double arrow

В-третьих, решение проблемы власти на местах путём системы наследственных уделов


Маржинализм и формирование неоклассической концепции.

В течение последних 30 лет 19 столетия классическую политэкономию сменила маржинальная экономическая теория. По-английски термин фиксируется: marginal utilitu (marginal – крайний, граничный; utilitu – полезность). Маржинализм связан в первую очередь с введением и систематическим использованием понятия предельная полезность, понятия, на основе которого выявляются рыночные цены товаров. В отличие от классиков, представителей нового направления интересовали не объективные закономерности, а поведение отдельного субъекта. В основу анализа они клали не процесс производства (предложения) благ, а формирование спроса, исследование полезности товаров и услуг. В отличие от классиков, стремившихся выявить причины экономических процессов, наиболее типичные, качественные моменты применительно к длительному периоду, новое направление интересовали в первую очередь функциональные взаимосвязи, количественные оценки, колебания и изменения экономической ситуации на рынке.

В литературе существует точка зрения, будто теория предельной полезности является «буржуазным ответом на марксизм». В этом плане следует указать на контраргументы, проводимые в литературе. Это, во-первых, достаточно поздний перевод на английский язык первого тома «Капитала» К. Маркса, то к этому времени – 1887 году – труды английских маржиналистов были уже изданы. То же самое относится и к авторам других стран, издавшим свои труды не зная произведения К. Маркса, которое он готовил в Англии. Маржинализм был не столько реакцией на классическую политэкономию (включая марксизм), сколько стремлением избежать недочетов «классики» в условиях развивающихся естественно-математических и общественных наук. Теория А. Смита – Д. Рикардо (а также и К.Маркса) исходила из того, что стоимость товаров определяется количеством труда, зтраченного на их производство, а рыночная цена может колебаться в зависимости спроса. Но что лежит в основе спроса? Необходимо объяснить как формируется спрос, от чего зависит поведение покупателей, чем руководствуется они при выборе альтернативных решений. Именно эту проблему выдвинули в центр внимания и попытались найти её решения маржиналисты.




Маржинализм исходит из того, что в принятии экономических решений ключевое значение приобретает предельная полезность (предельная единица, предельная производительность, предельных доход и так далее). Маржиналисты переключили внимание с процесса производства на потребление. Экономические процессы стали рассматриваться с учётом индивидуальных предпочтений потребителей. С этой позиции основоположников маржинализма принято называть субъективным направление в политэкономии.



Кроме включения в экономические отношения субъективного фактора (индивидуальных предпочтений покупателя) отличительной чертой маржинаизма является широкое использование математического аппарата и соответствующего метода анализа. В итоге произошло изменение предмета познания и метода исследования.

Переоценку устоявшихся почти за двухсотлетнюю историю положений «классической школы», произошедшую в последней трети 19 столетия, в экономической литературе подчас характеризует как «маржинальную революцию». Начало развитию маржинализма положили австрийский экономист Карл Менгер (1840-1921), англичанин Уильям Стенли Джевонс (1835-1882), уроженец Франции швейцарский экономист Леон Вальрас (1834-1910).

Применительно, что основоположники маржинализма жили в разных странах с различными экономическими традициями и социально-экономическими условиями, а разрабатывали практически в одно и то же время одни и те же проблемы. всех их объединяет математических метод исследования. В отличие от «классиков» представители маржинальной теории широко применяли математические методы, в том числе дифференциальные уравнения (исчисления). Причем математика для маржиналистов необходима не только для анализа предельных экономических показателей, но и для обоснования принятия оптимальных решений при выборе наилучшего варианта из возможного числа состояний и гипотез.



И наконец, ещё один отличительный признак маржинализма. Сосредоточив внимание на индивидуальных предпочтениях покупателя, дополнив объективный фактор (производство товаров для получения прибыли) субъективным (поведением покупателя), маржиналисты по сути дела завершили системный подход, поставив в центр внимания интересы фирмы. В итоге произошел переход от макроэкономики к микроэкономике. Все эти изменения и отличии название «маржинальной революции».

Необходимо подчеркнуть, что факт начала «маржинальной революции» едва ли кем был замечен. А о том что они уже свершилось, впервые провозгласил в 1886 году Л. Вальрас. Он исходил из выдвинутых им идей анализа предельных экономических величин и имел претензии на первенство в решении этих проблем. Но поскольку в пределах трех лет, то есть с 1871 по 1874 год включительно работы подобной направленности были опубликованы та же У. Джевонсом и К. Менгером, между этими тремя экономистами началась казалось бы неразрешимая тяжба о научном приоритете. Однако в 1878 годы её неожиданно прервал английский профессор Адамсон, случайно обнаруживший в Британском музее книгу тогда никому неизвестного немецкого автора Г. Госсена, изданную гораздо раньше (1854г.) и сдержавшую изложение принципов предельного анализа.

Между тем выяснилось, что среди предшественников маржинализма – первооткрывалей категории «предельная полезность», используемой для анализа поведения потребителей, а также и пионеров математического анализа функциональных зависимостей для выявления равновесия в хозяйственной ситсеме, было сразу несколько авторов. Ими оказались наряду с Г. Госсеном ещё один немецкий автор И. фон Тюнен, два французских исследователя – Ж. Дюпю и О. Курно.

Г. Госсена (1810-1858) в литературе принято называть предшественником австрийской школы маржинализма. В современной экономической литературе его главные теоретические достижения принято характеризовать обычно как первый и второй «законы Госсена». Согласно первому «закону» с увеличением наличия данного блага предельная полезность блага уменьшается, а в соответствии со вторым «законом» оптимальная структура потребления (спроса) достигается при равенстве предельных полезностей всех благ.

Другим предшественником «маржинальной революции «является прусский юнкер (помещик) И. фон Тюнен(1783-1850). В 1826 году он написал книгу «Изолированное государство в его отношении к сельскому хозяйству и национальной экономии». Второй том книги вышел (уже посмертно) в 1850 году, третий – в 1863. Тюнен построил совершенно условную модель государственного хозяйства. Его «изолированное государство» имеет территорию в форме круга, в центре которого расположен единственный Город. Вся остальная территория занята сельскохозяйственными угодьями, причем почва везде имеет одинаковую плодородность. Весь рынок сбыта для сельхозпродукции сосредоточен в Городе. Вокруг него концентрическими кругами располагаются фермы. Все нужные им промышленные изделия фермеры получают из Города. Таким образом, Тюнен построил искусственную модель, в которой невозможны комбинации различных факторов, влияющих на формирование цен и доходов. Остался единственный фактор – расстояние от фермы до Города.

Поскольку зерно, производимое на землях маргинального (крайнего)круга находит покупателя, постольку ясно, что именно такая величина издержек отвечает цене зерна на рынке Города. Все фермы государства продают свое зерно по этой цене. На всех фермах, следовательно, которые расположены ближе к Городу, чем крайний круг, после вычета из цены заработной платы и прибыли остается рентный остаток. Чем короче радиус данного круга, тем выше рента, и наоборот. На крайнем же круге рента равна нулю.

Такой же ход мысли напоминает теорию ренты Д. Рикардо. Только вместо различия по плодородности земли у Тюнена фигурирует различие по расстоянию перевозки. В литературе подчас высказывается мнение будто К. Марксу – уже автору нашумевшего первого тома «Капитала» – один из друзей прислал из Германии книгу Тюнина, которого, наконец, «открыли», Возвращения книгу, К. Маркс отозвался в том смысле, что не следовало столько трудиться, чтобы заново открыть Рикардову теорию ренты. На другие положения К.Маркс не обратил внимание. Возможно это и так К. Маркса не интересовали иные проблемы. Но Тюнен не заканчивает рентой. Далее он рассматривает предельную производительность живого труда и предельную производительность капитала.

Тюнен задается вопросом о том, при каком доходе рабочего прибыль на капитал становится максимальной. (в скобках заметим, что в «изолированном государстве» Тюнена существуют свободные земли и рабочий, при определенном накоплении капитала, может заняться собственным производством). Применение аппарата дифференциального исчисления показывает, что максимум прибыли ищется путем последовательности малых приращений дохода. Все другие величины считаются постоянными. Искомому решению отвечает предельная отдача труда рабочего или, точнее, предельная производительность живого труда.

Потом Тюнен выясняет, при каком капитале фермера его прибыль достигает максимума. И опять же остальные параметры считаются постоянными. В этом плане высвечивается предельная оценка капитала. Стала быть, во втором случае максимальной прибыли соответствует предельная производительность капитала. Все эти названия появились позже, но Тюнен подводил именно к этому.

Результат, к которому пришел Тюнен, был заново открыт спустя много десятилетий. В современных терминалах это звучит так: максимум чистого дохода достигается тогда, когда предельная стоимость отдачи каждого фактора равна его предельному расходу.

Замечательным предшественником маржинализма помимо перечисленных выступает доктор математических наук Парижского университета Антуан Курно (1801-1877), сочетавший профессиональные исследования по теории вероятностей с глубоким интересом к проблемам экономики. В 1838 году вышла его работа «Математические основы теории богатства», которая в силу своей новизны осталась незамеченной современниками.

Курно интересует не поведение экономики в целом (не макроэкономика), а поведение отдельных фирм, производящих товары и сбывающих их на рынке (микроэкономика). В построенной им экономической модели цены диктуют покупатели, а продавцы приспосабливают предложение (выпуск продукции) к спросу при различных ценах. Курно пишет ответ на вопрос: при каких условиях прибыль от продажи товаров достигает максимума, если число продавцов равно «n», с помощью математики выстраивают кривую спроса. Построив функцию спроса, отрицательно зависящую от цены, он вводит понятие «эластичность спроса» переоткрытое позже неоклассиками.

Кратко изложив позиции предшественников «маржинальной революции», рассмотрим подобное учение тех, кого принято называть основоположниками маржинализма. К указанному направлению обычно относят три школы экономической мысли: австрийскую, лазанскую и англо-американскую.

Основоположником австрийской школы являются Карл Менгер (1840-1921) – один из первых разработчиков теории полезности материальных благ. Примечательно, что в главной своей работе, изданной в 1871 году «Основания политической экономии» К. Менгер полемизирует с представителями немецкой исторической школы, но ему неизвестны публикации Г. Госсена и Г. Тюнна. В отличие от «классиков» и представителей исторической школы, исходивших из трудовой теории стоимости, определяющей рыночную цену, К. Менгер искал иные причины. Человеческие потребности, считал он, вот откуда начинается цепочка экономических причин и следствий.

Организм человека должен приспосабливаться к окружающей среде. В состоянии полной приспособленности достигается равновесие. Когда чего-то не хватает, равновесие нарушается. Возникает потребность его восстановить. Потребности, считает К. Менгер – это неудовлетворенные желания и стремления.

Определенные вещи могут помочь удовлетворению человеческих потребностей. Эти вещи поступаю порциями. Получение первых порций ещё не удовлетворяет всю потребность, но ослабляет её «конечную интенсивность». По мере поступления новых порций потрбность так или иначе насыщается. Так К. Менгер приходить к принципу убывающей предельной полезности.

Полезность, по К. Менгеру (и другим маржиналистам) – это то, что люди приписывают благам в зависимости от соотношения между объемом предложения и степенью удовлетворения потребностей. Каждая дополнительная единица данного блага получает поэтому все меньшую и меньшую стоимость.

Вместе с тем один из достоинств в творчестве К. Менгера, в том числе и в части поиска новых аспектов в предмете изучения экономической науки, явилось углубленное исследование экономических проблем на уровне отдельных хозяйствующих субъектов. Правда следует признать, что достоинства енгеровского анализа в его «Основах политической экономии». Не нашли должного признания при его жизни. На русский язык основной труд К. Менгера был переведен только в 1903 году, а на английский, считавшийся в экономической литературе международным, лишь через 80 лет.

В предметно-методологическом плане главным инструментарием К. Менгера являются микроэкономический анализ, позволивший противопоставить учению «классиков», рассматривавших отношение между классами в пределах страны, анализ экономических отношений и показателей на уровне хозяйствующего субъекта. Далее, в отличие от «классиков» К. менгер считает первичной не сферу производства, а сферу обращения, то есть потребление и спрос. Вместе с тем, как и «классики» К. Менгер в центр внимания ставит категорию стоимости, с той только разницей, что последняя, согласно его точки зрения, должна определяться хотя и по причинно - следственному (каузальному) принципу, но не в связи с измерением затрат труда (или издержек производства), а в связи с субъективной характеристикой – предельной полезностью товаров. И, наконец, подобно классикам и в отличие от других маржиналистов К. Менгер ещё не применяет в экономическом анализе средств математики и геометрических иллюстраций.

Все это направило научные поиски К. Менгера совершенно не по проторенному пути, что видно из проблематики «Основ политической экономии», где уже с первой главы речь идёт о делении экономических благ на порядки и обосновывается принцип дополнительности производительных благ. Далее К. Менгер приступает к обоснованию теории стоимости.

Стоимость, в трактовке К. Менгера – это «суждении, которое хозяйствующие люди имеют о значении находящихся в их распоряжении благ для поддержания их жизни и их благосостояния, и потому вне их сознания не существует». И далее: стоимость «субъективна не только по своему существу, но и по своей мере». Таким образом, автор «Оснований политической экономии» посягнул на святая святых классической политэкономии – трудовую теорию стоимости.

Для обоснования этого положения К. Менгер все блага, удовлетворяющие потребности людей, разделяет на блага первого последующих порядков. Непосредственное удовлетворение потребностей человека обеспечивается распоряжением блага первого порядка, а обладание благами второго, третьего и более отдаленных порядков требуется для того, чтобы опосредованным образом их можно было бы применить к процессу удовлетворения потребностей всех людей.

Блага последующих (отдаленных) порядков рассматриваются К. Менгером в качестве неизбежной предпосылки экономического производства других благ. К числу последующих благ он относит не только совокупность сырых материалов, труд, используемые участки земли, машины, инструменты и прочее, но и «пользование капиталом и деятельность предпринимателя». Далее следует серьёзное замечание ученого о том, что блага последующих порядков могут произвести определенное количества благ первого порядка, находясь в самых разнообразных количественных отношениях друг к другу.

По словам К. Менгера всякий экономический обмен благ для обменивающихся индивидов означает присоединение к данному имуществу нового имущественного объекта, и поэтому обмен можно сравнивать в хозяйственном смысле с продуктивностью промышленной и сельскохозяйственной деятельности. Стоимость обменивающихся благ, подчеркивает К. Менгер, зависит не от количества затраченного труда на их производство, и не от издержек производства, а от насыщения благами непосредственного поребителя.

Идеи К. Менгера получили дальнейшее развитие в трудах Фридриха фон Визера (1851-1826), который в течение 42 лет воплощал их в жизнь с профессорской кафедры сначала в Праге, а затем в Венском университете, где он сменил К. менгера. Ф. Визер продолжил разработку субъективной теории стоимости. Вместе с тем, в отличие от К. Менгера в центре внимания Ф. Визера не индивидуальное хозяйство, а народное хозяйство в целом. Принцип предельной полезности он распространил на анализ категории издержек. Согласно Ф. Визеру стоимость издержек определяется не суммой, уплачиваемой за факторы производства (рабочую силу, капитал, землю), а полезностью самих факторов.

Ф. Визер исходит из того, что стоимость издержек определяется не ценами, уплачиваемыми за факторы производства (рабочую силу, капитал, землю), а полезностью факторов. Издержки, по Ф. Визеру, зависят от альтернативных возможностей, от которых приходиться отказываться, чтобы достичь желаемого эффекта. Отказ альтернативного использования должен быть, согласно его мнению, компенсирован.

Однако следует подчеркнуть, что отказ от альтернативного использования факторов производства у Ф. Визера – скорее абстракция, чем реальное действие. Это видно из примера: «Рабочий предлагает трудовые услуги, отказываясь от отдыха». Но такая абстракция может в некоторой степени объяснить исходные основы производства товаров, удовлетворяющих потребности. Стоимость одного блага есть действительно недополучение полезности другого, ибо ресурсы всегда ограничены.

Теория издержек Ф. Визера – это теория вменения. (в скобках заметим, что это понятие можно трактовать как «перенесение» благ последующих порядков на блага первого порядка с позиции полезности). Являясь актом распределения доходов по факторам, вменение как токовые есть не что иное, как акт исчисления полезности. Но факторы участвуют в производственном процессе не изолировано не как сами по себе, а во взаимодействии. В теории вменения законы исчисления полезности исследуются в условиях, когда средства производства выполняют свои функции во взаимодействии.

Так Ф. Визер вводит в оборот термин «комплементарность». Производительные средства являются комплементарными и ни один из факторов – ни капитал, ни земля, ни труд – не создает доходов, будучи представлен самому себе. В практике хозяйствования приходится постоянно решать, какова доля каждого фактора в создании продукта, что дает фирме каждый рабочий, что дает каждая машина, что дает каждое новое вложение.

Завершает австрийскую школу учение Евгения Бм- Беверка (1851-1914). В отличие от своих предшественников Бем-Беверк исходит из того, что существует только два элементарных фактора – земля и труд.

А капитал – это производный (вторичный) фактор, который только связывает (согласует) производные факторы. Капитал, согласно его точки зрения, создается трудом и природой и возникает в связи с «окольным процессом производства» потребительских благ – машин, оборудования, средств производства, включая землю. «Окольные» методы превосходят по производительности прямые. И в этом заслуга капитала. Отсюда делается вывод: капитал обладает собственной производительностью. И это главный вывод в теории капитала Бен-Беверка.

Далее он указывает на активный способ (с позиции субъекта) определения суммарной полезности и приводит абстрактый пример, ставший в буквальном смысле слова хрестоматийным. Бен-Беверк берет изолированного от остального мира поселенца и рассматривает как он рассчитывает употребить запас собранного им со своего поля хлеба в количестве пяти мешков. Расчет поселенца таков: первый мешок ему необходим, чтобы не умереть с голода до следующей жатвы; второй – чтобы улучшить свое питание настолько, чтобы сохранить свое здоровье и силы; третий – чтобы к хлебной пище прибавить несколько мясной (он предназначает его для откармливания птицы); четвертый – должен пойти для приготовления хлебной водки; пятый – чтобы употребить его на корм нескольких штук попугаев, болтовню которых ему нравится слушать.

Резюме Бен-Беверка по этому примеру почти такое же как у его учителя К. Менгера, – чем больше в наличии однородных материальных благ, тем меньше «при прочих равных условиях» стоимость отдельной единицы, и наоборот. Но важно при этом уточнение автора о том, что обладание пятью мешками не означает возможность удовлетворить сумму равнозначных потребностей, поскольку «удовольствие держать попугаев + употребление хлебной водки + употребление мясной пищи + сохранение здоровья + поддержание жизни - сумма не в пять раз, а бесконечно больше удовольствия держать попугает».

Между тем ода из главных задач, поставленная Бен-Беверком, сводиться к стремлению обосновать «закон величины стоимости». Для её решения обозначена нематематическая «простейшая формула» в следующей трактовке автора: «Стоимость вещи измеряется величиной предельной пользы этой вещи». В соответствии с обозначенной «простейшей формулой» возможно, по мнению ученого, полагать, что величина стоимости материального блага определяется важностью конкретной (или частной) потребности, занимающей последнее место в ряду потребностей, удовлетворяемых имеющимся запасом материальных благ данного рода. Поэтому основой стоимости, заключает Бен-Беверк, служит не наибольшая или средняя, а наименьшая польза, позволяющая в конкретных хозяйственных условиях употреблять эту вещь рациональным образом. «Мы принимаем, – заключает автор, – за мерило стоимости наименьшую пользу, ради получения которой представляется ещё выгодным с хозяйственной точки зрения употреблять данную вещь».

В заключении отметим что капитал, как было отмечено раньше, согласно Бен-Бевеку – это промежуточный продукт, созданный трудом и природой ради повышения продуктивности производства. Такой подход вывел на путь трактовки капитала как производительного фактора, что явилось условием дальнейшего развития экономической теории –неоклассиками.

Видным представителем маржинализма выступает Леон Вальрас (1834-1910), уроженец Франции, математик по образованию. Его интерес к экономической теории проявился благодаря отцу, который обратил внимание сына на работы О. Курно. В этом также причина отражения в интересовавшей Л. Вальраса политической экономии средств математического «языка».

В 1870 году он принял предложение из Швейцарии о работе на вновь открытой в Лазанском университете кафедре политической экономии, на которой занимал должность профессора. В 1874 году вышел основной труд Л. Вальраса «Элементы чистой политической экономии», который и позволяет отнести его к числу маржиналистов первой волны. Вместе с тем Л. Вальрас не ограничился характеристикой предельной полезности (считая её основой стоимости товаров), формулировкой понятия «функция спроса» и других понятий. Он впервые попытался применить математическую модель для выявления проблем существования равновесия экономической системы и придания этой системе стабильности. Но в отличие от моделей рыночного равновесия модель Л. Вальраса характеризует не частное, а общее экономическое равновесие симметричных рынков. Поэтому Л. Вальраса по праву считает основоположником современного макроэкономического моделирования. Кроме того, наличие единомышленников и продолжателей его учения превратило имя Л. Вальраса в основоположника «лазанской школы» маржинализма.

Разработанная Л. Вальрасом модель общего жэкономического равновесия отражает взаимосвязь рынков в готовой продукции и рынков факторов производтсва в условиях рыночного механизма хозяйствования с совершенной конкуренцией, приводящей к единственному равновесию множеств рынков. Она позволяет понять, что определение цен на производимые для рына продукты и цен факторов производства может быть только одновременным, а не поочередным в том или ином порядке, что частично равновесие на определенном количестве рынков не гарантирует общего равновесия для всей экономики с данным количеством рынков.

Следуя системному методу исчислений Л. Вальрас показывает, что равновесная цена устанавливается в точке равновесия между полезностью товара и издержками его производства. Цена выступает в качестве регулятора пропорций обмена. Она обеспечивает сочетание степени полезности потребительной стоимости с уровнем затрат. Для покупателя цена выступает в качестве критерия полезности данного товара в сравнении с полезностью других товаров. Для продавца полезность цены определяются соотношением выручки и затрат, потребных для производства товара.

Ранее считалось, что цены равновесия складываются разновременно и изолированно на каждом рынке Л.Вальрас обосновывает принцип взаимосвязанности цен не только на товарном рынке, но и фактически на всех рынках. Сегодня собственники и факторов производства (земли, труда, капитала) продают их предпринимателям, выступающих в роли покупателей. Назавтра предприниматели продают, а собственники факторов производства приобретают потребительские товары. Все расходы производителей товаров превращаются в доход домохозяйств, а все расходы домохозяйств – в доходы производителей (фирм).

Основными выводами, вытекающими из модели Л. Вальраса можно свести к следующим утверждениям. Основополагающий из них сводится к обоснованию взаимосвязи и взаимозависимости всех цен как регулирующего инструмента, причем не только на рынке товаров, но и на всех рынках. Причем цены на потребительские товары устанавливаются во взаимосвязи и взаимодействии с ценами на факторы производства, цены на рабочую силу – с учетом и под влиянием цен на продукты и так далее. Рациональные цены устанавливаются в результате взаимосвязи всех рынков (рынков товаров, труда, денежных рынков, рынков ценных бумаг).

Теоретическая модель Л. Вальраса послужила основой дальнейшего развития важнейших разделов экономической науки, опирающихся на обоснование социально-экономических отношений и взаимосвязей. Теория Л. Вальраса выдвинула на повестку дня изучение составляющих экономического взаимодействия, пропорций между важнейшими аспектами и рынками в статике и динамике, выявление предпосылок и методов преодоления возникающих нарушений.

Модель Л. Вальраса, выдвинутые им положения уточнялись совершенствовались другими экономистами. Большой вклад в дальнейшее развитие этого направления внес коллега Л. Вальраса по Лазанскому университету итальянский экономист ВильфредоТарето (1848-1923). Окончив политический университет, получив инженерное образование он активно продвигался по службе и достиг карьеры главного управляющего металлургических заводов Италии. Круг его научных интересов резко расширился после знакомства с работами О. Курно, Ф. Джоурта и Л. Вальрас,предложив ему в 1892 году занять вместо себя кафедру политической экономии в Лазанском университете. Здесь появились его крупные публикации «Курс политической экономии» (1898), «Учение политэкономии» (1906), «Трактат по общей социологии» (1916).

Развивая теорию Л. Вальраса В. Парето разработал исходные положения, на которых строится теория благосостояния. Поясним: теория благосостояния – это теория экономического оптимума. Её задача – оптимальное распределение экономических ресурсов и производимых благ, поиск оптимальных решений в интересах обеспечения эффективности экономической деятельности.

Опираясь на функциональный подход к исследованию экономических отношений В. Парето преодолели присущей Л. Вальрасу субъективизм, что позволило ему отказаться от полезности (потребности) как единственной причины обмена и перейти к характеристике экономической системы в целом, где спрос (потребление) и предложение (производство) рассматриваются как элементы равновесия в экономике. При этом придерживаясь «чистой» эономической теории, В. Парето отрицает обусловленность неравенства доходов проблемой их распределения между классами. Так, в работе «Социалистические системы» (1902) он писал: «Проблема роста благосостояния бедных классов скорее проблема производства и сохранения богатства, чем распределения. Наиболее верное средство улучшения положения бедных классов – сделать так, чтобы богатство росло быстрее населения».

Экономисты Лазанской школы внесли существенный вклад в создание основ неоклассической экономической теории. Идея равновесности конкурентной экономики является одним из узловых (предложенный впоследствии А. Маршаллом) получил развитие в теории общего равновесия при котором все цены и выпуски взаимосвязаны и определяются одновременно.

Третьим экономистом, которых принято называть основоположниками «маржинальной революции», является Уильям Стенли Джевонс (1835-1882). В отличии от К. Менгера и Л. Вальраса, основавших на кафедрах университетов Вены и Лазаны «школы, которые включили их ближайших последователей», У. Джевонс не создал школы, хотя и преподавал в Мончестерском и Лондонском университетах. Вместе с тем следует заметить, что К. Менгер и Л. Вальрас не знали трудов своих предшественников (Тюнена и Курно), в то время как У. Джевонс мог опираться на утилитаристскую философию И. Бентама, который считал удовольствие и страдание в качестве факторов, которые управляют человеческой жизнью. Эти факторы У. Джевонс «перенес на труд, на процесс производства, с которым связывал теорию полезности и теорию обмена товаров. Основные положения экономической теории У. Джевонс изложил в книге под названием «Теория политической экономии» (1871), выход которой одновременно с основными трудами К. Менгера и Л. Вальраса ознаменовал начало качественного преобразования экономической теории.

Специфику своего подхода к экономической теории У. Джевонс формулирует так: «Наша наука должен быть математической хотя бы потому, что имеет дело с количествам».хотя экономические зависимости можно описать словами, но математический язык более точен и иначе воспринимается. Чтобы экономическая наука действительно стала точной, она нуждается в расширении и совершенствовании статистических данных, которые позволяет дать формулам количественную определенность. Свою же теорию У. Джевонс характеризует как «механику полезности и собственного интереса».

Приступая к изложению теории полезности У. Джевонс не утверждает, что основной проблемой экономической науки (economics) «является максимизация удовольствия». Термин же «полезность» означает абстрактное свойство объекта (товара) соответствовать нашим целям, то есть «все, что доставляет нам удовольствие или избавляет от страданий, может обладать полезность».

Экономистов, утверждает У. Джевонс, всегда интересует полезность последнего приращения блага (все равно – потребленного или только намеченного к употреблению), которую он назвал «последней степенью полезности». Последняя степень полезности имеет тенденцию убывать с ростом количества блага. У. Джевонс не утверждает, что он открыл этот «великий принцип» (позднее названный первым законом Госена, труды которого он в то время ещё не читал), но отмечает, что го предшественникам не удавалось ясная формулировка. Следует заметить, что, оворя о последней степени полезности У. Джевонс всегда подразумевает очень малое или бесконечно малое приращение блага, при этом бесконечное приращение относится не к одному индивиду, а к потреблению всей нации в целом. Причем, оптимальное потребление благ распределено по времени и удовлетворяется порциями. В рамках этой ситуации У. Джевонс рассматривает проблему обмена.

Из теории полезности У. Джевонс выводит теорию обмена, которая одновременно является теорией стоимости. (В скобках заметим, что в теории маржинализма понятия «стоимость» и «цена» тождественны и обусловлены убывающей полезностью товаров, в то время как у «классиков» и в марксизме цена – денежное выражение стоимости, обусловленной количеством затраченного труда). Указывая на неоднозначность понятия «стоимость», под которой было принято понимать потребительскую, и меновую стоимость У. Джевонс предпочитает свести это понятие только к последней, то есть к пропорции обмена одного блага на другое. Эта меновая пропорция на свободном рынке, должна быть в данный момент единой для данного однородного блага.

Торг на рынке ведут так называемые торгующие стороны, которыми могут быть индивиды, группы лиц данной профессии (фермеры, мельники) и даже население целых стран и континентов. Понятие торгующих сторон потребовалось У. Джевонсу для того, чтобы его теорию индивидуального обмена, основанную на теории предельной полезности, можно было распространить на реальные рынки, где действуют множество продавцов и покупателей. Однако, как вскоре показал другой экономист (Джоурт), это рассуждение некорректно потому, что понятие средней предельной полезности блага для группы лиц зависит от распределения блага между ними до и после обмена. Таким образом У. Джевонсу их удалось вывести рыночную меновую стоимость блага из его предельной полезности.

Итак, меновая стоимость (цена товаров) у Джевонса определяется исключительно их предельными полезностями. Издержки не принимают в этом процессе прямого участия. Они лишь косвенно влияют на обмен предложения благ, от которых зависит их предельная полезность. У. Джевонс формулирует эту цепочку так:

Издержки производства определяют предложение предложение определяет последнюю степень полезности последняя степень полезности определяет стоимость (рыночную цену) товаров.

Эта цепочка «растянута» во времени: когда приходит пора определять стоимость, предложение уже определено на предыдущем этапе и зафиксировано. Таким образом, спрос и предложение не определяют стоимость одновременно.

В заключении темы следует заметить, что теоретические рассуждения маржиналистов основан на математических исчислениях и дополняются графиками, которые здесь опущены. Центральная их проблема – теория предельных величин послужила одним из исходных пунктов для последующей разработки положений и категорий, вошедших в арсенал экономической науки. Она способствовала созданию потребления, явилась одним из отправных параметров современной теории цен, анализа взаимной связи спроса и предложения, оценки эффективности, оптимизации производственных факторов.


Сущность системы сводилась к тому, что вся гигантская периферия Чжоу, т. е. та часть заселенной различными племенами территории, которая не примыкала к обеим столицам, но считалась находившейся под непосредственным политическим контролем чжоусцев, делилась на уделы, предоставлявшиеся в наследственное владение и управление родственникам и приближенным правителя.

Пережившие процесс внутренней консолидации уделы, особенно сравнительно отдаленные от столиц и потому более независимые от центра, понемногу укреплялись Правители их чувствовали себя полными хозяевами в своих уделах. Их подданные единодушно воспринимали своего удельного правителя как естественного и единственно возможного вождя. Внутренние связи; в уделах
усиливались за счет разраставшихся семейно-клановых уз.

Первым признаком того, что некоторые из уделов в состоянии уже потягаться с самим чжоуским ваном, было выступление правителя одного из уделов, Э-хоу. Хотя мятеж Э-хоу был подавлен, сигнал оказался тревожным.