экономикой и руководство ею посредством бюрократической координации се ранее независимых составных частей; этот контроль, как правило, распространяется также на большинство других общественных организаций и групп.

Второй этап – 1953 -1985 гг. можно назвать авторитарным. Несколько иначе обстоит дело в условиях посттоталитарных режимов. Перед этими режимами не встает проблема формирования новых институтов, которые бы качественно отличались от их предшественника. Посттоталитарные режимы всячески подчеркивают свою преемственность и близость с давшими им рождение тоталитарными режимами. Однако проблема институциализации существует здесь не менее, а порой в еще более острой форме, ибо все, на чем держался прежний режим, либо вообще отказывается функционировать, либо функционирует плохо, неохотно, выставляя наружу пороки режима и делая их посмешищем. В известном смысле, посттоталитарный режим является, по сравнению с тоталитарным, режимом лицемерия. Не обладая источниками доверия тоталитаризма, посттоталитаризм пытается насколько это возможно использовать авторитет своего гигантского собрата-предшественника, спрятаться за его спиной, либо декларируя в основном те же самые цели и намерения, либо лишь поверхностно модернизируя их. Однако результаты такого лицедейства, как правило, весьма плачевны. Наиболее характерный пример посттоталитаризма — политический режим, возникший в СССР после смерти Сталина. Мы не хотели бы здесь вдаваться в обсуждение всех тех аргументов, которые нередко приводятся исследователями в доказательство (или в опровержение) новой природы режима, возникшего с уходом в мир иной "вождя всех времен и народов". Но если важнейшей характеристикой авторитаризма полагать появление в нем условий для функционирования различных центров власти, если допустить возникновение в условиях постсталинского режима различных элитных группировок и групп интересов, то с этой точки зрения режим придется признать скорее авторитарным, нежели тоталитарным по своей природе. Различия элит и наличие групп интересов не было институциализировано этим режимом, однако и прежние институты в их ослабленном, одряхлевшем виде предоставляли немалые возможности для артикуляции и постепенной консолидации новой структуры интересов. Политические институты сталинизма, приспособленные к нуждам харизматического вождя, в новых, послесталинских условиях наполнились качественно иным, нереволюционным содержанием. Они функционировали скорее по традиции, да и сам авторитет Генерального Секретаря и партии воспринимался скорее как традиционный, чем как харизматический. Идеология эволюционировала в ослабленный миф, выборы из места демонстрации массового ликования в поддержку режима превратились в посмешище. Источник власти режима утратил первоначальную ясность, определенность очертаний, приобретя взамен угрожающую самой власти множественность.


Сейчас читают про: